«Мы обязаны сохранить украинскость». Как прошло обсуждение сноса дома на Сахарова

На выездном заседании исполкома 2 августа представители застройщика, общественности, экспертов и городской власти пытались решить, сносить дом на улице Сахарова, 52 или нет.

На прошлой неделе исполком городского совета разрешил ООО «Инсула Инвест» снести дом на улице Сахарова, 52 и построить на его месте офисный центр. Это решение вызвало бурные обсуждения общины. Дом возвели в 1907 году, некоторое время он принадлежал украинскому аптекарю, коллекционеру и меценату Михаилу Терлецкому. Здание не занесено в реестр памятников, а в 90-х годах подверглась значительной перестройке.

Во Львове зарегистрировали две электронные петиции — за сохранность дома и за его снос, обе набрали по 500 голосов. Мнения архитекторов и чиновников относительно этого здания также разделились. Большинство из них отмечают, что исторической или архитектурной ценности здание не имеет, но гармонично вписывается в структуру улицы.

Городской голова Андрей Садовый после реакции жителей приостановил действие решения исполкома и назначил его выездное заседание, на котором побывало Tvoemisto.tv.

На обсуждение возле здания собрались несколько десятков человек — местные жители, активисты различных общественных организаций, чиновники и представители застройщика. Андрей Садовый становится модератором дискуссии и предлагает по очереди высказывать свои доводы тем, кто за строительство офисного центра и, соответственно, снос дома Терлецкого, и тем, кто хочет имеющийся дом сохранить. Начинают представители застройщика, которые презентуют свой проект и показывают подобные примеры за рубежом.

«По нашему мнению, в том здании, которая есть сейчас, не совсем комфортно — там маленькие кабинеты, недостаточно света, воздуха, нет паркомест. Зато новое здание в формате Open Space рассчитана примерно на 120 рабочих мест. Кроме того, в ней должен быть подземный паркинг», — говорит представитель застройщика Сергей Ковалев.

Первым оппонентом застройщику выступает преподаватель Академии искусств, а также член львовского отделения Украинского общества охраны памятников истории и культуры Богдан Зятик, который показывает присутствующим фото дома конца 80-х — начале 90-х годов. По его словам, с того времени дом не перебудовувася, изменились лишь крыша и окна.

«В этом доме, который датируется 1907 годом, жил фармацевт и меценат Михаил Терлецкий, который был, в частности, соучредителем Национального музея в Львове и очень поддерживал художников, в его доме собиралась львовская элита. И несмотря на это здание следует сохранить. Она не имеет статуса памятника истории и архитектуры, но имеет все основания получить», — говорит он.

Кроме того, Богдан Зятик предполагает, что к возведению этого дома мог быть причастен Иван Левинский, однако прямых доказательств этого пока не предоставляет.

«Район Кастелівки застраивали Левинский и Захаревич. Насколько нам известно, никто, кроме них, здесь ничего не строил. Фактов противоположных пока нет, поэтому мы можем утверждать, что и этот дом построил Левинский. Мы подали запрос в областной архив, чтобы нам предоставили документы, которые это подтвердят», — уточняет он уже после завершения дискуссии в комментарии Tvoemisto.tv.

Другой представитель застройщика, адвокат Андрей Потинський в свою очередь замечает, что историю дома компания детально изучила и что он изначально возводился не для Терлецкого, а для владелицы озера Свитязь.

«Михаил Терлецкий поселился здесь в 1920-м году и проживал до 1939 года. После прихода советской власти здесь жили другие люди, а затем дом перевели в нежилой фонд и передали бизнеса. Соответственно, дом перепланировали, достроили, поэтому первичную форму его функционирования — как жилья — потеряно», — говорит он и снова добавляет, что здание «практически непригодна для пребывания людей, мы же хотим построить современный офисный центр, предназначенный для молодежи, которая хочет работать в комфортных условиях».

Андрею Потинському апеллирует профессор УКУ, которая защитила диссертацию по исторической топографии Львова XIV-XIX вв., и внучатая двоюродная племянница Михаила Терлецкого Марьяна Долинская. Она говорит, что в науке об охране памятников есть несколько уровней, один из которых — дух города или места.

«Он не дефінійований, но его можно почувствовать, и настоящие львовяне чувствуют. Я считаю, что это место имеет этот дух. Этот дом имеет все характерные черты сецесійної здания начала ХХ века, и он стоит того, чтобы быть памятником», — убеждена она.

В продолжение своих аргументов Марьяна Долинская говорит, что раньше во Львове жили интеллигентные поляки, потом пришли интеллигентные «освободители», а после этого приехало украинское быдло, которое ничего не хочет сохранять.

«Ребенком я слышала, как родные говорили, что Терлецкий жил в этом доме и имел бассейн, который назывался Свитязь и должен воплощать украинскость. По моему мнению, мы обязаны хранить украинскость Львова — это нематериальная достопримечательность, которая воплощается в этом доме», — говорит она.

Андрей Потинський снова говорит, что дом претерпел много перестроек и потерял аутентичность, что его нельзя сохранить в том состоянии, в котором он есть, а также что он не соответствует критериям достопримечательности.

«Наше видение — это движение к современности. Понимаю, что у кого-то есть сантименты в отношении этого здания, и мы понимаем, что есть моральная сторона вопроса. Мы не хотим ни в коем случае умалить заслуги Терлецкого, но почтить его можно в других местах, а это место должно дать шанс реализоваться новой архитектуре», — говорит он, пока его пытаются перекричать несогласные жители и активисты. Андрей Садовый напоминает присутствующим, что Львов — город толерантный, а потому выслушать надо обе стороны.

Местная жительница Татьяна Садовенко соглашается, что дом не несет архитектурной ценности, но все же общество против, и, говорит она, застройщик имеет на это обращать внимание.

«Эти перегородки внутри не имеют никакого значения — фасад перестроен. Есть новые районы, где можно строить новые офисы, — не в историческом ареале. Отступите, мы не дадим это двинуть, будем стоять здесь день и ночь!», — предупреждает она.

Андрей Потинський снова говорит о перестройки и потерю аутентичности.

«Это как ретро-автомобиль, в котором заменили все внутри, крыша и колеса — он уже не имеет ценности. Мы считаем, что новая архитектура в этом месте даст большие возможности для трудоустройства. Выносить все рабочие места в новые районы не есть хорошо, потому что есть люди, которые живут здесь и не хотят тратить по 3-4 часа каждый день на добирание на работу», — говорит он.

Председатель ОО «Народное действие Львов» Анна Біликівська также советует застройщику найти другое место для своего офиса. Кроме того, она поднимает болезненный для охраны исторической среды Львова вопрос — отсутствие утвержденного историко-архитектурного опорного плана, а без него, говорит Анна Біликівська, вообще невозможно выдавать любые градостроительные условия и ограничения на любое строительство в центральной части города.

«Исполком нарушил закон, утвердив градостроительные условия, зная, что останется безнаказанным. Правоохранительные органы не защищают права человека. Мы отстоим дом своими силами, иначе никто нам не поможет», — говорит она.

Андрей Потинський теперь достает другой аргумент — петиции против сноса дома и за. Он замечает, что обе набрали необходимые для рассмотрения 500 голосов достаточно быстро, а значит, нельзя утверждать, что все львовяне против офисного центра на Сахарова.

«Сейчас вопрос стоит в плоскости вкусов — кому и что нравится. В юридической плоскости мы не нарушаем никаких норм», — говорит представитель застройщика.

Жительница дома рядом предлагает перестроить имеющийся дом внутри, но сохранить фасад и территорию вокруг. А еще она советует — то застройщику, то чиновникам, — чистить коммуникации, а не разрушать дома, ведь после каждого дождя, говорит она, люди по Сахарова ходят по колено в воде. Сергей Ковалев отвечает, что коммуникации нового офисного центра врізатимуться в коллектор на улице Горбачевского, а не на Сахарова. Андрей Потинський же добавляет, что строительство не предполагает вырубки имеющихся деревьев.

Местный житель Юрий, который «живет здесь с 1953 года», советует застройщику прислушаться к Андрея Садового и застроить офисами территорию бывшего Лаза. Также он называет петицию за снос дома фейковою и говорит, что людей, которых ее заставляли подписывать, найдут.

Наконец за строительство офисного центра отзывается не застройщик. Иван под крики «Позор!» от защитников дома Терлецкого говорит, что много путешествует и видел, какие офисы имеют компании Google, Microsoft, Facebook.

«Они никогда не позволили бы своим работникам здесь работать. Я бы не работал в этом здании — мне неприятно сюда заходить, поэтому я за реконструкцию. Я молодой, мне еще здесь долго жить. Я не хочу на это смотреть», — говорит он, а ему из толпы сразу доброжелательно отвечают: «Езжай отсюда!».

Богдан Зятик замечает, что вопрос «нравится офис или нет» не стоит — по его мнению, вопрос в том, сохраняем ли мы свою историю и культуру, или плюем на нее. Его поддерживает представитель ОО «Народное действие Львов», который говорит, что речь идет об уничтожении исторического здания, а следовательно — о нивелировании истории.

«По моему мнению, история не может принадлежать узкому кругу лиц, а мнение общества в этой ситуации должна быть решающей», — говорит он.

Местный житель Роман Бобко выступает также за строительство офисного центра, поскольку по его мнению город должен развиваться, а молодежь — рабочие места.

«Никто до сих пор не говорил, что это памятник. Есть куча общественных организаций, которые только сейчас начали об этом говорить. А что делали до этого? Как только зашел застройщик, чтобы что-то сделать, начались крики», — говорит он.

И таки начинаются крики — бурхливіші, чем раньше. Их пытается побороть журналист Андрей Дрозда, который также живет неподалеку.

«Я всегда воспринимал этот дом, как офисный центр, и не имел подозрения, что он имеет какую-то историческую ценность. Никто из активистов ранее не поднимал вопрос, что этот дом чем-то важен и уникален. Я понимаю людей, которые здесь живут очень долго и привыкли к этой среде, но это не значит, что надо это законсервировать и не двигаться вперед. Там, где открывают современные центры, район оживает. Кроме того, это здание является частным, и мы должны уважать частную собственность и частную инициативу. Застройщик никого не выгоняет и не выселяет — он создает добавленную стоимость», — говорит он.

Напоследок Андрей Садовый предлагает высказаться кому-то из присутствующих, кто имеет нейтральную позицию. Вызывается местная жительница Наталья, которая, однако, выступает против всех застроек в районе улицы Горбачевского.

«Неужели нет больше, где во Львове строить офисные центры? Уже на Горбачевского, 19 был скандал, и мы не пустили застройщика. И здесь не пустим», — говорит она.

Следовательно нейтральную позицию занимает Андрей Садовый, сказав, что должна быть гармония между современными и историческими зданиями, уважение к частной собственности, что ему обидно, когда возводят дома-уроды, и что владелец города — это община, а ее права должны быть защищены. Он говорит, что решение исполком не принимает — свое мнение еще высказать экспертные среды, в частности Львовская политехника, Академия искусств и Союз архитекторов. Далее всех присутствующих застройщик приглашает внутрь дома Терлецкого — чтобы убедиться, что он «практически непригоден для пребывания людей». Споры между различными лагерями не стихают и там.

Андрей Потинський в комментарии Tvoemisto.tv говорит, что они надеются, что общество таки воспримет это решение и поддержит строительство, а также добавляет, что по результатам дискуссии в проект могут несколько модифицировать. Андрей Садовый в свою очередь в комментарии Tvoemisto.tv говорит, что вряд ли можно быстро ожидать решения по дому Терлецкого, ведь «мы должны найти консенсусное решение, которое объединит общество, а не разделит».

Роман Симович, Анна Журба

Фото пресс-службы ЛГС

Полная или частичная републикация текста без письменного согласия редакции запрещается и считается нарушением авторских прав.

Добавить комментарий