История эпидемий в старом Ивано-Франковске

Пришла кара, и город содрогнулось от ужаса. Сначала с ней еще как-то пытались бороться, но все попытки оказались тщетными. Первыми бежали врачи. Точнее их небольшая часть, которым повезло не заразиться от пациентов. За ними последовали студенты. А потом начался массовый отток населения из города. Однако найти себе убежище вне его было ой как сложно – окружающие деревни заняли оборону и встречали нежеланных гостей выстрелами.

Самыми смелыми оказались священники, которые исповедовали тех, кто умирал, и по возможности облегчали страдания больным.

Их мужеству можно позавидовать, поскольку в городе творилось что-то страшное. Трупы валялись на улицах под открытым небом и их некому было убирать. Не говоря уже о свалках, которые превратились в гигантские свалки, откуда ветер разносил мусор в разные стороны.

Коммунальные службы не работали. И не только они. Экономика и промышленность были парализованы. Те магазины, которые не успели разграбить, стояли закрыты глухими ставнями. На Рынке можно было увидеть только бродячих псов. А в Ратуше царили вороны, которые свободно залетали внутрь через выбитые окна. В декабре на улицах появились волки, но это уже никого не удивило.

Работали только храмы. Богослужения проводились почти круглосуточно и содержание всех молитв был одинаковый: «Спаситель, спаси нас!». Однако с каждым днем людей на службы приходило все меньше…

Ну как, страшно? Не надо паниковать. Это не апокалиптический прогноз развития эпидемии в Ивано-Франковске. Впрочем, такое действительно было, когда в Станиславов XVIII века пришла чума.

Черная смерть, мор, моровая язва, чума – опасное заболевание. Передается воздушно-капельным путем. Симптомы – повышение температуры (до 40°), увеличение лимфоузлов, острая пневмония. Больной умирает через несколько дней. Излечение составляла лишь 5 % от общего количества больных.

Впервые эта «черная гостья» посетила Станиславова в 1730 году. Ее «завезли» армяне из далекой Турции, которая тогда справедливо считалась традиционным поставщиком всевозможной заразы. Количество жертв точно неизвестно, однако умерших было столько, что пришлось закладывать новый погост на Тисменицком пригороде. Его точное местоположение не установлено, но есть предположение, что он был возле костела св. Иосифа (теперь здесь Укрэксимбанк, что на стометровке).

Когда эпидемия наконец кончилась, то горожане облегченно вздохнули и установили памятник. Он стоял в районе нынешнего отеля «Надежда» и представлял собой фигуру Христа с земным шаром в руках и надписью на латыни: «Спаситель мира, спаси нас».

Вторая Чума

Через 40 лет, в 1770‑м, чуму занесли в город россияне. Тогда была русско-турецкая война, во время которой Станиславов использовался как база царских войск. В своих ранцах солдаты привезли в город турецкие трофеи, зараженные бациллами чумы.

На этот раз дело оказалось гораздо серьезнее. Наибольшее количество жертв было в кварталах бедноты, что заставило попрошаек массово бежать из города в окрестные леса. Там, в самодельных землянках, многие из них умерли от голода и холода. Богатые армянские купцы, как могли, помогали этим бедолагам. Рискуя собственной жизнью, они бесплатно раздавали еду, при чем многие из них сами заразились и умерли.

Зараза свирепствовала не только в Станиславове, она добралась даже до Москвы. Тамошний генерал-губернатор расклеивал публичные оповисткы, которые информировали население как обезопаситься от болезни. Приводим на языке оригинала:

«Тело часто холодной водой с уксусом обмывать. В покоях уксусом на раскаленные кирпичи поливать, окуривать в покоях часто можжевельником, ладаном, не выходить с тощим желудком на воздух. Ходя по улице, иметь во рту что‑либо пряное: инбирь, калган, корень ир, чтоб обильно шла слюна, кой сплевывать. Часто нюхать уксус безоардический, еще лучше уксус «четырех разбойников», и оным мыть под мышками и в пахах. И носит на голом теле ладанку с камфарой…».

Скорее всего, в Станиславове происходило нечто подобное. И наконец то камфора помогла, то морозы убили возбудитель болезни, но чума отступила. Она забрала с собой 1332 лица. Для сравнения, в 1792 году все население Станиславова насчитывало около 5,5 тысячи человек. То есть умер каждый пятый. И снова победу над заразой увековечили в скульптуре. В этот раз на Лисецькому пригороде (в районе современной улицы Мазепы) иезуиты установили памятную колонну.

Холера

Ее еще называют «болезнью грязных рук». Это желудочная инфекция, которая вызывает непрерывный понос. Как следствие, збезводнення организма и даже смерть в течение нескольких часов. Развитие болезни настолько стремителен, что больной иногда просто не успевал добежать до больницы. А если несчастный все-таки попадал в лазарет, то там его ждал специальный матрас с отверстием посредине, под который подставляли горщок. Действенным средством считалось давать пить больному много жидкости, чтобы компенсировать потерю влаги. Также практиковали диетотерапию – яблоки, сыр.

Станиславов эпидемия азиатской холеры накрыла в 1831 году. Трудно сказать, кто привез ее в город: армянских купцов уже не было, а русские были заняты подавлением польского восстания. Тогда умерло несколько тысяч. На память остался холерный кладбище в районе современного железнодорожного моста на улице Независимости.

Испанка

Она же геморроидальный грипп, она же «легочная чума». Фактически это очень острая форма гриппа, которая часто осложняется пневмонией. Тогда синеет лицо, появляется кровавый кашель, а потом легкие наполняются кровью, и больной просто захлебывается.

До нас эта болезнь «приехала» железной дорогой. Осенью 1918 года развалилась Австро-Венгерская империя. Многочисленные эшелоны с чехами, венграми, поляками возвращались домой из Восточной Украины. Теснота, холод, большое скопление людей, отсутствие элементарных средств гигиены стали идеальными условиями для вспышки эпидемии.

Когда на станции Станиславов открыли вагоны, то нашли в них множество мертвых тел. Живых направили в госпиталь, который уже был забит ранеными украинскими воинами (ЗУНР вела упорную войну с поляками). Вскоре эпидемия охватила все медицинские учреждения, откуда перекинулась в город. В условиях острой нехватки медикаментов и отсутствия иммунитета к болезни смертность просто поражала. По самым скромным подсчетам, количество жертв достигло трех тысяч. Эпидемия прекратилась лишь весной 1919 года. На старом кладбище остались могилы сечевых стрельцов, многие из которых умерли от болезней.

Подытоживая сказанное, можно прийти к логическому выводу. Город, который пережил эпидемии чумы, холеры и испанки, мужественно перенесет и остальные. Итак, будьте здоровы и не кашляйте.

Репортер

Подписывайтесь на канал Калитки в

Telegram
,
читайте нас в

Facebook

и

Twitter
,
чтобы первыми узнавать о ключевых событиях дня

Добавить комментарий