Как популярные города справляются с туристами и к чему тут Львов

В мире сейчас обсуждают, что же делать с таким огромным количеством путешественников. Львову тоже стоит найти ответ на этот вопрос.

Дух времени

По данным Нацбанка, в прошлом году украинцы потратили на путешествия 7,8 миллиарда долларов, что почти на 10% больше, чем в 2017.

Путешествия сейчас как новый zeitgeist (с немецкого – дух времени – философская концепция, которая описывает господствующие взгляды и веяния определенной эпохи). Всемирная туристическая организация отчитывается о трехкратном увеличении количества международных туристов с 1990 года по 2017 год. В 2010 году организация предусматривала 1,4 млрд туристов на 2020 год, но рынок опередил ожидания, и мир пересек эту отметку на два года быстрее.

В количественном измерении далеко впереди всех Старый континент: в течение 2018 года границы европейских стран пересекли 713 миллионов иностранных туристов. В 2017 году (последние доступные данные) они принесли Европе прибыли на 519 млрд долларов. Всего же индустрия аккумулировала того года фантастическую сумму – 1 триллион 340 миллиардов долларов.

 

 

Высокая мобильность обусловливает серьезную нагрузку на инфраструктуру, которая не была рассчитана на такую интенсивность передвижений (начиная от хронических задержек авиарейсов, разрушения дорог и износа подвижного состава), а также на экосистему планеты. В 2018 году, согласно исследованию группы Transport & Environment, компания Ryanair оказалась на десятом месте по выбросам CO2 в ЕС, вслед за крупнейшими ТЭС континента. Напомним, что этот лоукост уже год, как летает из Львова. Правда, в самой компании подобные упреки отвергают. Посчитать же, сколько ресурсов уходит на другие процессы цикла, начиная от ежедневной стирки полотенец и белья в гостиницах, вряд ли вообще возможно.

Почему туристов становится больше?

Последствия повышенной популярности путешествий можем наблюдать на практике в разных уголках планеты. Улицы многих городов мира превратились в вавилонское столпотворение. Теперь не так легко подойти к фонтану Треви в Риме или полюбоваться Мона Лизой в Лувре. То, что некогда было привилегией небольшой группы избранных, сегодня доступно все большему количеству людей. Через эпохальные изменения в социальной структуре развивающихся стран (особенно Китая), сотни миллионов людей выходят из-за черты бедности. Там формируются все более многочисленные средний и высший классы. И, удовлетворив базовые материальные потребности, эти люди тоже хотят путешествовать.

Венеция. Источник: medium.com

Такой наплыв посетителей меняет привычное течение жизни в городе и часто вызывает раздражение у «коренных» жителей. Для противодействия в Риме запретили одеваться в костюмы центурионов, с которыми любили фотографироваться туристы, а также купаться в фонтанах, есть возле исторических памятников и петь в общественном транспорте. Нью-Йорк, Барселона и другие города по всему миру ужесточают требования к сервису поиска жилья Airbnb, а в Японии приняли специальный закон, который позволяет буддистским монастырям сдавать комнаты путешественникам на коммерческой основе.

Туристы едут за чем-то новым и уникальным. Однако когда их количество становится избыточным, аутентичность может быть потеряна. Нередко туристический бум вытесняет местных жителей, а кафе и рестораны переориентируются исключительно на приезжих, традиционные книжные магазины, аптеки и другие заведения, которые существовали десятилетиями, закрываются. То же самое можем наблюдать и в Львове.

«Туристе, твое роскошное путешествие – мои ежедневные нищета, Барселона»

Читайте также: Во Львове хотят расширить туристический центр. Какие локации «отдадут» туристам

Изменения проникают и в нематериальную сферу: социолог Дин МакКаннел (Калифорнийский университет в Дэвисе) приводит пример ношения цветки в шляпе женщинами автохтонного населения Перу. Когда-то это символизировало готовность к романтическим отношениям, теперь же это скорее еще один «экзотический» элемент, что радует глаз туристов. Неслучайно книга Джона Урри, ведущего социолога, который исследовал социальную мобильность и конструирования туристических сетей, имеет название «Взгляд туриста» (The Tourist Gaze). Тем временем некоторые города стали предлагать концепцию «анти-туров» в районы, где проводят время местные жители, а не в туристические декорации.

Кстати, символическая борьба развернулась и вокруг декораций. В Амстердаме демонтировали один из самых узнаваемых брендов города – знака I amsterdam. Глава фракции «Зеленые Левые» в городском совете Амстердама заявила, что знак напротив Государственного музея пропагандировал индивидуализм и возводил город лишь в роли фона в рамках маркетингового хода.

Фото: твиттер I amsterdam

Львовские туристы

В Украине туристический бум или не ярко проявляется во Львове. С распадом Советского Союза город стремительно деіндустріалізувалось и переорієнтувалось на сферу услуг. Начиная с сентября 2011 года, Институт города совместно с Центром развития туризма Львова проводит регулярные исследования туристического рынка Львова. Если в 2011 году Львов посетило 880 тысяч туристов, то уже в 2017 их число достигло 2,6 млн человек. А вот в 2018 количество туристов впервые за долгое время упала до 2,2 млн, однако поступления в местный бюджет от туризма выросли на 18% и составляют 151 млн грн. Можно предположить, что причиной является как раз открытие новых лоукост-маршрутов с Украины.

Немного о портрет львовского туриста. 43% посетителей приехали из других регионов Украины, 16,6% составили поляки (часто это сентиментальный туризм в потеряны «Восточные кресы»), 7,1% – белорусы, 5,8% – турки (журнал «Новое Время» характеризовал Львов как центр секс-туризма для турок, что в городском совете назвали манипуляцией), 4% – немцы, 3% – американцы.

Если сравнить, то 720-тысячный Львов за год посетило свыше двух миллионов туристов, тогда как, соизмеримый по населению Краков в 2017 году посетило 9 миллионов туристов. К слову, Кракову удалось сохранить то, что Львов потерял в ходе развития, а именно роскошный замок на горе и реку в центре города, а местная площадь Рынок является одной из крупнейших средневековых площадей Европы. Вероятно, в Кракове для туристов есть больше пространства, чтобы «разгуляться».

Право на город и что делать Львову

Городская власть Львова пытается разгрузить центр, например, проводив часть городских торжеств и мероприятий в отдаленных от центра локациях, как Левандовка, Парк культуры или Шевченковский гай. Еще в 2016 году была утверждена Концепция распределения туристического нагрузку. В рамках «туристической децентрализации» предлагается популяризировать маршруты научного и промышленного Львова, парки города, район Подзамче, подземелья и места еврейского наследия.

Подобно Рима, во Львове вступили в действие новые правила в отношении уличных музыкантов. Теперь они должны получить разрешение на выступление, подав электронное обращение через сайт городского совета или ЦПАУ. Также есть ограничение на определенное время и виды музыкальных инструментов, в зависимости от локации (прежде всего речь идет об особо шумную площадь Рынок и прилегающие улицы).

Еще в 2011 году, когда Львов активно готовится к Евро-2012 и предстоящего бума, кандидат архитектуры Надежда Соснова писала:

«На сегодня процессы уплотнения планировочной и функциональной структуры города является коммерческой, а не социального характера, то есть построенные объекты не обеспечивают потребностей жителей или города в целом. Постепенное, но длительное увеличение интенсивности использования одних территорий и стагнация развития других приводит к диспропорционального развития города. Разрыв между низкокачественным средой обитания большинства жителей и «глянцевым» коммерческим центром города вызывает сегрегацию населения».

Разрыв, о котором говорит науковиця, и недовольство жителей пытаются использовать политические силы. Если всеукраинскую популярность Андрея Садового в свое время связывали именно с туристическими успехами города, то на местах этим же пробовали с ним бороться. Хотя во Львове не доходило до полноценных протестов против туристов, как в некоторых городах Европы. В 2015 году один из претендентов на должность городского головы использовал именно эту карту.

Игорь Васюник строил свою кампанию и критику Садового вокруг тезиса о «два Львова», где есть «хороший» Львов для туристов и настоящий Львов с кучей коммунальных проблем для местных жителей. Это не позволило Васюнику победить, но является интересным примером глобальных трендов в нашем контексте. Писатель Юрий Винничук тоже критиковал городскую власть за очковтирательство «вечным праздником пампуха», тогда как обещания решить хронические проблемы города так и остаются обещаниями.

Вернемся к тексту Натальи Сосновой, которая пишет, что дальнейшая интенсификация центральной части города грозит структурными деформациями.

«Для обозначения процесса деградации существующей застройки: ее технического или эстетического состояния польские ученые употребляют термин «рецессия». (…) Как проявление рецессии можно классифицировать и потерю архитектурной целостности здания за покраску первого этажа в разные цвета, різнотипну фасадную рекламу, упрощение и демонтаж декора здания. Нивелирование архитектурной ценности отдельных объектов ведет к бутафоризації исторической среды. Причиной такой рецессии в большинстве случаев является коммерциализация города».

Как пример можно вспомнить скандальные «ванны» на каменном доме XVII века, где разместили Мастерскую шоколада, один из самых популярных среди туристов заведений сети !Fest.

После двухлетней судебной тяжбы городские чиновники добились демонтажа конструкций. Хотя, ради справедливости, стоит заметить, что уничтожением памятников занимаются и простые львовяне в частных интересах. Просто наиболее лакомые куски находятся в зоне туристической деятельности. Другими примерами увеличения интенсивности использования территорий являются летние площадки ресторанов, которые порой занимают львиную долю пешеходных зон. Городская власть борется с нарушениями, но этого мало, и жильцы все равно не довольны.

Комодифікація наследия (превращение в товар, всех элементов городской структуры) является объективным и неизбежным процессом в современном глобализированном мире. Людям невозможно запретить путешествовать в век, когда свобода передвижения является одной из главных основ демократии.

Наш город оказался в мировом тренде, о чем, например, свидетельствует британский рейтинг туристических направлений, быстро развивающихся и где Львов занял первое место. Однако и государству, и городу следует активнее осуществлять регуляторную деятельность. Для достижения более устойчивого туризма (sustainable tourism), стоит привлекать урбанистов, социологов, экологов и других специалистов. Именно при таких условиях Львов сможет избежать ошибок, которые уже исправляют другие города и занять свое почетное место на карте популярных туристических городов мира. Потому что рано или поздно мы должны найти ответ на вопрос: что же делать с таким огромным количеством людей, стремящихся путешествовать?

Полная или частичная републикация текста без согласия редакции запрещена и будет считаться нарушением авторских прав.

Добавить комментарий