Игорь Цепенда о «ректора 21-го века», мультидисциплинарную образование, будущее противостояние человека с искусственным интеллектом и топ-профессии будущего

Недавно, в день рождения известного украинского писателя, общественного деятеля и политика Василия Стефаника, имя которого носит Прикарпатский национальный университет, вуз отпраздновал свое 78-летие. За эти годы он стал мощным научным и образовательным центром не только Прикарпатья, но и всей Украины.

Университет на протяжении уже шести лет возглавляет доктор политических наук, профессор Игорь Цепенда. Калитка пообщалась с ректором о значение высшего образования в жизни общества, вызовы времени, искусственный интеллект, проблемы, достижения и планы на будущее.

Игорь Евгеньевич, давайте поговорим на начало о высшем образовании в целом. Сейчас очень динамично развивается все потоки информации невиданные ранее, мир входит в постиндустриальное общество, информационное, — кто как трактует. Кто-то говорит о феномене сингулярности, который вот-вот наступит… Так же меняется рынок труда... Виглядає, что образование отстает от потребностей современного мира и тем более от потребностей будущего? Высшее образование в кризисе?

Проблемы высшего образования всегда есть, в понимании самого общества. Нельзя сказать, что это есть определенный конфликт внутри общества. Есть каноны, которые всегда удерживали соответствующий уровень знаний, которые потірбно было иметь выпускнику университета. И не имеет значения, будет ли это сейчас или в предыдущие века. Я думаю, что две институции в мире выстояли и не слишком видоизменились. Это — церковь и университет. Над этим надо задуматься.

Сегодня университеты меняют свои модели, приспосабливаясь ко времени. Это особенно видно по Китаю, когда они сейчас изучают модели многих университетов мира, чтобы определиться, каким им путем идти относительно развития высшего образования. Это касается и Украины, и США.

Если говорить о модели университета в сегодняшних условиях, то она все равно остается неизменной. С одной стороны — это учебный блок. Ты должен дать тельства, которые являются необходимыми. С другой стороны — ты должен определить в современных условиях золотую середину, где теория должна перейти в прикладное значение.

В эпоху интернета и гуглу классические «знания» являются менее актуальными. Сейчас, говорят, есть проблема креативного мышления…

Бесспорно, сейчас невозможно выучиться, получить образование один раз и на всю жизнь, как это могло быть сто или двести лет назад. В наше время учиться надо всегда, потому что изменения, развитие науки, подходов происходят постоянно…

Мы сейчас изучаем европейский опыт. Хотя, если посмотреть на европейские университеты, то наши вузы до определенной степени еще в комфортных условиях. Если подитися на учебные планы, то по одной специальности мы имеем один обучаемый план. Если взглянуть на их, то студент может выбирать из 10-15 учебных планов. Я уже не говорю о логистике проведения учебного процесса.

У них есть еще такая особенность — наиболее талантливым студентам разрешают идти по междисциплинарных курсах. То есть, в течение 4-х лет студент в свободном плавании. Он посещает лекции, которые ему интересны, таким образом развивая уже в такой способ именно свою креативінсть. Но перед магистратурой он определяется, в каком направлении будет работать.

А у нас такое есть?

Теоретически, мы подбираемся к этому, но практически — это очень сложно сделать, потому, что существующие планы и законы о высшем образовании надо выполнять. Например, что будет написано в дипломе? В Польше, например, пишут «мультидисциплинарные студии». Это сразу означает, что студент очень талантливый и к нему выстраивается очередь из работодателей.

Мы все равно должны подойти к этому, ведь понимаем, что надо работать на личности. Что мы сейчас можем и делаем — до талантливых студентов приставляем таких же талантливых преподавателей, которые с ним индивидуально работают. Имеем плоды. К примеру, по робототехнике мы уже несколько лет подряд занимаем между университетами первые места в Украине…

Для чего высшее образование вообще? Много успешных людей, как Билл Гейтс или Стив Джобс, фактически покинули университеты, не закончив их, потому что спешили с собственной реализацией… Когда-то учась в советском военном вузе, где были и очень сложная математика, теория электромагнитного поля, теория полупроводников, вместе с тем на кафедре оперативной подготовке преподаватель-полковник шутил, что математика ему понадобилась за 30 лет службы лишь для того, чтобы посчитать сколько выехало автомобилей из автопарка и все вернулись…

Ну, это вечная дискуссия. Она есть и между работодателем и работниками, которые приходят наниматься. Один из которых закончил колледж, другой университет. И всегда работодатель говорит, что выпускник колледжа имеет практические навыки. Он сразу может сесть и сделать. Потому что его готовили практики, а студента университета — теоретики.

Но это не так. Даже когда студенты жалуются, зачем они изучают тот или иной предмет, ведь он им в жизни не пригодится, то потом понимают, что благодаря ему научились логически мыслить, системно и понятно выражаться… У студента колледжа есть преимущество одномоментная, а вот в студента университета — преимущество на перспективу, ведь он больше знает и мыслит шире. Он как раз более способен к дальнейшему обучению, к креативному мышлению. В общем статистика говорит, что чем больше мы имеем людей с высшим образованием, тем меньше у нас преступность, криминалитет в худших его проявлениях. Поэтому, несмотря на какие-то отдельные случаи, которые лишь случаи, высшее образование, безусловно, имеет смысл. Высшая школа – это системное передачи накопленных знаний из прошлого в будущее. Да и все люди разные, кто способен к самообразованию, но большинству необходим учитель, даже как организатор и мотиватор…

А як вы думаете, стоит ли вести норму, чтобы все члены общества обязательно имели высшее образование?

Думаю, что это неплохая идея. Мы же говорим, что бакалавриат является высшим образованием. Магистратура — это уже уровень науки, углубленных профессиональных знаний. Я убежден в одном, что университеты сегодня меняются. Они входят в общественную жизнь как институции, которые будут давать знания человеку в течение всей жизни.

Это не только заведения, которые обучают молодежь. Это — заведения, которые будут охватывать все возрастные группы и все слои населения. Роль университетов сейчас меняется и те, кто сейчас это быстрее поймет, будет иметь значительное преимущество.

Ваш прогноз на будущее – какие специальностии профессии будут наиболее востребованы?

Я лишь могу прогнозировать одно, что с таким темпом развития искусственного интеллекта много профессий могут потерять свое значение. Это однозначно. Но убежден в том, что много останется. Через пару десятилетий мы уже будем иметь серьезные вызовы со стороны искусственного интеллекта. Большие изменения произойдут в технологической сфере. И это — однозначно. Мы будем свидетелями поездок беспилотных автомобилей, полетов в дальний космос.

Образование успевать за прогрессом?

Она будет вынуждена это делать. Но в институтах, которые дают классическое образование, потребность не отпадет. В какой форме будет эта образование — это уже вопрос другой. К примеру, мы сегодня говорим о дистанционную форму. Заочная форма уже начинает себя відживати, ведь на определенном этапе студенты не имеют времени приезжать и получать знания. В этом случае дистанционная форма будет иметь преимущество. Хотя не следует отбрасывать и живое общение между студентом и преподавателем.

Говорят, что есть такое «правило или закон десяти миллиардов», который говорит, что человечество революционно меняется после того, как на земле проживает десять миллиардов людей. Прежде, когда население земли насчитывало сотни тысяч людей, период десяти миллиардов длился тысячи лет, сейчас это фактически время одного поколения… Время сейчас идет быстрее?

Безусловно, это чувствуется. То, что некогда происходило за десять лет, сейчас происходит за десять месяцев. Мы не имеем времени сесть и подумать. Это нас и отличает от прошлых поколений. В них было время неспешно творить какие-то глобальные вещи. В этом есть и интерес, и опасность. Делая такие быстрые прыжки вперед мы не имеем времени серьезно сесть и задуматься над собой.

Что для Вас является посада ректора? Она ценна для вас?

Я всегда делю ректоров независимой Украины на три декады — последняя декада 20-го века, первая декада 21-го и вторая декада 21-го века. Я как раз являюсь ректором последней декады. Каждые эти три декады в корне отличаются друг от друга. Например, последняя декада 20-го века была для ректоров нельзя сказать, что легкой, но она была прогнозируемой. Каждый ректор должен был доведен государственный заказ, каждый ректор имел уверенность того, что его выпускники будут иметь место работы. Его задача состояла только в том, чтобы дать студентам те необходимые знания, которые требовал на то время все еще актуальный рынок времен бывшего Советского Союза.

Зато те вызовы, с которыми столкнулись ректоры уже независимой Украины были совсем другими. Мы оказались даже в более сложных условиях, чем украинские предприниматели. Потому что, если государство, по отношению к предпринимателям, имела возможности применять политику протекционизма, спасая их от конкуренции, то украинская высшая школа оказалась в значительно более сложных реалиях. В условиях демократического общества мы не имели каких-то определенных государственных барьеров, которые бы могли обезопасить украинские университеты от нечестной конкуренции со стороны тех стран, где сейчас учатся десятки тысяч наших студентов.

Я всегда говорю, мы действительно становимся открыты для европейских ценностей. С 2008 года мы ввели ВНО, что лишило университеты каких разговоров о коррупции на вступительных экзаменах. Тем самым подтвердили, что готовы играть по европейским правилам. Но когда наши коллеги начали принимать наших выпускников без сертификатов ВНО, соответственно тем самым нарушая те нормы, которые существуют в их странах, это уже проблема.

По каким критериям они отбирают студентов? Просто по критерию платежеспособности?

По сути так и есть. Часто в Польше есть такие шутки, что высшая школы является «гуманистическая», но ее называют «хумористична». Очень большое количество учебных заведений была создана «под украинских студентов». Бизнесменам тех стран выгодно создавать вузы. Они получают преференции как от государства, так и от тех городов, где создаются университеты. «Образовательный бизнес» там быстро окупается.

Давайте вернемся к работе ректора, что все же больше — вы получаете от нее наслаждение или гризетеся проблемами?

Конечно, нельзя сказать, что нет минут, когда ты не получаешь наслаждения. Когда есть успех, то ты всегда получаешь удовольствие от того, что удалось что-то реализовать. Несмотря на это, — те проблемы, которые есть на сегодняшний день значительно усложняют жизнь ректора. Это очевидные моменты и уже есть случаи, когда ректоры, не выдерживая, даже досрочно завершают свои каденции…

И что они выбирают после должности ректора? Идут в бизнес или возвращаются преподавать?

Просто идут преподавать. Там они могут реализовать свой педагогический потенциал, который, будучи ректором, часто не хватает времени.

Это такие ректоры-буддисты? К примеру, в буддистских странах очень трудно найти руководителя. Они говорят, «я буду зарабатывать в 5 раз меньше, но не буду ответственным за кого-то, не буду ни с кем в конфликте. Лучше я буду зарабатывать меньше, но буду иметь внутреннюю гармонию и душевный покой«

Не знаю или они буддисты), но такое явление есть. И это проблема не только Востока. Та же проблема сейчас и у Европейского союза. Мы сейчас приближаемся к тому. К примеру, если взять ректора какой-то европейской страны, который имеет в науке имя, то он себе думает, — зачем мне тратить свое время, энергию и нервы. Буду заниматься наукой. Еще и государство дает ему неплохое обеспечение. Он получает после каденции ректора ту же заработную плату, которую получал, будучи ректором.

Поэтому вопрос ректорства будет сейчас в Украине звучать по-другому и то, что в законе удалось ввести норму, что ректор может иметь только две каденции — очень хорошо для университета. И для самого ректора. В значительной степени, он может еще вернуться к науке и хорошо себя чувствовать в будущем.

А он не будет чувствовать себя некомфортно, потеряв статус, «пафос» должности ректора?

Так могло быть до введения нормы о две каденции. Зато сейчас, когда человек знает эту норму, она совсем по-другому мыслит и строит, планирует свою жизнь.

На последок давайте поговорим о Прикарпатский университет. На какой фазе развития находится сейчас вуз? Какие планы на будущее?

Мы, как классический университет стремимся к развитию всех направлений, начиная от гуманитарных наук и заканчивая естественными. Сейчас мы с гордостью можем говорить и о нашу историческую составляющую. Школа профессора Кугутяка уже вышла далеко за пределы Украины. Есть мощные филологические достояние, которые работают в словотворі и развития украинского языка.

Имеем очень сильные естественные науки. Профессор Лущак входит в десятку лучших ученых Украины. Имеем молодых биохимиков, которые занимаются тематикой, которая даже пока не поняла для наших предприятий. К примеру — геропротектори. Ими уже заинтересовались крупнейшие концерны мира. Университет вышел на уровень триединства в смысле, первое – обучение, второе – наука, третье — влияние на развитие общества. Мы выходим на уровень исследовательского университета. Понимаем вызовы как текущего момента, так и будущего. Понимаем ответственность. Поэтому, как говорится, с верой движемся в будущее.

Подписывайтесь на канал Калитки в

Telegram
,
читайте нас в

Facebook

и

Twitter
,
чтобы первыми узнавать о ключевых событиях дня

Добавить комментарий