Фермер Василий Стефурак: Овцеводство в горах надо возродить. Только тогда Карпаты не побиратимуться

Прошлого года Василия Стефурака, фермера-овцевода из одного из сел Печеніженської объединенной громады, что на Прикарпатье, пригласили работать в Турцию. Предлагали большие деньги, лучшие условия работы. Но он отказался и остался в Карпатах, потому что имел план, как спасти украинское овцеводство и дать возможность родному краю развиваться.

Господину Василию 42 года, он имеет 200 голов породистых овец, часто носит традиционный гуцульский наряд, лихо играет на дрымбе, помогает другим чабанам и верит, что гуцулы и овцы – это неразделимо.

С детства занимался традиционным карпатским овцеводством, во время работы в Казахстане и Кыргызстане увидел, как разводят овец там. А почти два года назад как участник первого сезона программы «Община на миллион» поехал в Австрию на обучение и перенял лучший европейский опыт, увидел, как столетние традиции можно подкрепить современными технологиями.

Опираясь на свой опыт и вдохновившись увиденным в Европе, Василий разработал проект возрождения украинского овцеводства. Это проект на миллионы гривен, поэтому этим летом он попытался представить его к Государственной программы развития региона украинских Карпат на 2020-2022 годы, которую Правительство должно рассмотреть в конце сентября. О важности и перспективах этого проекта мы с господином Василием и говорили.

«Карпаты теперь не похожи на картинку из моих детских воспоминаний…»

Расскажите о себе. Почему тема овцеводства является такой болезненной для вас?

Я не представляю Карпаты без овец. Гуцул и овцы – это основа нашей жизни здесь. В горах особо больше и заниматься нечем. Сейчас овцеводство приходит в упадок и люди уезжают отсюда. Многие едут. Навсегда. Села в горах исчезают на глазах. Так не должно быть.

Я родился и вырос в Карпатах в селе Молодятин, Коломыйского района Ивано-Франковской области. У нас дома всегда были овцы. Один из первых ярких воспоминаний детства, как только что родившихся, таких милых, похожих на игрушку ягнят заносили в теплый дом. С тех пор, пожалуй, и есть у меня этот тесный контакт с животными.

Все детство и молодость я возился возле овец, и не могу представить себе горы без них. Потом была служба в армии, бурные 90-е, жизнь в Москве на заработках, работа в Азии. Семь лет назад, уже в зрелом возрасте вернулся в свое село. Я увидел страшный упадок родного края. Это было совсем не похоже на картинку, которая осталась в памяти с детства, — как гуцулы выпасают огромные стада на зеленых склонах Карпат. Я же увидел кустарники и выжженные пустые долины. Это меня страшно возмутило. Мы малыми не знали, где взять той травы для овец, а сейчас целые гектары весной просто сжигают, вместе с птицами и малыми зверями, ибо там некого пасти.

Тогда я и решил остаться здесь и возрождать овцеводство. Начал с поиска нормальных овец. Но их просто не было где взять. Породистые овцы или перевелись, или их вывезли за границу.

Правдами и неправдами я тогда нашел 10 баранов разных пород. 5 лет ушло у меня, чтобы адаптировать лучшие европейские породы в наших условиях и вывести хорошую породу в Украине.

«Сейчас я расскажу вам дикость…»

Какие проблемы имеют чабаны, почему отрасль приходит в упадок?

Во-первых, у нас нет условий для нормального импорта и экспорта животных. И это не голословно. Наверное, все помнят тот громкий скандал, когда 300 дорогих породистых овец умирали с голода в Одесском порту, потому что они якобы могли быть больными. Тогда погибли около 60 дорогих животных, а ответственности никто не понес.

В чем именно проблема?

Процедура импорта например барана-производителя такая: вы едете например в Австрию, заказываете там породистое животное, ее сразу ставят на карантин на месяц, потом выписывают документы и везут заказчику. Но на нашей границе барана ставят на карантин еще на мест. А это — смерть животному, потому что условия содержания у нас далеки от европейских. Этот вопрос надо решать на уровне государства. Сейчас, после случая в Одессе, будто можно организовать карантин на своей ферме, но там все не так просто. Понятно, что гуцул не будет с этим возиться, он не имеет ни денег, ни желания все это проходить.

Но как-то породистые животные все же попадают в Украину?

Сейчас я расскажу вам дикость. В среде овцеводов и козоводов есть такое понятие — «заносний» баран или козел. Почему «заносний»? Потому что в Европе покупают маленькое животное в возрасте две-три недели и буквально проносят в женских сумках на границе не как сельскохозяйственную, а как домашнюю — пса или кота. Конечно, она не имеет документов о происхождении. Это дико. Но так есть. И государство должно урегулировать этот вопрос – не дать по рукам тем, кто заносит, а сделать так, чтобы заносить не требовалось, чтобы породистые животные стали доступнее пастухам и козівникам.

«Цивилизованно зарабатывать на продукции овцеводства мы не можем»

Импорт и экспорт животных, надо понимать, не единственная проблема?

Конечно. Мы также не имеем возможности нормально, цивилизованно зарабатывать на продукции овцеводства. Шерсть мы сдаем по 10-12 гривен за килограмм. Ее покупают китайцы, делают нить и продают нам ту же шерсть, но уже в изделии и в десятки раз дороже.

Кожу у нас скупают поляки максимум по 100 гривен за килограмм, исправляют, продают нам по 1000 гривен, а мы продаем ее на базарах и по трассам по 1200-1500 грн. На кожу есть спрос, но почему-то больше на этом зарабатывает Польша, а не Украина. Неужели мы не способны сделать в таком государстве хоть одну современную выправку кож?

Мясо мы вообще законно продать не можем. Потому что нет сертифицированной бойни, а бойня – это очень дорого – около миллиона евро. У нас в супермаркете новозеландская баранина продается по 945 гривен за килограмм. И это еще акционная цена. А я знаю, что гуцулам за счастье было бы продавать за 145. Но из-за того, что нет сертифицированной бойни, они вообще не могут продавать сертифицированное мясо. Агрохолдинги сделали себе такие бойни и бьют там свиней сотнями. И наша пара овец им неинтересны, у них на это нет времени, да и желания…

Есть также проблема диких животных. Убивать волков, которые иногда наносят большой вред пастухам, нам не позволяют. Ибо защита животных, европейские нормы и все такое. Электропастухи уже не спасают, потому что хищники учатся их обходить. У меня как-то ночью за полчаса волки вырезали 16 овец, в соседнем районе – более 20. Вы даже не представляете, какой это удар для чабана. Нам нужны собаки пастушьих и охранных пород, но взять их неоткуда. Их тоже надо специально разводить и тренировать.

Кроме того, в стране очень плохо работает Центр идентификации животных. Он был создан, чтобы упрощать нам жизнь и помогать, но стал настолько зарегулированным, что только делает препятствия и убивает любую инициативу овцеводов.

А еще государственная ветеринария! Это сейчас карательный орган, а не помогает, как должно бы быть. Получить любую справку в ветслужбе – это ужас. Они руководствуются допотопными советскими нормами, а жизнь уже давно ушло вперед. Теперь бизнес надо стимулировать, а не наказывать.

200 тысяч вместо 100 миллионов – масштаб проблемы

Недавно в своем выступлении в Ивано-Франковске на круглом столе по вопросам развития украинских Карпат вы говорили, что уже помогаете пастухам и козівникам. Чем именно?

Во-первых, имею опыт и знания, которыми делюсь с коллегами, помогаю сделать их работу более эффективной. Кроме того, козівникам я раздаю породистых козлов. В селе нахожу лучшего хозяина, даю ему акліматизованого племенного козла. До него лишь три условия: он должен хорошо кормить животное, давать на расплод всем, кто просит, а позже, как разведет своих породистых коз, должен отдать одного козла в соседнее село. Там где появился породистый козел, впоследствии надои растут минимум в два раза. Так только в этом году я отдал около 30 козлов.

Породистых баранов тоже раздаю, но уже не бесплатно. Я также ищу толкового хозяина и продаю ему барана за 100 долларов. Мог бы и задаром отдавать, но такова наша ментальность – мы больше бережем то, что купили, а не получили даром. Да и ґазді не проблема дать такие деньги, если он берет барана на стадо в 50-100 голов, в отличие от козівника, что имеет каких-то пару коз. С таким бараном хозяин через два-три года будет иметь овец не худших, чем в Европе и акклиматизированных к нашим условиям. А это уже не 15-20 килограммов мяса с овцы, а минимум 50, не 200 граммов молока, а 3 литра.

Так я отдал уже около 100 баранов. Я готов и дальше помогать знаниями, опытом и барашками. Но меня одного и даже десятка членов ассоциации овцеводов, которую мы недавно создали, мало, чтобы сделать быстрые изменения в отрасли, возродить овцеводство и стимулировать развитие горных территорий. Здесь нужно плечо государства.

Насколько мне известно, при ассоциации овцеводов вы предлагаете создать при поддержке государства Центр развития овцеводства и распространить свой опыт на всю страну. Расскажите об этой идее больше.

Лет 30 назад в Украине было около 20 млн поголовья овец. Сейчас – примерно 200-300 тысяч. чувствуете масштаб проблемы? Потенциал нашей страны – минимум 100 миллионов голов. Но этот потенциал никто не развивает.

В свое время только в нашем крае развитием сельского хозяйства и овцеводства занималось четыре институты Национальной академии аграрных наук: Прикарпатский, Закарпатский, Буковинский и Карпатский. Сейчас остался только Карпатский во Львове, и то он на ладан дышит.

Ранее с опытной станции (Прикарпатского института) привозили породистых баранов и улучшали поголовье. Теперь этой работой не занимается никто.

Поэтому у меня и возникла идея сплотить коллег в ассоциации и при поддержке государства создать Центр возрождения овцеводства. Поначалу Центр мог бы работать в масштабах четырех областей Карпатского региона, а впоследствии распространить свой опыт на всю страну.

«Центр должен быть и станет рентабельным, окупится и со временем сам себя содержать»

Что конкретно будет в этом центре, чем он будет заниматься и сколько денег надо, чтобы он заработал?

Центр должен постоянно заниматься улучшением, адаптацией и акклиматизацией лучших пород овец. Также Центр должен способствовать изготовлению мясных, творожных и других изделий из продуктов овцеводства. И эта продукция должна продаваться под одним брендом, которому доверяют и в Украине, и в мире.

Из конкретных вещей, которые должны быть – это современный племенной питомник. Тогда породистого барана можно будет купить не за 5 тысяч евро, как сейчас в Европе, а в 10 раз меньше. Рассчитывая стоимость такого питомника, я отталкивался от европейских цен. Ферма на 200 голов с аппаратурой и всем стоит в Европе около миллиона евро. То есть 5 тысяч евро на одну голову. Это с доильным залом и с возможностью переработки молока.

При племенном питомнике должна работать ветеринарная станция, желательно, частная, чтобы не было излишней зарегулированности.

Также должна быть современная бойня с мясным цехом, чтобы мы могли официально реализовывать мясо и изделия из него. Это тоже миллион евро. Плюс спецтехника, в частности – вівцевози. Через год, планирую, при Центре должна появиться возможность приема и переработки шерсти, а через два — переработки кожи.

Ну, и должны готовить породистых псов для выпаса и охраны стад.

Если все посчитать, ну выйдет там миллионов 100 гривен на несколько лет. Но в масштабах государства – это копейки. Области предлагают миллиардные проекты на Государственную программу развития Карпат, которые и близко не имеют таких экономических и социальных перспектив.

Считаете, Центр будет рентабельным?

Уверен в этом! Центр должен быть и станет рентабельным, окупится и со временем сам себя удерживать. Работа овцеводов тоже станет более цивилизованным, доходным, а значит выгодной и для государства, потому что это хорошие налоги. В том числе из ресторанов и магазинов, которые будут продавать сертифицированную, а значит легальную баранину отечественного производства. Если это не будет иметь экономического эффекта для государства и овцеводов, зачем этим заниматься?

Сейчас овцеводство я бы назвал безубыточным бизнесом. А при поддержке Центра оно должно стать высокорентабельным.

А готовы ли сами овцеводы работать открыто?

Я вижу, что люди готовы меняться и сотрудничать с властью, выходить из тени, платить налоги, тиражировать свой опыт на всю страну. Но они должны понимать, для чего им все это – что их налоги пойдут не в карман чиновника, а на развитие территорий, отрасли, а значит – на развитие страны.

Моя позиция такая же – если это просто распил денег, я в этом участия принимать не буду, первым отойду от этого.

«Смысл в том, чтобы поддерживать небольшие фермы…»

Не пробовали сделать из этого бизнес-проект и обойтись без государства?

Нет, и не хочу. Я хочу, чтобы овцеводство осталось у гуцулов. Только так останутся и сами гуцулы, только так Карпаты будут иметь шанс на развитие.

Конечно, этот проект можно было сделать чисто коммерческим – привлечь грантовые средства или деньги некоего холдинга. Но я не хочу, чтобы работали одни, а зарабатывали другие. Пастухи должны быть хозяевами, но работать сообща, влиять на отрасль и иметь поддержку государства. А если проект будет чисто коммерческим, то не будет социального эффекта, который сплотит вокруг этой идеи овцеводов, местную и государственную власть. Они не чувствуют, что вовлечены в какой-то большой, нужной для страны дела. Не будет толчка для развития отрасли, развития территорий, страны в целом.

Смысл в том, чтобы поддерживать небольшие фермы, создавать рабочие места, сохранить традицию овцеводства, сохранить Карпаты в конце-концов, а не просто дать какому-то монополисту заработать.

А как же земли? Для овцеводства нужны огромные площади, где их брать?

Я думал над этим. Есть земли категории «кустарники», только в нашей общине их пару сотен гектаров. Также есть охранные зоны рек. Я не понимаю, почему эти земли не могут быть приспособлены под выпас мелкого рогатого скота? Они идеально для этого подходят.

Более того, этим больше ни к чему не пригодным землям выпас овец пойдет только на пользу. После того, как я електропастухами обнес десятки гектаров территорий, где пасутся овцы, там стало значительно больше зайцев, перепелов, белок, других мелких животных и птиц, которые прекрасно уживаются с овцами. Эти травы теперь никто не выжигает. А электропастухи и псы отпугивают хищников. Экосистема возрождается. Кроме того, овцы и козы поедают кустарники и сорняки. Например, есть такая неприятная ядовитое растение Борщевик Сосновского, он является проблемой в масштабах страны, потому что уничтожает все вокруг себя, дает ожоги на коже. Овцы и козы, особенно мясных пород, питаются этим растением и уничтожают ее на пастбищах за пару лет. Пастбища естественным путем становятся намного лучше и безопаснее.

В Украине миллионы гектаров таких кустарников. Мы готовы платить за их аренду. Но мы должны понимать, что мы с государством партнеры, государство на нашей стороне.

«Нам нечего просить. У нас есть все. Надо только ценить и развивать свое»

Вы смогли убедить чиновников в необходимости вашего проекта?

Я стучал во все двери, какие мог. Среди чиновников действительно есть люди, какие-то что-то хотят сделать для страны. Но общая система работает против. Я имел огромную надежду на прошлую власть, но они не оправдались. Сейчас предлагают все делать вместе. Так давайте сделаем!

На круглых столах по обсуждению развития Карпат многие проекты касались строительства дорог и мостов. Это прекрасно и необходимо. Но главное, чтобы потом по тех классных дорогах люди, которые здесь еще остались, не уехали за границу навсегда. Государство – это услуга. И услуги, которые предоставляют в Европе, пока что гораздо качественнее и ближе, чем в Украине. Поэтому в первую очередь мы должны думать о услуги и рабочие места. Люди имеют дома, на своей земле зарабатывать. И потому овцеводство и козоводство, я убежден, – это возможность для развития Карпат и даже целой страны. Эта отрасль даст возможность не только прокормить нас самих, но и хорошо зарабатывать на экспорте гарантированно качественной продукции украинского овцеводства.

К счастью, меня услышали и поняли. Сначала заместитель министра Минрегиона г-н Вячеслав Негода, который на круглом столе в ивано-Франковске впервые меня увидел и услышал мой проект, сразу сказал, что такие инициативы надо поддерживать в первую очередь. Позже на мероприятии в Киеве госпожа Министр Алена Бабак очень быстро поняла мою идею. Она спросила, где тот чиновник, который должен помочь вам написать эту программу? Я сказал, что мою идею никуда даже не включили. А сам я проекты писать не обучен, ибо пастух, а не чиновник. Тогда она попросила дать исходные цифры, а Минрегион помог правильно все оформить…

Хочу верить в поддержку государства. Если мы сейчас гривной не поможем пастухам, завтра фермы, конечно, будут, но это будут фермы с европейскими владельцами. А мы будем чистить там гной, как сейчас в Европе. Я не хочу такой судьбы для своего народа. Я не против европейцев, но в первую очередь я – за украинцев. Мы должны быть хозяевами на родной земле. Я знаю, как это сделать и в конце концов сделаю вместе с другими пастухами. Но с государственной помощью будет быстрее. Нам нечего просить у соседей. У нас есть все. Надо только ценить и развивать свое.

По информации Минрегиона, проект Василия Стефурака таки попал к проекту Государственной программы развития региона украинских Карпат на 2020-2022 годы. Общая сумма финансирования – 43 млн грн, из государственного бюджета – 31 млн грн.

Материал подготовлен в рамках проекта «Устойчивое развитие Украинских Карпат», по итогам круглого стола, который состоялся 5 сентября 2019 года в Киеве, организованный Украинской ассоциацией районных и областных советов в рамках деятельности Ресурсного центра по устойчивому местного развития.

Проект «Устойчивое развитие Украинских Карпат» внедряется Украинской ассоциацией районных и областных советов в рамках деятельности Ресурсного центра по устойчивому местного развития в партнерстве с Посольством Республики Польша и Министерством развития общин и территорий Украины. Проект финансируется Министерством иностранных дел Республики Польша
в рамках программы польского сотрудничества в целях развития.

В рамках проекта состоялось 5 круглых столов: во Львовской, на Закарпатской, Ивано-Франковской, Черновицкой областях и итоговый – в Киеве.

Подписывайтесь на канал Калитки в

Telegram
,
читайте нас в

Facebook

и

Twitter
,
чтобы первыми узнавать о ключевых событиях дня

Добавить комментарий