Спасти Карпаты от вырубки: как Соглашение о Євроасоціацію изменит лесное хозяйство Прикарпатья

Споры о судьбе украинских лесов обычно сводятся к сетевых «срачів» и «измены»: мол, Карпаты безжалостно вырубаются, а в отношениях с Евросоюзом лес – это всего лишь товар. На самом деле Соглашение о Євроасоціацію предусматривает в лесопользовании жесткие природоохранные меры.

Поможет ли нам европейский опыт найти баланс между экономическим интересом и защитой окружающей среды?


Фото Роберта Эрика

ОВД в действии

Возмущение вырубкой лесов на Прикарпатье уже выплескивается за пределы соцсетей и выливается в акции прямого действия.

В начале года терпение лопнуло жителям села Тисменичаны Надвирнянского района. Местный спецагролісгосп вырубал дубовый лес без согласования с общиной. Те дубы крестьяне когда-то сажали сами, поэтому обратились к правоохранителям, районного и областного совета с требованием проверить законность рубки.

Вскоре получили ответ из экоинспекции, что рубка главного пользования в селе проводилась законно на основании лесорубных билетов. А согласований с обществом не было якобы из-за того, что лесорубные билеты выданные в 2017 году, когда еще не вступил в действие закон «Об оценке воздействия на окружающую среду». Этот закон был принят в прошлом году на выполнение обязательств Соглашения об ассоциации с ЕС и вступил в силу 18 декабря 2017 года.

Процедура оценки воздействия на окружающую среду (ОВД) состоит из нескольких этапов. Если коротко, то субъект хозяйствования должен сообщить о планируемой деятельности, следовательно, должны состояться общественные обсуждения на той территории, где планируется деятельность, и лишь смотря на общественное мнение, уполномоченный территориальный или центральный орган выдает заключение ОВД. Все документы – от сообщения к выводам – публикуются в едином реестре ОВД.

В лесной отрасли ОВД нуждаются все сплошные и постепенные рубки главного пользования, а также сплошные санитарные рубки на площади более 1 гектара. На территориях природно-заповедного фонда эту процедуру должны пройти все сплошные санитарные рубки. По закону, эти виды деятельности относятся к первой категории. Соответственно, оценку воздействия на окружающую среду должен проводить Минприроды.

К второй категории, на виды деятельности ОВД проводит областное управление экологии и природных ресурсов, относится деятельность по насаждения леса (кроме лесовосстановительных работ на площади более 20 гектаров, а на объектах природно-заповедного фонда на площади более 5 гектаров.

Сейчас в реестре ОВД есть только два сообщения, касающиеся лесохозяйственных работ на Прикарпатье. Одно из них подало ГП «Верховинский лесхоз» – о намерениях рубок главного пользования на девяти участках общей площадью почти 23 га. Замечаний от общественности относительно плановой деятельности не поступило, но есть замечания областного управления экологии и природных ресурсов.

Также сообщение о плановую заготовку древесины подало ГП «Вигодське лесное хозяйство», которое имеет намерение срубить лес на 31 участке общей площадью 61,3 га. После обнародования сообщения с замечаниями относительно плановой деятельности «Выготского лесхоза» обратились местные жители и Международная благотворительная организация «Экология-Право-Человек».

К сожалению, жители Тисменичан таким правом воспользоваться не смогли.

 

Новые правила – старые схемы

Главные природоохранные акты, Директива о защите диких птиц (№ 2009/147/ЕС) (Птичья Директива) и Директиву о сохранении природной среды обитания, дикой флоры и фауны (№92/43/ЕС) (Оселищна Директива), предусмотренные Соглашением о Євроасоціацію, Украина еще не имплементировала. Положение обеих этих директив требуют создать сеть природоохранных территорий NATURA 2000. Для украинского законодательства это означает глубокие изменения в сфере окружающей среды, сохранения и охраны флоры, фауны.

Комплексный законопроект для имплементации этих директив уже разработанный Минприроды, однако его еще нет в публичном доступе. В министерстве говорят, что законопроектом также предусмотрены механизмы внедрения Бернской конвенции об охране флоры и фауны, участником которой также является Украина. Пока что на выполнение этой конвенции, а также на выполнение Орхусской конвенции о доступе общественности к информации и правосудию 26 октября 2016 года Кабмин утвердил новые Санитарные правила в лесах Украины.

Тогда министр экологии Остап Семерак обещал навести порядок во всех лесах Украины. Заверил, что новые правила жестко регламентируют санитарные рубки не только в заповедниках, заказниках и нацпарках, но и даже вокруг мест гнездования редких и находящихся под угрозой исчезновения, хищных и других птиц.

Еще до утверждения новую редакцию Санитарных правил раскритиковали экологи. Международная организация «Всемирный фонд природы» (WWF) призвала отказаться от понятия «сплошные санитарные рубки», которое унаследовали еще с советских времен. Экологи небезосновательно считают, что «сплошные санитарные рубки» открывают возможности для прикрытия злоупотреблений, то есть вырубки здорового леса под видом больных деревьев и сухостоя.

Местные экологи тоже говорят, что новые Санитарные правила в лесах Украины себя не оправдали.

«Новые Санитарные правила хуже предыдущих как для экологии, так и для ведения лесохозяйственной деятельности», – считает начальник отдела развития природно-заповедного фонда и экологической сети, биологических и земельных ресурсов областного Управления экологии и природных ресурсов Виталий Семчук.

Он объясняет, что по новым правилам при выборочной санитарной рубке полноту насаждений древостоя (это показатель плотности стояния стволов на единице площади, – КУРС) можно понижать до 0,1. Когда же полнота насаждений составит меньше 0,1, разрешается проводить сплошную санитарную рубку.

«По старым правилам, полнота насаждений, меньше 0,3, считалась недопустимой. Это уже не лес, а редколесье. Такие насаждения подлежали вырубке, после которой проводилось лесовосстановление. Сейчас такая норма отсутствует. То есть, можно снизить полноту до 0,1 и при этом не проводить лесокультурные работы. А смерека при такой полноте через год упадет или отсохнет, фактически образуется сплошной сруб, – говорит Семчук. – Эта норма могла бы быть применена для заповедных территорий. Для эксплуатационных лесов она не является правильной. Потому что если произошла вырубка, она должна быть в кратчайшие сроки залесена».

Еще одна норма, которая противоречит здравому смыслу, по мнению Виталия Семчука, это то, что в период размножения диких животных, с 1 апреля до 15 июня, запрещается проведение санитарных рубок леса, а все остальные разрешены.

«Есть рубки главного пользования, являются рубки ухода, которые в этот же период можно проводить. Закон запрещает санитарные рубки, а все остальные рубки в это время разрешено. У нас на другие виды рубок по-другому бензопила работает?» – иронизирует Семчук.

По его словам, такой запрет целесообразно было бы ввести на воспроизводственных участках – территориях, определенных для охраны и воспроизводства охотничьих животных, где запретить все виды рубок, а не только санитарные.

«По этим причинам я считаю, что новые Санитарные правила хуже предыдущих и далеки от приближения к европейскому законодательству», – заключает эколог.

Существенных изменений с введением новых Санитарных правил в лесах Украины не заметили и лесоводы.

«Новые санитарные правила действуют два года, и объемы санитарных рубок за эти два года уменьшились незначительно. Санитарные рубки как составляли половину из того, что у нас рубится, так и составляют. Это и в государстве в целом, и в Карпатах в частности», – говорит первый заместитель начальника Ивано-Франковского областного управления лесного и охотничьего хозяйства Роман Олейник.

Экологи и лесоводы надеются, что законодатели учтут эти замечания при подготовке законопроекта для имплементации Оселищної и Птичьей директив.

 

Опыт ЕС: сбалансировать экономику и экологию

Инициативы Евросоюза по пользованию лесами в идеале должны были бы сбалансировать экономическую и экологическую выгоды. Первый заместитель Ивано-Франковского областного управления лесного и охотничьего хозяйства Роман Олейник изучал опыт ведения лесного хозяйства в примерно 30 странах мира. По его мнению, проблемой нашего законодательства является то, что некоторые нормы сохранились с советских времен, поэтому наложились ограничения, которые законодатели вносили еще до подписания Соглашения с ЕС.

Как пример лесовод приводит ЗУ «О моратории на проведение сплошных рубок на горных склонах в пихтово-буковых лесах Карпатского региона» от 2000 года, которым наложен запрет на рубки главного пользования в высокогорных лесах, расположенных выше 1100 метров над уровнем моря. Этот закон также запрещает в высокогорных лесах использования гусеничных тракторов и предусматривает расширение сети лесных дорог до 10 километров на 1000 гектаров. Дороги должны были быть построены к 2010 году.

«У нас законодательство на вид жесткое, но «компенсируется» тем, что его можно не всегда выполнять. Запреты существуют по нынешний день, а дороги не строятся, лесная отрасль не финансируется. И через эти запреты много лесов усохло, потому что до них нельзя было добраться», – отмечает Роман Олейник.

В странах Евросоюза, рассказывает Олейник, после проведения реформ удается вести лесное хозяйство без ущерба для окружающей среды и при этом учитывать интересы бизнеса и местных общин.

В Турции при такой площади лесов, как в Украине, но с гораздо худшим качеством удается наполнять бюджет суммой, эквивалентной трем миллиардам долларов.

«Мы из своих лесов даем доход в бюджет полмиллиарда долларов. То есть, если бы у нас был доход в три-четыре миллиарда долларов, то хватало бы и на лесные дороги, на инфраструктуру, на те технические средства, как это есть в европейских странах, которые свое лесное хозяйство реформировали», – объясняет лесник.

Еще один пример – опыт Латвии. Там лес занимает такую же площадь, как в Украине Волынская, Ровенская и Житомирская области. Но при одинаковом объеме рубок литовский лесная компания в 10 раз прибыльнее.

В Украине уже два десятка лет говорят о польский опыт реформы. В Польше, рассказывает Олейник, государственное лесное хозяйство «Lasy Państwowe» – прибыльная и очень стабильная организация, которая дает огромные доходы в казну, обеспечивает древесиной свои перерабатывающие предприятия. Там хорошо работает лесная охрана (стража).

«Польша начинала с того, что одолжила у всемирного банка 104 млн долларов на реформу на 20 лет, но за несколько лет решила досрочно отдать. И они отдали кредит через 5-6 лет, потому что система работала», – объясняет Олейник.

Проблемой в украинском лесоводстве, говорит Олейник, является и то, что в нашем законодательстве разделение лесов на категории и группы с выделением защитных участков сохранился с советских времен.

«У нас есть река, и 500 м от берега тотально исключается из пользования, даже если эта река течет в каменном желобе. Например, в Финляндии нет каких берегозащитных лесов и они рубят до уреза, потому что знают, что геология позволяет это делать. У нас формально изымут эти лесные площади с пользования и ждут, когда леса начнут усыхать. На Западе другой подход. Там определяют места, где есть оселища, где есть редкие виды животных. Их защищают в первую очередь. А там, где этого нет, нечего ограничивать хозяйственную деятельность. Баланс между этим дает возможность удовлетворять потребности экономики в древесине», – объясняет Олейник.

Ивано-Франковская область относится к наиболее лесистых регионов Украины – площадь земель лесного фонда постоянного пользования области составляет 626 тыс. га. Из них эксплуатационные леса занимают всего 45%. Большая часть лесов области отнесена к лесам с особыми защитными функциями, где ограничено режим лесопользования. Лесные угодья в Европе занимают около 30% территории и ежегодно увеличиваются.

Впрочем, официальная статистика свидетельствует о том, что в Украине меньше заготавливают древесины от прироста, чем в европейских странах.

«У нас часто говорят, что площадь лесов уменьшается, потому что их больше рубят, чем сажают. Это неправда. Официальная статистика свидетельствует о том, что лесов сажают больше, чем рубят. Какого качества эти леса – это уже другое дело. Действительно, искусственно насаженный лес разве лет через 500-1000 будет похож на настоящую природную экосистему», – объясняет аналитик МБО «Экология-Право-Человек» Екатерина Норенко.

Эксперт также опровергает миф о том, что в Украине больше рубят леса, чем за рубежом.

«В Украине рубят меньше, чем за рубежом. Даже если брать ближайших соседей, в ту же Польшу, где такие же леса и примерно одинаковая площадь государственных лесов. В Украине с 7,6 млн га заготовлено 16 тысяч кубических метров древесины, в Польше с 7,3 млн га – более 37 тысяч кубических метров древесины, – объясняет Екатерина Норенко. – В Украине заготавливают древесины даже менее 30% от прироста. В других странах есть 60-70%, и даже 80%. И это все развитые страны. Это Швейцария, Австрия, Германия. Как сравнить с этими странами, у нас заготавливают гораздо меньше».

 

Мораторий преткновения

Самым болезненным вопросом в отношениях с ЕС является мораторий на вывоз необработанной древесины. С 1 ноября 2015 года Верховная Рада законом №1362 ввела на 10 лет запрет на экспорт лесоматериалов и пиломатериалов в необработанном виде.

Законодатели аргументировали мораторий на вывоз кругляку экономическими и экологическими факторами. Мол, с экономической точки зрения лес должен стать сырьем для отечественных деревообрабатывающих предприятий, а с экологической – должна уменьшиться промышленная вырубка леса.

В ноябре 2016 года Европейская комиссия обратилась к украинскому правительству с требованием отменить мораторий, потому что он не соответствует обязательствам в рамках ВТО и Соглашения об ассоциации.

В торговой части соглашения указано: «С целью содействия устойчивому управлению лесными ресурсами Стороны обязуются работать вместе для улучшения правоприменения и управления в лесной отрасли и способствовать легальной торговли и постоянной лесной продукцией».

Впоследствии в официальном заявлении представительство ЕС в Украине привело несколько причин, почему мораторий не способствовал уменьшению вырубки леса: «Нынешний запрет на экспорт не достигает целей предупреждения незаконной вырубки леса. Она лишь служит потребностям некоторых заинтересованных групп в деревообрабатывающей промышленности, позволяя им получать исключительный и неограниченный доступ к лесным ресурсам, чтобы собственноручно ими воспользоваться. Запрет на экспорт не предотвращает вырубку лесов».

Однако требования ЕС снять мораторий на вывоз кругляку многие трактуют как намерения вырубить и вывезти наш лес.

«Мораторий на вывоз кругляку не спасает от вырубки. Мораторий – это больше экономический вопрос, чем экологическое. Он направлен переориентировать продажа леса на внутренние рынки, на развитие внутренней деревообрабатывающей отрасли», – объясняет Екатерина Норенко.

По результатам исследований, проведенных Институтом политических исследований и экономических консультаций, мораторий не остановил поставки необработанной древесины за границу. При этом он не защитил украинские леса от вырубок, которые остались на уровне предыдущих лет.

«Достаточно противоречивым является возможное влияние моратория на развитие деревообрабатывающей и мебельной отраслей. С одной стороны, можно говорить об отсутствии ощутимых положительных изменений в мебельной отрасли, а с другой – времени для таких изменений было маловато», – говорится в исследовании.

Сейчас ЕС и Украина договорились решить проблему действующего моратория путем арбитражной процедуры. Уже осенью стороны должны утвердить экспертные панели, а решение может быть принято уже к середине следующего года.

Подписывайтесь на канал Калитки в

Telegram
,
читайте нас в

Facebook

и

Twitter
,
чтобы первыми узнавать о ключевых событиях дня

Добавить комментарий