На перекрестке украинских надежд

Характерной особенностью украинских выборов западные наблюдатели уже давно признали их непредсказуемость: “Никогда заранее неизвестно, кто победит”. Украинцы это восприняли как комплимент про нашу демократичность и не заметили скрытой иронии. Ведь украинцы не готовят победу своего кандидата, они на нее надеются.

Одни надеются, что комедийный актер без политического опыта и интеллектуального заплечья уничтожит олигархическую систему. Другие – что олигарх, у которого объем невыполненных обещаний перевесили только показатели личного обогащения на протяжении первой каденции, во второй выведет страну из войны и бедности. И дело здесь не в персоналиях кандидатов или конкретных обстоятельствах – просто украинскому народу свойственно, и то не от ныне, надеяться.

В Европе есть народы, как североевропейские протестанты, которые сильны благодаря своему живому уму, другие – преимущественно католические – благодаря своей вере. У украинцев же особый путь – неистребимая склонность к гордости и надежды. Когда гордиться нечем – а сейчас именно такое время – то остается только надеяться. Даже за безнадежных обстоятельствах. Это не новое. Эта склонность заразила даже лучших представителей нашего народа, а ее суть сформулировала Леся Украинка:

Нет, я хочу сквозь слезы смеяться,
Среди бедствия петь песни,
Без надежды таки надеяться,
Жить хочу! Прочь, думы грустные!

Одетая в мантию поэзии эта довольно нелепая формулка стала своеобразной квинтэссенцией украинской души, системой верований украинского народа. Шлифованная протяжении нескольких веков, переказувана от поколения к поколению способность надеяться в определенных моментах истории даже набирала в глазах украинцев признаков то ли веры, то ли ума. Но она не способна была их заменить полностью. Ибо надежда рождается на перекрестке веры и разума. И на том же перекрестке умирает. И нас ничего не научил факт, что наши украинские надежды на протяжении истории умирали одно за одним, но их гибель мы не умели использовать для победы. Поэтому они тянутся за нами шлейфом поражений.

На что мы надеялись, к примеру, когда с момента обретения независимости пассивно наблюдали за расхищением общего имущества и уничтожением экономики; за ростом коррупции и коммерциализацией политики; за сокращением боеспособной армии и увеличением армии чиновников; за деградацией профессионального и высшего образования, развалом системы здравоохранения, олигархизацией СМИ и т. др.? И не только наблюдали, а часто и принимали в этом участие. То откуда бы взяться успешное государство и цивилизованное общество?

Вот и сейчас украинец надеется. Но уже довольно. Время сойти с перекрестка надежд и пойти по одной из дорог – или разума, или веры. Это принципиально разные пути.

Еще несколько десятилетий назад Герман Гессе на основе опыта и книжек разделил людей на два основных типа: умных и благочестивых. “Человек разумный ни во что не верит так сильно, как в человеческий разум…Человек разумный стремится к власти…Она является воспитателем. Умный является склонным доверять своим инстинктам”, – писал Гессе в письме Томаса Манна. А что же украинец? Если бы на самом деле хотел власти, то, получив ее во время “революции достоинства”, не отдал бы недостойным. Если бы был воспитателем, то не вел бы себя со своими согражданами,как надзиратель в колонии. Если бы верил в разум и не доверял своим инстинктам, то учился бы вовсю, а не списывал с еэсовских или держдепівських шпаргалок.

“Вера и ощущение жизни у человека набожной базируются на уважении, что выражается, в частности, в двух основных чертах: сильном ощущении природы и веры в надрозумовий строй мира”, – пишет Гессе. Это, кажется, тоже не про нас. Подходит ли это к украинцу, который, например, беспощадно вырубает Карпаты или раскапывает полесские леса в поисках “солнечного камня”? Или это о верующих из разных конфессий, что готовы друг друга поубивать за церковное имущество, защищая “благочестивых” батюшек на мерседесах?

Много кто еще надеется, что оно все само собой пройдет, “рассосется” и не оставит по себе следа. Это потому, что надежды заменяет им потребность читать-понимать-думать. Со временем наши сильные надежды начинают нам казаться вероятными прогнозами, реалистичными перспективами, аргументированной аналитикой и тому подобное. Поэтому ничего удивительного, что прогнозы не сбываются, перспективы не открываются, а аналитика оказывается обманчивой.

Поэтому с перекрестка надежд все же придется сойти. И если выберем дорогу веры, то надо будет понять, что верить нужно в Бога, а не в том, что “Кто-то придет, порядок наведет”. Если же путь ума – воспринять и изучить механизмы и правила, которые действуют в том мире, который нам милее и с которым мы хотели бы сблизиться. Если мы идем в Европу, то должны осознать, что “Европа знает цену, но и ценности”. А созидание ценностей, в том числе и национальных, является не следствием надежд, а результатом взращивания разума или веры. А лучше – их обоих.

Подписывайтесь на канал Калитки в

Telegram
,
читайте нас в

Facebook

и

Twitter
,
чтобы первыми узнавать о ключевых событиях дня