Появление !Fest – это следствие того, что делало среда «Дзиги»

Основатель «Юлы» Маркиян Иващишин и соучредитель ресторанного холдинга !Fest Юрко Назарук рассказали Tvoemisto.tv о будущем партнерстве, которое ждет на культовую львовскую кофейню.

Многие в комментариях о сотрудничестве говорилось о общие принципы. То как бы вы описали общие принципы !Fest и «Волчки»? В чем они заключаются?

Марек: В свободе. Я сейчас больше буду говорить про «Юлу». Наша модель – та, с которой начинали еще в 1993 году, – это полная независимость и право на субъективность. В связи с этим и возник вопрос финансового статуса (это важный момент). Как я понимаю, в !Fest’ів тот же принцип. Зарабатывать для того, чтобы делать то, что хочется самому и что считаем правильным.

Думаю, это один из важнейших моментов – независимость. Мы оставляем за собой право выставлять картины, которые считаем хорошими, а не только те, которых требуют люди. Иначе попадаешь в «арт-рынок» и «шоу-бизнес». Ресторанная деятельность была элементом, который финансово все это поддерживал. Сейчас это сохраняется, только добавляется квалифицированнее подход.

Юра: Я вообще вижу во всем этом причинно-следственные моменты. Все делается благодаря и вследствие чего. Появление !Fest – это, в конце концов, также следствие того, что делало среда «Волчка». И не только ее – но и журнала «Ї», и так далее. Все тематические проекты, которые мы делаем, не взялись ниоткуда. Мы же сами вышли из этих сред. Это сейчас взялись такие разные модные слова: «конвергенция», «хабы» и другие. Раньше оно тоже делалось, просто без таких названий.

Не повторяя Маркияна о свободе, скажу, что речь идет действительно о том, чтобы зарабатывать, чтобы делать то, что хочешь и формировать свою среду.

То есть речь о партнерстве и совместном продвижении положительного опыта?

Марек: Да. Есть сходство, но в то же время есть два разных опыта. Если у нас все получится и мы хорошо притремося в совместной деятельности, то на выходе получим новое качество и новые проекты. И это вопрос не только практическое. При этом я уже вижу, что появляется синергия во время наших встреч.

Юра: Я вот на этот разговор вышел из офиса, где работает 30 человек и которые меня спрашивают, как работать с «Волчком». Все сопереживают, но при этом у нас эта деятельность более…

Марек: Технологическая.

Юра: Я не могу оценивать это с точки зрения мировых трендов, но в нас есть очень сильное разделение. Я не занимаюсь операционной деятельностью, я больше существую в проектах, чтобы что – то придумать и реализовать. И если бы существовал только я, то идеи умирали бы сразу после рождения. Ну или через несколько месяцев. Поэтому существование всего этого огромного количества людей, этой команды, которая поддерживает проекты, дает возможности для продолжения.

«Юла», как я ее понимаю, тоже проектная организация. В отличие от других, она имеет свои задачи, сроки и результаты. И она держится, потому что крутится» (официальный лозунг «Волчки» – ред.). Действительно вертится, потому что проектов очень много: «Флюгеры Львова», JazzBez, и так далее, и так далее. При всем уважении, Leopolis Jazz Fest – уважаемая организация, которая существует ради одного события в год, а тут этих событий масса. И все работают над их реализацией. Я даже не до конца знаю, что сейчас здесь происходит. Но оно происходит! И требует больше внимания.

Вы планируете сейчас новые совместные проекты?

Марек: Имеешь в виду что-то такое новое, что возникло бы на основе этого?

Именно так.

Юра: Есть договоренность, которая заключается в том, что все существует в этом состоянии, что есть. До октября мы пытаемся сформулировать стратегию. Мы привели свою команду, которая освежает операционную деятельность. О культурной деятельность – я не готов сейчас говорить.

Марек: Это по ходу получится. Вот я уже второй год ищу, где провести новый JazzBez. Есть критическое количество людей, которые в филармонию не очень хотят ходить. По разным причинам: акустика, нет места для общения, некомфортно работать в таком формате официального зала. Сейчас мы смотрели на новый зал…

FEST Republic?

Марек: Да. Я – директор фестиваля и нуждаюсь большого зала. Есть выбор – или Lem Station, или Юра с Андреем сейчас показали их пространство – большой и перспективный. Я провел там вечер – и эта атмосфера и публика мне «Куклу» напомнили.

Юра: кстати, да. Что еще подобно – к нам очень разные люди ходят: и студенты, и бизнесмены, и политики.

Перед тем мы разговаривали с Мареком: я считаю, что наша задача – сохранить то, что здесь было, и чтобы оно продолжалось. В какой форме – мы до конца не знаем. Но точно оно не должен входить в конкуренцию с тем, что было раньше.

Марек: У нас еще не было таких стратегических разговоров. Процесс этот непростой, в том числе с эмоциональной точки зрения. Всем надо успокоиться от новости о нашем партнерстве, которую так по-разному представляли и комментировали. Но все, что есть хорошо, остается.

Юра: Все хорошо надо только усилить.

Читайте также: Люди Твоего Города: Маркиян Иващишин про Львов и Полтву

Много людей просили спросить, остаются ли предсказания, идут к кофе и чаю в «Дзыге»?

Марек: Остаются. Но можем поговорить о том, чтобы оставить этот вариант, который идет к кофе бесплатно, и ввести платный вариант, который можешь себе выбрать за деньги, если тебя что-то не устраивает погода.

Юра: Вообще сделать их пакетом на 12 месяцев, как целый календарь предсказаний.

Марек: на самом Деле у инициаторов и основателей «Юлы» появилась большая зона комфорта. Теперь не надо заниматься тем, в чем ты не настолько эффективен – менеджментом, маркетингом ресторана. Мы это делали вынужденно, это отнимало много времени и энергии. Да и эмоционально очень выбивало. По чуть-чуть, по чуть-чуть и накапливалось. А сейчас можно сосредоточиться на том, что ты умеешь делать лучше всего, и потому, что тебе в кайф.

Я когда-то пошутил, что теперь наконец впервые могу в «Дзыге» написать отзыв, а не читать их.

Юра: Наконец Марек может попросить книгу жалоб, чтобы не читать, а написать.

Кстати, я нашел свою трудовую книжку с записью о работе в «Дзыге».

Маркиян, ты помнишь, на какой должности в «Дзыге» работал Юра?

Марек: Точную должность не назову.

Юра Я также не помнил до тех пор, пока не нашел.

С 2000 года заместитель директора по внешним отношениям и связям с общественностью. То получается, что Юра выполнил свою миссию?

(Оба сміюються)

Юра: Тогда было больше романтизма.

Марек: Тогда было классно. Тогда у Порошенко можно было арендовать частоту и делать свое радио (речь о радио «Инициатива», основанное «Волчком», которое выходило на частотах радио «Нико» – ред.). Первое украиноязычное радио. Не было вопроса о радио как средство влияния – ни для нас, ни для Порошенко. Это был одновременно культурный продукт и СМИ. То же самое было с «Львовской газетой». Но, конечно, пришлось втянуться в политику. Мы должны были это делать, чтобы отстоять право на свободу и независимость.

Мы говорили: хорошо иметь свое радио и СМИ, чтобы иметь возможность формировать видение и транслировать эти ценности для широкой аудитории. Но был большой риск попасть в зависимости, это очень большая зона риска. У нас случилось так, что в «Юлы» на тот момент вся деятельность стала зависеть от войны с налоговой, которую она против нас начала, чтобы взять под контроль газету (в то время Львовскую налоговую возглавлял Сергей Медведчук – ред.).

Юра. Вопрос политики – это гражданская активность. И наша среда, наше совместное среду, всегда был общественно активный. В этом всем ответ Марека политикам была в культуре, а наша в том, что мы сделали начальную школу.

Несмотря на стереотипы !Fest далеко не та компания, какой была 10 лет назад. Основная наша логика: имея финансовую составляющую, делать так, как ты хочешь. Фактически мы – хаб с различными проектами. Мы живем совершенно другими идеями – чтобы, например, наше пиво продавалось в Японии и Штатах. Думаю, большинство львовян даже не осознают, что в той «Правде» делается. Люди 12 национальностей работают над этим продуктом, и мы горды, что сегодня 12 стран пьют это пиво.

Читайте также: Все будет «!FEST»: Как львовская компания строит мировой бренд

По большому счету мы сегодня – это «Волчок», ее амбиции и задачи, но уже в ХХІ веке. Для нас это часть жизни, которая навсегда внутри. Как там юридически оно оформлено – то уже другое, но ментально оно именно так.

Марек: Я тебе скажу еще одно. Есть много идей и проектов «Волчки», которые мы не успели воплотить. Из объективных причин, в основном финансовых. Теперь я могу больше этим заниматься. Тем, что не удавалось, что не могли позволить себе делать начиная с 2014 года.

Юра: Здесь нет четких бизнес мотиваций. Абсурдно в этом случае ставить сразу такие цели. Важно собственное ощущение свободы или творчества – это вообще лучшее и самое ценное, что может получиться в результате этого сотрудничества.

«Волчок» – это начало. Я убежден, что когда люди, которые есть, и Маркиян получат свободу от операционной деятельности, это даст эффект и для них, и для многих других. Маркиян – это же человек, который может горы воротить, а он сидит и читает отзывы об официантах.

Самый большой кайф в том, что ни он, ни я не можем конкретного сказать, потому что это будущее. Задача – сохранить все здесь и это пространство, чтобы он работал в том же настроении.

В этих случаях финансовая составляющая, что позволяет подобную независимость, является действительно важным. Все помнят кризиса 2008-2009 годов, начало войны 2014, который многое изменил. Помните самые тяжелые периоды?

Марек: Вне упомянутыми один из самых тяжелых был период, когда украинцев запугали гриппом. Я это называю «периодом тамифлю», если кто помнит. Люди были настолько напуганы, что большинство заведений закрылись. Я тогда настоял, что мы работаем, потому что не хотел закрыться и сидеть дома принципиально. Лиємо условную «химию», уничтожаем гипотетические возбудители гриппа, но работаем, играем концерты. Экономически это было неграмотно, наверное, потому что расходы были, а доходов почти нет – все же сидели дома. Только за некоторое время ушло поднятия. Немало людей так же не хотели сидеть дома и пошли к нам, потому что мы были открыты.

Юра: Видишь, принципы таки сходятся. Это действительно была одна из самых тяжелых кризисов. На тот момент работала «Криївка», но мы открывали новые заведения, под что брали кредиты. И после трех недель тех событий… Скажу так: еще месяц – и, думаю, что мы были бы близки к банкротству. Заведения были открыты, но экономически это было очень сложно. Если бы у нас тогда работала только одна «Криївка» – не знаю, смогли бы вытащить. Это реально было на грани.

Марек: Ты боишься выходить из дома, ребенка не выпускаешь в школу. Потом выходишь на улицу – а все закрыто. Кафе закрыты, магазины закрыты. Ты впадаешь в еще большую панику и начинаешь спасаться: делать запасы соли, сахара, спичек. Думаю, все это было просчитано. В таких случаях лучше не поддаваться на подобные «информационные атаки», настоящая цель которых известна только задействованным до таких вещей, неким «тайным центрам».

То есть независимость, о которой вы говорили, должна заключаться еще и в критическом восприятии действительности?

Юра: Или в создании собственных тайных центров.

(Сміюються оба)

Марек: Это подходит для заголовка, если будет нужно что-то «хлесткое».

Вне шутками, любая среда не может существовать вне политики. Тем более Львов всегда отличался общественной активностью, которая не боялась политических процессов. Даже художники и музыканты всегда были политически активными в смысле попытки влияния на процессы. Как вы сейчас относитесь к политике?

Юрий: Любые изменения в государстве делаются через политику. Нет другого пути. Это прошли все страны. Сначала изменения в политике, тогда движется экономика и так далее. Все другие варианты – это утопия. Я считаю, что для успешности политики и развития государства надо работать с генерацией, которая имеет к этому осознанно подойти.

Вот куда мы прикладываем усилия? Это упоминавшаяся уже начальная школа, Пласт, Академия Лидерства. Без этого изменения невозможны. Все остальное – просто смена одного Ляшко на другой, без системного изменения. И лучшим ответом системе есть сильная экономическая сторона. Когда у тебя 2 000 сотрудников, 150 000 клиентов, то, конечно, любой политик будет на это реагировать. Мы с ними всеми общаемся.

Люди сейчас все делят на #измене #победу. Чего чувствуете больше?

Юра: Мы, я имею в виду общество, местами слишком пессимистично прогнозируем. Но убежден, что все у нас хорошо движется. Как на то состояние, в котором есть государство, мы действительно очень хорошо начали развиваться. Сейчас у нас самый лучший президент за все время – это мое персональное мнение, абсолютно субъективное, но я могу ее доказать. У нас хороший мэр. Я имею в виду – лучше, чем были перед тем. Чего же мы жалуемся? Мы просто живем во Львове, эдаком заповеднике – архитектурном, европейско-ментальном, и, соответственно, имеем несколько завышенные планы. И это хорошо – кто-то должен ставить более высокие цели. Это делаем и мы с «Волчком».

Вы много работаете не только во Львове. Чувствуете ли запрос на такие вещи в других регионах и городах?

Марек: Имею очень хорошие впечатления из других регионов. К примеру, в Сумах мы провели в прошлом году фестиваль JazzBez и получили неожиданно позитивнй фидбэк. Там люди другие – открытые. То, что было на фестивале, – это сложная музыка, непростые группы, но при этом все получили полный контакт. После концерта осталось 30 человек, которые хотели общаться и планировать новые события.

Юра: Это правда. В случае Академии Лидерства, которая проводится по Украине, наибольшее влияние на среды имеет, как на меня, южная – в Николаеве. К ним стали ездить известные люди, бизнесмены начали объединяться вокруг идей. Физически Академия расположена вне центра, можно сказать на окраине, но она стала модным для города местом. Думаю, что в Сумах JazzBez может стать топовым фестивалем. Такой себе точкой выхода – энергией, что будет двигать все дальше.

Новость о партнерстве компаний вызвала не только позитив. Было немало критических отзывов, вплоть до «всепропало». Как вы это восприняли?

Юра: Мы все настолько заряжены на негатив, что, когда какие-то вещи происходят цивилизованно и правильно, начинаем искать плохое.

Марек: Мы почитали отзывы на новость о партнерстве «Дзиги» и !Fest – они были разные. Даже думал, что будет хуже. Но прошло немного времени, и много людей звонили и писали с тем, чтобы не просто дать оценку, а с точки зрения развития.

Юра: Так же ничего не утратилось, а наоборот – есть надежды, что все будет еще лучше. Это же на самом деле позитивная новость. Может, позитив не всегда любят, но он есть, и с этим нужно жить.

Полная или частичная републикация текста без согласия редакции запрещена и будет считаться нарушением авторских прав.

Добавить комментарий