Неотложная помощь зонтикам. Фоторепортаж из львовской мастерской «Айболит»

Среди витражных окон телефонных салонов и магазинов с косметикой на улице Дорошенко спрятался «Айболит». Но для львовян это, в первую очередь, не врач из детской книжки, а мастерская, где чинят зонты, сумки, часы и красят кожаные изделия. Tvoemisto.tv посетили мастерскую и увидел, как возвращают к жизни поломанные вещи.

Туво зашить зонт

Стеклянные двери с деревянным обрамлением ведут в небольшое помещение. Стены обиты белой вагонкой, на широком подоконнике рядком выставлены комнатные растения. За ними одиноко сидит женщина с красной помадой в тон к красных букв «Покраска и ремонт кожаных курток». Работница мастерской «Айболит» задумчиво смотрит в окно, пока люди приходят и уходят.

Маленькая комната не пустеет. Слева расположена еще одна рабочая зона, наиболее популярная среди посетителей. Женщина в белой блузочке и очках проверяет талончики и возвращает людям их зонты, сумочки и рюкзаки.

— Мне надо зашить туво зонт, — говорит клиент.

Она опускает очки и кончик носа и осторожно обводит ручкой дырки в зонте.

— То очень большие дырки, мы уже их не сможем зашить. А малые будут стоить 4 гривеньки, — отвечает она.

Мастера и их квартиранты

Мастерская на Дорошенко, 13 работает еще с 1970-х. Вообще, за Советского Союза, во Львове существовала фирма бытовых услуг по ремонту и изготовлению галантерейных изделий «Айболит», поэтому в каждом районе была собственная мастерская от этой фирмы. Теперь их осталось только две, одна из которых и есть «Айболит» на Дорошенко.

Всего здесь работают 12 мастеров, каждой смены они меняются. Все умеют шить, ставить заклепки, пришивать молнии и чинить спицы.

Сначала здесь ремонтировали зонты и сумки, затем, чтобы меньше платить за аренду, взяли к себе еще и часовщика и ремонт кожаных изделий. С тех пор мастера сумок и зонтов называют последних «квартирантами».

В советские времена в мастерские поставляли материалы: детали, кожзаменитель, пистоны, канітени — теперь работники покупают их за собственные средства. От того и за работу берут дороже, ибо надо еще найти нужную спицу или кнопку, говорят они. Прейскурант с ценами неизменно висит у стола выдачи вещей. Но поскольку каждый заказ индивидуален, поэтому цены здесь по договоренности.

У кого талончики

Очередь становится все больше и за 10 минут из четырех человек растет до десяти. Леди на каблуках с выключенным волосами и серьезным выражением лица подпирает стенку, не отрывая взгляда от телефона.

— Прошу забрать корзину, — доносится из мастерской.

Женщина быстро выхватывает свою плетеную сумочку и с детской улыбкой вылетает из помещения, цокая каблуками.

— О, я знаю те зонты, они прочные. Я всегда говорю, что такую добрую зонт надо зашить только и всего, — говорит работница мастерской.

Владелица зонта гордо кивает. Наверное, гордится, что имеет такую накладную вещь.

Слева — окошко часового мастера. Люди вынуждены нагибаться и нырять внутрь, чтобы отдать или забрать свои часы. Каморка часовщика темная, завешена наручными ремешками и всевозможными маленькими деталями и отвертками. Яркий желтый свет лампы подсвечивает маленькую линзу в большой руке мастера. Во время перерыва это окошечко закрыто двумя слепленными воедино кусками оранжевой пластмассы.

Старые, малые и молодые приходят сюда неустанно. Каждые пять минут слышать: «У кого еще талончики — подходите ко мне».

В это время за прилавком мастерской стучат молотки и звенят швейные машинки. Здесь одновременно работают шесть мастеров. Комната увешана цветными и черными зонтами. Под стенами стоят столы с принадлежностями для ремонта мелких деталей, стены кое-где покрыты старыми календарями, а над дверью тикают часы. Комната переходит в еще одну, где за столом мастерицы зашивают дыры на швейных машинках и пришивают ручки изувеченным наплічникам и сумкам. Позади них — стеллаж с десятками чемоданов, клатчей и женских сумок.

Приходите тридцать лет назад за костюмом снежинки

Дольше умельцев «Айболит» работает господин Любомир. Говорит, что в октябре будет 40 лет, как он здесь. Вспоминает, что раньше в мастерскую приносили чинить кукол и шить карнавальные костюмы.

— Раньше были примитивные платье из очень накрахмаленной марли или костюмы зайчика, — смеется. — Теперь на базарах есть все, а раньше такого не было. Надо было вам лет тридцать назад приходить. Мы тогда шили снежинки, карнавальные костюмы на Новый год, как раз на вас, — вспоминает господин Любомир.

Новых мастеров сюда берут очень редко. Последнее, 20 лет назад, пришел господин Тарас.

— Меня учил этот мастер, — показывает на господина Любомира его коллега. – А когда я уже научился, то в новых современных вещей приспосабливался сам. Здесь все учатся, даже старые мастера. Новая вещь или зонт появится – и нам надо ее разобрать, научиться ее ремонтировать. Не все покупают новую и выбрасывают старое, некоторые хотят отремонтировать, чтобы вещь служила дальше, — объясняет господин Тарас.

«Айболит» стал почти семейным бизнесом: сюда приходят родители, их дети и друзья. А знания о искусство возвращать к жизни зонтики и дамские корзиночки остается между своими.

Полная или частичная републикация текста без согласия редакции запрещена и будет считаться нарушением авторских прав.

Добавить комментарий