Неизвестные подробности о боснийский конфликт

Реальная политика на примере Херцег-Босна

Опыт борьбы стран за свое единство, и, наоборот — борьбы отдельных регионов за отделение от метрополий, является различным и взаимно противоречивым. Неодинаковой является и реакция на такие события ведущих мировых держав и международных организаций. Больше всего тем для размышлений в контексте «целостность» VS «сепаратизм» «подкидывает» нам бывшая Югославия, где в рамках распада одного государства мы имеем дело с весьма непохожими случаями.

На фоне Каталонии актуализировалась дискуссия о статусе Косово под лозунгом «почему каталонцам не можно, а косоварам можно?». Но есть в истории исчезновения Югославии с карты мира есть и другой противоречивый пример. Впрочем, там как раз тогда международное сообщество удержала единство государства. Речь идет о Боснию и Герцеговину (Биг). Народы этой бывшей югославской республики воевали между собой не просто за отделение Биг от Югославии, или наоборот — за сохранение республики в составе югославской федерации. Одновременно шла война за единство Боснии и Герцеговины, или против этого — за национальное освобождение.

Нам относительно хорошо известное противостояние бошняков (мусульман-боснийцев) тасербів, которые воевали за «Великую Сербию». Наверное, благодаря печальному факту — геноцида бошняков в Сребренице. Но мы почти ничего не знаем о том, за что воевали в боснийской войне хорваты.

Если резюмировать очень кратко, то целью хорватской борьбы была хорватский государство, которое должно было предстать после распада Бег. О создании «Хорватского Содружества Герцег-Босны» как отдельной политической, культурной, экономической и территориальной единицы на территории Боснии и Герцеговины, было объявлено 18 ноября 1991 года. Боснийские хорваты планировали в дальнейшем строить независимое государство Герцег-Босна или присоединяться к Хорватии.

Во время боснийской войны хорваты воевали одновременно и против югославско-сербских сил, и против бошняков-мусульман, но сторонники Херцег-Босна не достигли своей цели. В результате реализации Дейтонских соглашений боснийские хорваты, в отличие от боснийских сербов, не получили даже собственной автономии. В Биг есть отдельная Республика Сербская, зато хорваты и бошняки вместе живут в совместном автономном образовании Федерации Боснии и Герцеговины.

Официального ответа, почему так произошло, вы не найдете. Неофициально обозреватели утверждают, что это — результат целого комплекса факторов. Во-первых, таким образом сработали широкие международные договоренности. Вместо автономии в Биг хорваты получили возврат часть своей территории — хорватское Подунав’є — путем мирной реинтеграции по программе ООН. Соответственно, сербы получили Республику Сербскую, но отдали территории на Востоке Хорватии. Во-вторых, наиболее сильными оказались позиции тех стран (в первую очередь, речь идет о США и Германию), которые на то время (это важное уточнение) поддерживали именно бошняков, что воевали за сохранение единства Боснии и Герцеговины. Боснийские хорваты не имели карт-бланш на отделение от Биг.

Лишь политической неудачей поражение хорватов в борьбе за Герцег-Босну не ограничилась. Политические и военные лидеры этого образования — Ядранко Прліч, Бруно Стоїч, Слободан Праляк, Миливой Петковіч, Валентин Чоріч и Беріслав Пушич — были привлечь к ответственности Международным трибуналом по бывшей Югославии (МТБЮ) в Гааге. Кроме обвинений в военных преступлениях, в адрес т.зв. «шестерки Херцег-Босна» звучат обвинения именно в попытке создания «хорватского ентитету», отдельного хорватского государственного образования и попытке отделения от Боснии и Герцеговины — то есть, в сепаратизме.

В 2013 году (через девять лет после начала процесса) МТБЮ приговорил лидера боснийских хорватов к различным срокам заключения, от 10 до 25 лет, но приговор был обжалован. С тех пор «шестерка Херцег-Босна»ждет окончательного решения суда, уже 13 лет, с 2004-го года, сидя в камерах без приговора.

5 октября Гаагский суд сообщил, что заседание по делу лидеров боснийских хорватов состоится 29 ноября.

Никто не берется прогнозировать, чем закончится этот процесс. Если ориентироваться на традиции принятия решений в отношении всех вопросов, касающихся Боснии и Герцеговины, все будет зависеть только от того, какой именно линии будут держаться ведущие мировые державы, и чья позиция окажется сильнее.

Какой вывод из этого балканского примера? Простой, но такой, что не для всех является приемлемым. Дело в том, что каждую ситуацию, где речь идет о соревновании «целостности» и «сепаратизма», мир решает в «индивидуальном порядке», учитывая конкретную ситуацию, в контекст того, что происходит и с учетом того, кто именно — какие страны и народы — являются участниками событий. Безусловных, универсальных, однозначных и исчерпывающих ответов на все времена не имеет. Это утверждение, безусловно, ужас для дипломатов, юристов-международников и рядовых граждан. Но это и есть та самая реалполитик, по правилам которой и живет сегодняшний мир

Добавить комментарий