Как священники деньги в долг давали под проценты и почему потерпевшего в суде представляет Бог

В суде дело уже шесть лет и трижды ее рассмотрение начинали с начала.

В Лычаковском районном суде Львова рассматривают дело, в котором 40 человек пострадали от мошенничества. Среди них в реестре указанный Бог и трое священников, два из них заняли под проценты церковные деньги. Обвиняют в мошенничестве на 16 миллионов гривен 50-летнюю Ирину.

Священники и чьи деньги одалживали?

В поселке Рудное , что сейчас входит в пределы Львова, в храме Покрова Пресвятой Богородицы ПЦУ правит отец Игорь. Рассказывает, что одолжил знакомым под проценты деньги и уже десять лет не может их вернуть: «Я эту семью давно знал. Брак давал им в церкви, крестил их ребенка, дом освящал. Мы были близкими друзьями. Поэтому я так им доверился. Они имели обмен валют в Львове. Одолжил им под проценты 20 000 долларов, то мои собственные сбережения. Машину продал и занес деньги, даже не брал расписок. Даже не мог подумать, что такое случится».

Добавляет, в суде сейчас отвечает только женщина Ирина, ее муж умер.

Жители Рудного и прихожане церкви на эту тему общаются неохотно. Говорят, о судебном деле ничего не слышали и убеждены, священник одалживал свои, а не церковные средства. Одна из жительниц рассказала, что рядом со старой деревянной церковью уже давно положили фундамент для строительства новой церкви. Однако, обществу на это не хватает средств.

Отец Игорь также добавляет, что одолжил деньги под проценты этой семьи и его сын протоиерей Михаил. Однако это уже были церковные деньги. Сам протоиерей Михаил объясняет, что отдал деньги для приумножения и на них впоследствии планировали построить храм. Он правит в Одесской области.

«Мы дважды подавали письменные доказательства в суд, первый раз все дело сгорела в 2014 году во время пожара в «Ночь гнева». Поскольку последние 16 лет я живу Одесской области, где с Божьей помощью строим Украинскую Церковь, мне трудно постоянно приезжать во Львов на судебное заседание. Я написал нотариальную доверенность на отца, чтобы представлял мои интересы в суде. Ведь пострадали мы оба», — говорит он.

Как доказательство в суде протоиерей Михаил оказывал кассовую книгу церковных записей. Разведает, что этот досадный инцидент не знают его верующие и жалуется, что уже почти не имеет надежды, что сможет вернуть одолженные деньги.

«Поскольку в большей степени ответственность была на мне как настоятелю. Знают об этом церковный казначей и церковная десятка. Мне пришлось продать свой микроавтобус и взять в долг деньги, чтобы погасить этот долг перед церковью собственными усилиями», — говорит он.

Священники объясняют: доверяли Ирине больше, чем официальным банкам, потому что тогда была нестабильная экономическая ситуация в стране.

Также, в судебном реестре указанный потерпевшим Дмитрий Бы. По данным Youcontrol он является основателем религиозной организации УПЦ КП Приходе Успения Пресвятой Богородицы в селе Воля Добростанська Яворивского района Львовской области.

Заседания суда и Бог

Конвой заводит в зал суда госпожу Ирину. Ее привозят из СИЗО всегда с красиво уложенной прической и сажают в прозрачный бокс.

Когда начинается рассмотрение ей позволяют выйти из него и сесть у адвоката, чтобы параллельно проводить допрос потерпевших. Тогда она надевает очки и тщательно просматривает свои заметки и документы. Ставит много вопросов потерпевшим, часто личных: о дружеские отношения с ней и место работы в прошлом. И часто повторяет, что никогда не говорила, что не вернет людям средства.

 

Теперь о Боге. Как пояснили в Лычаковском суде, количество букв, которые можно указать на странице списка дел назначенных к рассмотрению ограничена. И на самом деле Бог – это сокращение от фамилии адвоката одной из потерпевших Игоря Богуша.

Допросы потерпевших и часа мелких споров

Люди, которые являются потерпевшими по делу, оценили свои убытки в 16 миллионов гривен. Одно судебное заседание Лычаковского районного суда города Львова по делу о мошенничестве продолжается более трех часов.

«Я потерпевшая Людмила Т. клянусь говорить суду правду и только правду. Познакомились я с Ириной в 2011 году. Приходила в их кантор на улице Зеленой обменивать деньги. Потом узнала, что они могут брать деньги в заем под проценты. Меня это заинтересовало, потому что тогда у меня была очень маленькая пенсия. Они производили на меня положительное впечатление».

Людмила всю жизнь работала преподавательницей в университете. Она оставила под проценты около 4000 долларов, получила расписку, по которой деньги ей должны были вернуть по требованию. Но когда женщина попросила их обратно, то ее начали игнорировать.

«Когда моя мама заболела инфаркт дважды, я просила вернуть деньги, писала смски, звонила. Через два года мама умерла», — добавила пенсионерка.

На следующий день свидетельствовать в суде пришли еще двое пострадавших: женщина среднего возраста и худощавый седой мужчина.

Сначала судья вызывает женщину: «Суд предупреждает вас об уголовной ответственности за дачу ложных показаний». Она утвердительно кивает головой: «Я, Светлана Ш., клянусь говорить суду правду и только правду. К Ирине меня привела моя знакомая Оксана, которая покончила с жизнью самоубийством, потому что очень переживала за это все», — говорит женщина.

Уже после окончания заседания Светлана рассказывает, что одолжила Ирине 12 тысяч долларов: «Я сколько времени бегала за ним, искала. Ходила под ее дома, звонила, но деньги так и не вернула. Ирина в том СИЗО выглядит красиво и деньги имеет. А моей подруги нет и у нее осталась сиротой ребенок».

Добавляет, что Оксана заняла 7 000 в иностранной валюте. Под проценты закладывали деньги и другие члены семьи подруги.

Через две с половиной недели в суде продолжают дело. В течение всего заседания один из потерпевших очень эмоционально спорит с подсудимой. А во время дачи показаний обращается к судье, чтобы та запретила ей жевать жвачку.

Во время показаний прочего, подсудимая Ирина требует у суда переслушать записи допроса в 2014 году, потому что уверена, что один из пострадавших изменил показания. В таких мелких спорах проходит почти четыре часа.

26 февраля коллегия судей должен вновь вернуться к рассмотрению этого дела.

Дело трижды начинали слушать с начала

Елена Данылив, прокурор в судебном заседании, рассказывает, что первый обвинительный акт по этому делу было направлено в Лычаковский районный суд еще 30 мая 2014 года, однако рассмотрение его так и не завершили.

«В течение года продолжалось судебное разбирательство, допрашивали потерпевших, свидетелей, обвиняемого, исследовали все доказательства. У одного из членов коллегии закончились полномочия и судебное разбирательство начали с начала», — говорит она.

Прокурор поясняет, что согласно законодательству, если судья выбывает из коллегии, его могут заменить другим. Но только при условии, что не отрицают все участники уголовного производства. Тогда судебное разбирательство продолжается. Однако обвиняемая настояла на том, чтобы судебное разбирательство состоялось с начала.

«Судьи уже несколько раз теряли полномочия, поэтому дело начинали сначала и это уже третье рассмотрение», — рассказала прокурор.

Также, по словам Елены Данилов, во Франковском суде есть еще один обвинительный акт на этого же человека. Там пострадавших восемь, общий размер ущерба свыше 3 миллиона гривен.

Прокурор добавляет, что дело длится так долго еще и потому, что подсудимая находилась в розыске два года: «После внесения залога, они не появилась вовремя в суд и самовольно покинула территорию области, без разрешения суда. С 2016 года фигурантка два года находился в государственном розыске».

И лишь в 2018 году госпожу Ирину доставили в суд и изменили меру пресечения на содержание под стражей без возможности внесения залога. Сейчас женщина в СИЗО и ей грозит 12 лет за решеткой.

Елена Данилов поясняет, что суд в этом деле – это долгий и трудный процесс, ибо в уголовном производстве большое количество пострадавших, которых тяжело собрать, исследовать доказательства. Она также считает, что в этом деле происходит затягивание процесса.

«Пользуясь своим правом иметь пять адвокатов, подсудимая в суде представляют двое-трое адвокатов. Иногда откладывали заседание именно из-за неявки одного из них. Я считаю, что в деле имеет место затягивание процесса», — говорит прокурор.

В свою очередь адвокат Ирины Роман Шпирка, уверяет, что Ирина планировала вернуть средства. А всему виной является то, что в 2012 году его подзащитную ограбили и похитили значительную сумму денег, о чем она сразу сообщила в полицию.

«Похищение у Ирины средств очень пошатнуло ее финансовое положение, о чем она сразу уведомила своих кредиторов. С большинством из них она договорилась об отсрочке выплат и впоследствии выполнила свои обязательства перед ними. Другие к ней не обращались, а обратились сразу в полицию», — говорит он.

Представитель отмечает, что действия его клиентки это не уголовное преступление: «Госпожа Ирина не отрицает, что имеет невыполненные денежные обязательства, поэтому это ничто иное, как гражданско-правовые отношения».

Послесловие

В настоящее время на все имущество подсудимого наложен арест. Однако, в течение шести лет сорок пострадавших так и не получили никакого денежного возмещения.

Прокурор Елена Данылив говорит, что люди смогут вернуть свои деньги только после приговора и если тот будет в их пользу. Тогда арестованное имущество Ирины продаст исполнительная служба и начнется процесс возмещения.

В суде же планируют заслушать всех пострадавших до конца года. Но когда вынесут приговор, несмотря на то, сколько она уже рассматривается – неизвестно.

Согласно последнему постановлению в судебном реестре указано, что срок содержания под стражей госпожи Ирины завершается 26 февраля этого года. Если суд не продлит действие этого постановления, то женщина сможет оказаться на свободе.

Выйти из СИЗО она также сможет в том случае, если за него заплатят 10 миллионов залога. Тогда ее обяжут носить электронное средство контроля и не выезжать из Львова.

 

 

 

Добавить комментарий