«Я хотел разорвать шаблон представления о Шевченко», – режиссер о фильме «Тарас. Возвращение»

Мы видим Шевченко родным и близким, хотим и стремимся его свободы.

2 апреля в украинский прокат выходит лента «Тарас. Возвращение», который должен разорвать шаблонное представление о Шевченко.

Tvoemisto.tv расспросило режиссера фильма Александра Денисенко о создании кинокартины и о образ поэта в ленте.

Александр, расскажите, почему уже готовый фильм два года не появлялся на экранах?

Потому что не было восприятия руководителей государственных органов – Министерства культуры и Госкино. Я предполагаю, что Евгений Нищук хотел сыграть главную роль, а Филипп Ильенко лоббировал другой фильм на Шевченковскую тематику – «Толока», который снимал его дядя.

Расскажите про саму кинокартину. Мы привыкли Тараса читать на бумаге, воспринимать его в строгом консервативном образе. Каким мы увидим Шевченко в Вашем фильме?

Тарас Шевченко, по свидетельствам современников и по информации из личного дела, которое было заведено на него в российском царском войске, имел рост 164 см. Он был крепкого телосложения, но после десятилетнего пребывания в пустыне, сначала это был Косарал, Оренбуржья, и, наконец, Мангистау (Казахстан) с бешеным климатом, температурой летом до + 60, он стал очень худым и замореним.

Бывший его сокурсник по академии художеств Ковалев говорил, что Шевченко был настолько худой, что сквозь его ладонь можно было увидеть, как горит свеча. Он был обессиленный, изнеможенный и истощенный.

Когда ему дали разрешение покинуть новопетровську крепость, он в подранной одежде, в сапогах, без белья ехал на пароходе, в трюме с рыбой. Фотографии, которые сохранились с 1858 года (до нас дошло 12), дают основания говорить, что Шевченко уже тогда был болен – у него были стенокардия и отеки. Выглядит, это и стало причиной ишемического удара, от которого поэт скончался в 5.30 утра 10 марта 1861 года.

Поэтому, когда я создавал этот образ, то брал за основу реалистичные воспоминания. На одной из этих фотографий Шевченко худезний, в кожухе, что висит на нем.

И такой Тарас меня зацепил. Хоть в таком образе важно показать интеллигента и интеллектуала – человека, которая создала украинскую национальную патриотическую философскую мысль, не только язык.

Я проводил исследования его родословной – он происходит из казацкого рода, от генерального писаря Запорожской Сечи Андрея Товстика (Безродного). Это благородный род, который был закріпачений в 1753 году.

Поэтому он хорошо понимал всю трагедию этих людей. Его прадеды не работали на барщине, а платили 5 рублей или серебром. А уже недалекие предки – стали крепостными. Имея хорошее образование и хорошо корни, Шевченко начал использовать важные темы для украинства – и крепостное право, и все эти страдания.

Шевченко был создателем новых жанров в искусстве

В одном из писем Ивана Тургенева Тарас писал, что он уже не будет использовать тему покрыток. Хоть она и была актуальной, поскольку треть сельских девушек была покрыта, фактически изнасилована солдатами (москалями) и офицерами, представителями российских оккупантов.

Ведь, начиная от Екатерины II в Украину заселялся много полков, которые стояли по селам. Они были фактически бесконтрольны, а местные люди находились под их полной властью. Это была социально важная тема, потому что такие девушки не имели никаких юридических прав. Кроме того, их осуджувало и обычное право.

И у Шевченко об этих покрыток есть громадное количество произведений. Он писал об этом, как новатор, шоуранер, если говорить современным языком. Он прекрасно знал, что эта тема затронет сердца большинства украинцев и не только. Она отзывалась в сердцах всех крепостных гигантской российской империи, где творилось подобное с несчастными крестьянами.

Шевченко в этом же переписке с Тургеневым шутит, что раскрыв тему покрыток, можно взяться за внебрачных детей царя.

Тарас Шевченко сам творил свой образ

Это был фантастический человек, который сам творил свой образ, свой имидж. Когда ярый украинофоб Виссарион Белинский писал в критических статьях о Шевченко как о «свинью в тулупе», в ответ Шевченко пошел на рынок в Санкт-Петербурге, купил шапку-бурку, надел тулуп поверх своего костюма и с сигарой в руках позировал, показывая всем, что он украинец, интеллигент.

Никто не говорит, что Шевченко владел перфектно польском и французском языках. Все забывают, что это был человек колоссальной образования, что он учился в Варшаве живописи. Своей задачей я видел то, чтобы показать интеллигентного Шевченко, который думает на экране.

На протяжении своей жизни я имел честь учиться у Сергея Бондарчука, дружил с Иваном Миколайчуком, которые сыграли роль поэта. Также мой покойный брат Тарас Денисенко перевоплощался в Тараса Шевченко в фильме «Тарас Шевченко. Завещание». Я очень хорошо знаю «Шевченкіаду». Все эти исполнители были у меня перед глазами.

Шевченко станет близким

Мне показалось, что украинству нечего видеть одного и того же Шевченко, образ которого многие в чем-то подобен Тараса из памятников. В предыдущих фильмах он монументальный, говорит стихами, которые мы очень хорошо знаем со школьной скамьи.

Поэтому для меня важен был прорыв, я хотел разорвать шаблон представления о Шевченко – сделать из него высокую, близкую, родную, узнаваемую, мыслящего, доброго, чуткого человека – ту, которая борется за свою свободу, не подчиняясь командованию, обрекая себя на смерть, наперекор всем бедам, трудностям и обидчикам, которые хотели его уничтожить.

Этот фильм должен вызвать сочувствие, поэтому мы видим Шевченко родным и близким, хотим и стремимся его свободы. Таким образом мы возвращаемся к нам самим, к своей сущности. И именно такой Шевченко нам сегодня нужен.

Как продолжались работы над съемками?

Мы снимали «Тарас. Возвращение» на 30-ти локациях в Украине и Казахстане. Это рекорд для украинского кино. Кроме того, это самая большая с точки зрения количества ролей картина в Украине. В ней 113 ролей со словами.

В фильме можно увидеть окрестности бывшего Новопетровского укрепления, сам Манґистау. Те места, с которых рисовал Шевченко, теперь застроены промышленным производством, поэтому мы немного отъехали вдоль побережья на 10-20 километров от самого укрепления. Мы проводили также съемки в подземной мечети, в которой поэт-художник часто бывал. Сейчас и тогда Шевченко считался большим акимом казахского народа. Казахи говорят, что батыр – это проводник, вожак, который является силой народа, зато аким является его душой. Шевченко пробудил у казахов стремление к свободе. После того, как он был освобожден в 1857 году, в 59-м году в Манґистау поднялось большое восстание. В фильме мы зазняли также памятник двум главарям восстания, с которыми был знаком Шевченко. Это совершенно неизвестная страница из его жизни. Он был допущен как аким в сакральных мест, которые запрещено посещать немусульманам. И даже сейчас, когда мы проводили съемки, должны были просить разрешения, принять участие в ритуалах и молебны, и только тогда нам разрешили снимать подземные мечети Шакпак-Ата.

Шевченко в Казахстане считают своим духовным лидером. Об этом не снять фильм было не возможно. И в Украине нет такого музея с картинами, как в Астане, где все те маленькие бумажки, нарисованные карандашом пейзажи и жанровые картинки, которые Шевченко рисовал в ужасных условиях, отреставрированы, восстановлены и розтягнені на несколько метров площади. В самом Манґистау 700 человек носят имя Тарас. Важно было показать, что Шевченко был инкорпорирован в культуре мусульманского народа.

«Тарас. Возвращение» — это картина международного звучания

Это первый фильм о Шевченко в інтерконтекстуальному измерении, когда мы видим его среди различных народов. Ведь в Новопетровском укреплении отбывали ссылку много поляков, чехов, узбеков, белорусов, всех тех, кто боролся с российским самодержавием. Поэтому «Тарас. Возвращение» является картиной международного звучания. Шевченко нужно выводить на планетарный уровень, потому что он большой человек, которая дала нам представление о демократии.

В основе фильма лежит внутренняя коллизия протичиння, которое мы часто встречаем в творчестве Шевченко – что он был поставлен в условия солдата, который должен выполнять приказы негодяев и убивать казахов. Поэтому Шевченко 64 раза просился на сторожевую башню, чтобы избежать этого участия. Он специально задирался с офицерами, чтобы его бросали в карцер и, таким образом, избегал выполнения приказов убивать.

Тогда, в тех условиях, он писал только повести на русском языке и дневник. У меня в картине правда: он вспоминает себя самого с теми стихами, которые он написал. В то время он лепил скульптуры, учил других. Кстати, первый памятник Тарасу Шевченко установили не в Украине, а в Казахстане в 1881 году. И выполнил его ученик Кобзаря. Также есть свидетельства местных, что в Шевченко в том крае даже была любовь с казашкою Катей. В их школах до сих пор ставится спектакль по пьесе местного драматурга о любви Кати и Шевченко.

Сколько продолжались съемки фильма?

К сожалению, были проблемы с финансированием со стороны Госкино, которое происходило не всегда логично и вовремя. Поэтому мы снимали тогда, когда приходили деньги. А поскольку средства давались неупорядоченно, то фильм снимали сессиями.

Был момент, когда продюсер сказал, что дают средства на зиму и предложил отснять с компьютерной графикой, будто это Манґистау. А я говорю: почему бы не дождаться весны и не провести съемки посреди Белгородской крепости, ведь это будет дешевле и быстрее.

Учитывая это, фильм делали два года, хотя такая картина снимается компактно и быстрее. Тогда меньше средств затрачивается на организацию каждой сессии. А их было шесть – две в Казахстане и четыре в Украине.

Александр, что можно услышать из произведений Шевченко в ленте? Какой Ваш любимый отрывок?

В ленте я умышленно не ставил Шевченко, как предлагалось, перед огромной массовкой читать «Завещание». Я не ставил Шевченко на пьедестал и не заставлял несчастного читать эти стихи. Ведь кому он будет их читать? У меня Шевченко читает для себя. Он молится своими стихами. Он поет свою песню вместе с Катей Чили, у него есть колыбельная. Он бредит стихами: «Чи то недоля та неволя, то летом те летя. Разбили душу? Или никогда И не жил я с ней, живя С людьми в паскуді»…

Это самое главное, потому что он живет своей внутренней поэзией – это то, что держит его на свете. Я сделал его поэзию личностной, она звучит с экрана, мы ее слышим, но она его, лирическая. Ведь на самом деле так и есть – каждый поэт сначала пишет для себя.

Когда я творил Шевченко, то вспомнил последнюю фразу Сергея Параджанова, который перед смертью сказал: «Боже мой, каким великим лириком был Тарас Шевченко, а из него сделали пса на цепи»! И эта фраза меня такие різанула. То же я начал выискивать лирического, художественного Шевченко, европейского, высокого по уровню слова. Мне было легко создать этого персонажа. Он не произносит ни одного революционно-демократического слова, он не призывает ни к каким восстаниям. Просто бережет свою душу красивой украинской поэзией, мыслью, вечной философией, которую он нам подарил.

Добавить комментарий