Виталий Жилак о критическое мышление, недостатки в образовательной системе Украины и как проверять правдивость информации

Виталий Жилак – соучредитель e-Com, маркетолог, руководитель ОО «Образование для нас». Занимается продвижением различных проектов, отдавая предпочтение информационно-просветительским, специализируется на копирайтинге и стратегическом маркетинге.

Критическое мышление – его страсть: в свободное время работает со студентами и учениками. Виталий рассказал Фіртці о сильные и слабые стороны образовательной системы в нашей стране, а также о месте умение мыслить критически в современном мире.

Тренд неформального образования

По исследованию Redwood Software 60% активностей в современных профессиях можно автоматизировать. Предполагается, что на рубеже 20-ых и 30-ых годов будет период, когда ВУЗЫ дадут дипломы тем людям, для которых не предполагается профессиональной работы. Проблема заключается в том, что формальное образование, конечно, нужна, но она во многих аспектах недостаточно гибкая.

«Начну с положительного. Формальное образование необходимо для фундаментальных наук: математики, физики, химии. Чтобы дойти до того уровня, чтобы понимать, например, квантовыми вычислениями или искусственный интеллект, трех месяцев и сертификата не достаточно. Но что касается таких сфер, как менеджмент и маркетинг, где преобладают коммуникации, очень часто знания, полученные за 5 лет, уже не соответствуют рынку. То же касается непосредственного кодирования на определенном языке программирования, например PHP или Java. Если 5 лет учиться по какой-то программе, за это время язык изменится, и необходимо очень быстро получать дополнительное образование или что-то подобное», — говорит Виталий.

Почему вообще сейчас неформальное образование такая кратковременная и столь популярна? Ибо ее, по словам эксперта, проводят практики – люди, которые непосредственно работают в определенной сфере, которые могут действительно подать полезный опыт за месяц или 3.

«Потому что, к сожалению, в сфере образования есть такая вещь: выучилась человек на педагога, получила какие-то знания и, не имея никакой практики, пошла учительствовать. Это не хорошо, потому что дети дальше массово приходят с вопросом: «Где математика применяется в реальной жизни?» Они не могут этот ответ получить. Большинство из этих специалистов даже не могут сказать элементарного: «Посмотри на свой смартфон. Его от кучи пластика, металла и стекла отличает как раз математика». Этим примером и подобными можно уже захватить. Мы даже когда с детьми работаем, и в такой шутливой форме что-то проговариваем, им больше «заходит», тогда они начинают понимать смысл предмета», — убежден Виталий Жилак.

Второй недостаток школы, который сооснователь e-Com очень ярко видит – непредставленность творческих профессий.

«Допустим, motion designer (мультипликация), монтаж, фотография. Художественная сфера почему-то от школы отделена. И в школе не хватает специалистов, способных отметить художественный талант ребенка. Это очень и очень плохо. Сейчас на творческих профессиях реально много заработать можно. По сути, школа до сих пор готовит детей к пожинания в советском обществе, где нужны технари, на производство, а различное творчество – это рюшечки. Очень обидно», — подчеркивает маркетолог.

И третий недостаток школы – требование быть успешным во всех предметах.

«Это абсурд. То есть, требовать быть отличниками в науках и естественных, и гуманитарных, и конкурсах… Это надо прекратить вообще, потому что с кем я не говорил из этих детей, они что-то из списка обязательно ненавидят. Просто их заставляют, потому что надо быть круглым отличником: «Как это так, ты не любишь историю?» или: «Ты историк и не любишь математику? Разве так можно? У тебя все должно получаться.» Это нереально. То есть, вот это наше желание получать всесторонне развитых детей приводит к тому, что дети вигорівші и всесторонне недоразвитых. Школа не дает возможности специализироваться. Например девочка или мальчик, увлеченные биологией, хотят развиваться именно в этой сфере. Надо слезть им с головы, пусть во всем другом будут средние оценки, но этот ребенок проявит себя в том, что ей нравится. Это надо выбивать из головы учителей и родителей особенно. Чтобы они отстали от детей и позволили им быть успешными в чем-то одном, — подчеркивает Виталий. — В чем большое преимущество именно неформального образования? Ее можно собирать как мозаику. Допустим, девушка Оля подумала, что хочет заниматься маркетингом, но начать с чего попроще, например копирайтинга. Позаймалась 3 месяца и понимает, что уже может что-то делать и даже зарабатывать, при том, что ей 17 лет. Потом думает: «О, а я добавлю еще дизайн. Буду и рисовать, и писать». Идет на курсы графического дизайна, отучилась, но поняла, что это не ее. Потеряла 3 месяца. Тогда она довчається еще, допустим, на интернет-маркетинг. Ей «зашло», понравилось работать с аналитикой. А копирайтер + интернет-маркетолог – это уже человек, может 10 тысяч (гривен – ред.) в месяц иметь, несмотря на возраст. Это очень круто потому, что во всей этой истории мы видим, что она потеряла всего 3 месяца. Это не 5 лет, когда на третьем курсе доходит, что специальность не твоя, но надо добивать, потому что жаль не получить диплом».

По сути, в формальном образовании проблема — это усложненность процесса «опрокидывания» студента с одного направления на другие?

«Это был бы очень большой плюс, если бы дети могли вовремя изменить свою специальность, когда поняли и четко осознали, уже без постороннего внушения родителей или еще кого-то, что они хотят заниматься чем-то другим. Но сейчас высшее образование этого не дает и у нас есть очень много людей, которые выучились на одно, а работают совсем в другой сфере. Неформальное образование позволяет кусочками собирать свою компетенцию, при этом не теряя», — говорит Виталий Жилак. — Государству надо адаптироваться к тому, что не только дипломы, но и сертификаты неформального образования что-то означают. Я вижу сейчас такую тенденцию, что молодые специалисты, попадая на государственную работу, застревают на одном месте на годы. Ведь руководству выгоднее просто эксплуатировать молодого специалиста, который будет делать их работу, чтобы он оставался на низкой должности и не прогрессировал. Я не встречал много случаев, когда на государственной работе за 2-3 года кто-то смог вырасти до высокого начальника. При том, например для IT-специалиста в Украине – это нормальная история, потому что там оценивают твои умения.

Как возникла идея обучения критическому мышлению?

«Отдельного предмета «Критическое мышление» в мире еще не існуєУ этот момент я чувствую романтизм своей миссии, я стараюсь эту вещь распространить, показать на примерах, что происходит с людьми, если они не мыслят критически. Мы все привыкли брать пример с Европы. Давайте в чем-то опережать ее. Много непонимания. Приходится долго работать, чтобы объяснить, в чем смысл моей работы. Радуюсь, что я связал свою жизнь еще и с маркетингом, потому что это меня научило все-таки находить подход к человеку, объяснять ценность того, что я делаю. Но, на самом деле, сопротивление очень большой. По сути, как воспринимают критическое мышление? «Ты указываешь людям, во что верить». Я ничего не указываю, просто показываю действительность, — отмечает Жилак. — В частности, пытаюсь ввести момент романтики: благодаря тому, что мы четко воспринимаем ограничения этого мира, мы создаем в нем возможности; за счет того, что мы четко изучаем его несправедливости, мы можем сделать мир более справедливым.

Как отличить правдивую информацию от фейка?

— А все очень просто:

  1. Проверяем наличие ссылок. Есть автор – человек, который берет на себя ответственность за сказанное. Если статья написана в духе: «Ученые доказали…», «Как давно всем известно…» или еще какие-то общие фразы – весьма вероятно, что в такой способ любой ценой добавляют вес какой-то ерунды.
  2. Проверить компетенцию автора. Работает он в той сфере, о которой пишет? Есть математик по фамилии Фоменко, который имел заслуги в математике, но творил абсолютную ерунду в исторических работах. Итак, человек, с авторитетом в одной области может быть полным профаном в другой.
  3. Где опубликована информация – в профильном или непрофильном издании. Скажем, есть технологический ресурс. Там – скопление специалистов, поэтому заведомо лживый материал они не продвинут.
  4. Ссылки на другие исследования. Их может не быть, если это открытие в новой сфере. В ХХ веке многие кто не мог принять квантовую физику по той причине, что на квантовом уровне есть беспричинные процессы – это трудно принять интуитивно. Но со временем кванты начали открывать во всех лабораториях мира, независимо друг от друга. В конце концов, это доказало, что квантовая физика – правдивая. Этот критерий называется «Воспроизводимость». Если какой-то факт является правдой, то его смогут подтвердить различные экспертные группы в разных точках Земли. Если какую-то вещь может подтвердить только одна группа в одной точке на планете, то это фокус, а не факт.

«В соцсетях часто распространяется информация, что никак не подтверждена. Но людям лень «погуглить». Есть такой мега-сервис – Google Schcolar – это поисковик среди научных материалов. Много инициативы от человека не требуется. Ложь до невероятности хрупкая, она лишь создает впечатление такого твердого, несокрушимого монолита. А если подойти и стукнуть по ней пальцем – она развалится. Я призываю всех быть смелыми. Берегите свою жизнь и уважайте свой мозг – проверяйте информацию, которую потребляете», — заключает эксперт.

Подписывайтесь на канал Калитки в

Telegram
,
читайте нас в

Facebook

и

Twitter
,
чтобы первыми узнавать о ключевых событиях дня

Добавить комментарий