Игорь Попадюк об инвестиционной деятельности Франковска, технологические стартапы, музей во дворце и фондовый рынок

Как координируется инвестиционная деятельность в городе, к чему тут ментальность и на какие проекты Ивано-Франковск привлек средства.

Об этом Калитка пообщалась с начальником управления инвестиционной политики Ивано-Франковского городского совета Игорем Попадюком.

Расскажите, в каких направлениях сейчас работает управление инвестиционной политики?

У нас есть несколько ключевых направлений. В частности налаживание коммуникации с бизнесом. Чтобы отражать нашу деятельность мы создали сайт invest-if.com.

Раньше мы готовили информацию в печатной версии, а в эру цифровых технологий инвестору нужно предоставлять информацию о город быстро, в один клик, одной ссылкой. Ему сразу нужно знать о свободные земельные участки, свободные производственные площади. И мы обратились к ИТ-кластера, чтобы разработать сайт и наполнить его актуальной информацией. Его для нас разработали волонтеры IT-компании SoftServe.

На одной карте нанесены все свободные земельные участки и производственные площади как муниципальные, так и частные.

Наш сайт в прошлом году признали лучшей практикой Transparency International (антикоррупционная организация, основанная в 1993 году в Берлине бывшим директором Всемирного банка Питером Айґеном. Имеет представительство более чем в 100 странах мира. Организация наиболее известна Индексом восприятия коррупции и Глобальным коррупционным барометром.- ред.)

Одной из активностей коммуникации с бизнесом стала встреча с экспортерами. Ее организовали, чтобы понять, какие компании и как экспортируют из Ивано-Франковска.

ИТ-бизнес — это вообще 100% экспорт наших услуг, но там есть компании, которые экспортируют за границу. Наша задача-выявлять их и помогать. Поэтому для них мы сделали отдельный раздел и начали ставить туда компании, которые занимаются экспортом. Для того, чтобы компании искали друг друга, чтобы они знали, куда экспортируют, как с ними связаться и возможно наладить сотрудничество.

Были у нас попытки объединить экспортеров, но они работают в настолько разных областях, что очень трудно найти общие точки соприкосновения. Так же, если это бизнес из металла, который экспортирует металлические изделия, то у него есть свои выставки, свои интересы. К примеру, компания «Лигос», которая экспортирует круассаны, — у нее свои интересы. Они ездят на различные события.

Для того, чтобы понять, как работают разные бизнес-группы, услышать их мнение, мы предложили председателю Ивано-Франковска тематические бизнес-завтраки. Уже провели 19 таких встреч.

Это мероприятие для того, чтобы услышать бизнес, получить фидбэк. Из этого уже вышли конкретные вещи. Наше управление забило средства для того, чтобы каждый год поддерживать ИТ-кластер.

Мы поддерживаем такие события как DesignVillage, RoboStarters, IT Rally для того чтобы они развивались, увеличивали количество рабочих мест в Ивано-Франковске и чтобы росли компании. Они в конце года презентуют свой результат деятельности и затем мы напрацьовуватимемо следующие шаги. Их презентация планируется в декабре.

Также был бизнес-завтрак с Ассоциацией мебельщиков Прикарпатья, председателем которой является Неля Вылегжанина. После этого мы встречались с ними еще несколько раз, предлагали им провести совместную выставку. Но в конечном итоге пришли к выводу, что выставка это слишком сложно, потому что у нас нет таких больших площадок, чтобы завести туда мебель. Но, я надеюсь, в ближайшее время откроется такой большой выставочный зал на Промприладі, где можно будет показать наших классных производителей.

С Ассоциацией мы наработали конференцию для мебельщиков.

Какие цели нынешнего инвестиционно-экономического форума?

В этом году мы чувствуем и видим тенденцию на энергосбережение. Есть фонды, есть возможность привлечения средств. Мы очень практично подошли к этому вопросу и предложили эту тему. В этом году ставим очень конкретные цели: увеличение количества ОСМД и привлечение средств на термомодернизацию жилого фонда Ивано-Франковска.

Для их решения управление зв’язалось с Фондом энергоэффективности, который может предоставлять средства, пригласили их. Фонд готов заключать с городом меморандум о поддержке. На форум пригласили международных партнеров города GIZ, UNDP, НЕФКО. Кроме того представителей Госэнергоэффективности, чтобы они представили свои возможности.

Для понимания, кто может правильно сделать термомодернизацию, на форум пригласили ученых университета нефти и газа, который может сделать комплексный аудит. Ибо Фондом энергоэффективности требуется такой аудит на начале и конце. По программе есть возможность возмещения до 70% стоимости материалов и услуг комплексного утепления домов.

Кроме того свои предложения представляли компании «Adamson»,»Rehau», «Danfoss», «Henkel» и «Первые ласточки» от GIZ.

Третий большой блок направили на международный опыт. В частности рассказывали об опыте Латвии, Румынии.

Своим опытом делились наше ОСМД «Китайская стена», а также представители домов, которые воспользовались программами «теплых кредитов» и городскими программами энергоэффективности. А также на форуме представили программы, которые действуют в Ивано-Франковске.

Мы сосредоточились на практических вещах, которые бы должны были дать нам результат в будущем.

Есть результаты предыдущих форумов?

На форуме мы налаживаем контакты, связи. Основная задача свести всех людей вместе, чтобы потом наработать возможность сотрудничества.

Если мы говорим о КРИ, то за предыдущий форум, думаю мы не можем измерить. Но результат нынешнего сможем точно. Потому что сейчас мы поставили четкую цель увеличить количество ОСМД. Потому что мы берем не только уже существующие, но и инициативные группы, которые уже готовы их создавать. И тогда мы сможем оценить. Сейчас у нас есть 329 ОСМД. Посмотрим насколько вырастет количество. Сколько они подадут проектов в Фонд энергоэффективности, сколько выигрывают, сколько домов утеплят.

Мы должны к этому идти, чтобы эффективность росла.

Как привлекаете инвестиции?

Управление имеет комплексную программу по привлечению инвестиций. Мы сконцентрировались на том, чтобы поддерживать развитие креативной индустрии. В некоторых странах он достигает 10-15% от ВВП.

У нас на Промприладі есть креативный Hub, мы поддерживаем «Multimedialab» (образовательное пространство для развития киноиндустрии и мультимедиа). И еще поддержали «Мелочь» (детский образовательный проект), а именно курс по бизнесу для детей.

Почему мы это делаем? Потому что считаем, что развитие малого и среднего предпринимательства — это длительный процесс. И не может быть так, чтобы все вдруг начали заниматься предпринимательством. Поэтому надо делать какую-то акселерацию, помогать людям, особенно учить детей.

Когда дети начинают развиваться в этом направлении тогда в будущем уже в 10-15 лет мы получаем практический результат в городе.

Если посмотрим на бизнес на юге Германии – 95% там семейные бизнесы. Тогда как мы еще ментально не переключились от Советского Союза, и думаем, что должны прийти большие предприятия, которые будут у нас делать блага на нашей территории.

У немцев стабильная экономика потому, что они постоянно наращивают свой бизнес, передают его от детей к детям, и расширяют соответственно и экспорт из своей страны. Поэтому управление выбрало путь обучения детей в Ивано-Франковске и это будет давать долговременный результат. Стратегия должна быть долговременная.

Это о перспективе, а что делается в плане инвестиций сейчас?

Мы осуществляем сопровождение инвесторов. Имеем заявки от внешних инвесторов.

К примеру, в Ивано-Франковске были две немецкие компании. Приехали несколько человек с конкретной целью. Мы предложили им большие площади, которые можно использовать, но те площади частные.

Есть и коммунальные участка в Хриплинській промзоне, на ПО «Карпаты» есть незадействованный десятитисячник, там надо было только ремонты сделать.

Немецкие представители были повсюду. Мы показывали им все возможные варианты. И они имеют оценочный лист на 100 пунктов. Теперь они думают между Сербией и Украиной, и выбирают, в какой стране хотят инвестировать.

Возможно ли в Сербии какие-то налоговые льготы предлагают, или определенные доплаты за рабочее место?

Если смотреть с точки зрения долговременной перспективы, то нам нужно развивать собственные семейные бизнесы. Потому что такие крупные бизнесы, когда заходит инвестор – краткосрочные. Они могут приходить на 5-10 лет и потом ищут другие условия. Они инвестировали – заработали – отбили свои инвестиции и пошли дальше.

Конечно, когда приходит крупный инвестор и сразу трудоустраивает 300-500 человек – это хорошо. Потому что это большое поступление налогов, занятость рабочей силы, люди остаются на местах, а не едут за границу. И вокруг них еще развиваются предприятия, потому что одно рабочее место притягивает к себе транспорт, логистов, питание и так далее. Это прекрасно. Но приходит момент и компании просто сворачиваются.

Это и произошло с «Тайко Электроникс»?

Так. Она сворачивается. Но сейчас на ее место заходит другая компания. Почему? Потому что, если взять территорию города, то такой производственной площади в хорошем состоянии, с проведенными коммуникациями, сделанной дороге больше нет. А тут готовая инфраструктура для инвестора. Поэтому это место пустым быть не может.

Имеет ли город строить такие производственные площади? Мой ответ — не имеет. Это не задача города. Бизнес сам должен развиваться в этом направлении. Город не может выдать ресурсы на строительство производственных площадей – и предлагать их кому-то. Максимум, что может дать город – это индустриальный парк, это земля, которая конкретно отведена под промышленность. И город может помочь с коммуникациями и рабочей силой.

У нас был большой вопрос по мировому бренду компании спортивных товаров Head. Они были у нас еще до Винницы. Мы показали им все, включая ИТ-кластером, потому что они хотели заходить не просто как завод, а хотели и ИТ-компанию открыть. Поэтому мы им организовали такую встречу. И директор сказал, что ему нравится Ивано-Франковск, нравится, что город растет, здесь есть рабочая сила, есть много студентов – можно подучить для себя человек, есть университет ИФНТУНГ, где можно набрать инженеров.

Но у нас нет земли, которая им нужна. А необходимо было тогда 10 га. (В конце марта 2019 года компания Head приобрела в Виннице земельный участок площадью в 25 га, — ред.)

Сейчас мы имеем прорабатывать вопрос земли в объединенной территориальной общине.

Чувствует ли по вашему мнению Ивано-Франковск нехватка внешних инвесторов?

В зависимости каких инвесторов. Если приходит инвестор и говорит, что ему нужно поставить химическое производство. Тогда вопрос, нам, городу оно нужно? Конечно, химическое производство будет влиять на экологию.

Но одновременно у нас есть очень большое количество заводов, которые стоят и не работают со времен Советского Союза. Это и «Прессмаш», и «63-й котельно-сварочный завод», и «Ивано-Франковский арматурный завод», и «Позитрон».

Слава Богу, ВО «Карпаты» восстановился. Он почти весь восстановился от руин Советского Союза. Они молодцы, потому что смогли это сделать и затянуть туда средства.

Но когда приезжает инвестор, то он смотрит на те заводы и говорит, что ему не нужны эти не энергоэффективные здания. То есть единственное, что можно сделать — это снести их и построить новые.

А у нас нет земельного участка, которые бы дали возможность построить новые.

И еще одно — эти здания – частные. Если мы берем «Прессмаш» там уже годами судебная волокита. Хоть там и большие помещения, большая территория, есть где развернуться, но нет окончательного решения, кому он принадлежит и что с ним делать.

Большую территорию «63-й котельно-сварочный завод» — 20 га, здесь возможно сделать идеальный Индустриальный парк. Там бы могли размещаться местные, зарубежные компании, которые бы ставили там производство. Но земля принадлежит Министерству обороны.

Таков наш удел. И с ним нужно работать. Нужно искать механизмы. Потому основополагающим является право собственности на землю. Мы бы ее забрали, но отчуждение земли только через Кабинет Министров и Верховную Раду Украины.

Мы за то, чтобы приходили инвесторы. Из возможностей, которые имеем, мы можем увеличить их количество за счет земли ОТГ. То, что мы имеем на данный момент физически увеличить невозможно. Мы не можем показывать ничего нового, потому что мы его не имеем.

Есть перспектива создания Индустриального парка в рамках ОТГ. Больше преимуществ, как таковых, мы не имеем. По законодательству мы не можем ничего ни доплачивать, так как другие европейские страны могут себе позволить. Но мы можем предоставить определенные льготы по налогообложению по аренде земли. Однако только этим в сравнении с другими странами нам трудно конкурировать.

Как мы конкурируем с другими городами, которые нас окружают, со Львовом, Тернополем?

Мы выглядим хорошо, потому что у нас положительный имидж. Ивано-Франковск — это город, который хорошо работает с инвестором, потому что всегда идем ему навстречу. Хороший яркий пример это дорога к «Тайко Электроникс». Ибо представьте себе, если приезжает новый инвестор и он едет по дороге, которая вся в ямах, то он говорит, что здесь инвестора не любят, его здесь не уважают. А там дорога сделана, она хорошая, красивая и значит город вкладывает в то, чтобы сохранить инвестора.

Между Тернополем и Черновцами мы выглядим очень хорошо. Трудно сравнивать нас со Львовом, потому что он расположен на транзитной трассе из Европы в Киев. У них выгоднее географическое расположение. И туда заходят много компаний. И они размещаются не так в самом Львове, как в области. И там есть чем похвастаться Львовской ОГА.

Были примеры, когда другие города хотели перенимать опыт Ивано-Франковска или наоборот у нас воплощались инициативы, которые уже где-то работают?

В Хмельницком пробовали проводить бизнес-завтраки. Не знаю, у них это прижилось. А у нас они проходят очень свободно, неподготовленно, мы просто приглашаем бизнес, городского голову, садимся и говорим на любые темы.

Когда мы ездили в Винницу, наша поездка была нацелена на обзор их Безопасности центра.

Это один из крупнейших направлений работы нашего управления привлечения международной технической помощи.

Крупнейшие проекты будут воплощены в городе?

Ивано-Франковщина попадает в три трансграничные и одну транснациональную программу и Дунайскую транснациональную программу. Наше управление выиграло проекты в трех программах. По Дунайскому программе это проект «Вовчинецкие горы».

Строительство электрозаправок будет воплощено в рамках проекта «Трансграничное зеленая транспортная сеть – ключевое решение для доступности и устойчивой мобильности» (трансграничное сотрудничество охватывает Венгрию, Словакию, Румынию и Украину).

А также в рамках сотрудничества Украина – Румыния мы выиграли проект «Возвращение к общим истокам» по дворцу Потоцких. В следующем году по ним начнут восстанавливать часть дворца Потоцких. Будем делать музей. На этот проект Европейский союз нам дает 350 тысяч евро.

Еще один большой проект, который мы сейчас готовим – «Безопасное будущее». Над ним работаем около 1,5 года. Он большой, будет иметь три фазы оценивания. Мы является главным бенефициаром проекта. Общий бюджет составляет 1,3 млн евро. В нем принимают участие Ивано-Франковск, Солотвино и румынские Сигет и Бая-Маре. В этих городах должны построить Дата-центры и системы видеонаблюдения. Проект уже прошел второй этап оценки, сейчас готовим технический документ, чтобы пройти третий. Думаю, в следующем году уже будем иметь результаты и начнем реализовывать его.

Для этого мы поехали в Винницу, чтобы посмотреть, как у них работает Дата-центр. Сейчас в Украине две самые Опасные центры, размещенные в Киеве и Виннице. Они выполняют много задач.

Но на наш Безопасный центр мы рассчитываем положить еще больше задач. Если мы поставим сервер в Ивано-Франковске, то в будущем у нас должно вырасти единая информационная система города, которая будет включать в себя управление транспортом, трафиком, светофорами, мусором, энергосбережением. Серверы должны обрабатывать всю информацию, сведенную из города и передавать на дашборд (панель управления городом).

Я видел такую у Кличко, когда был в офисе KyivSmartCity. Друг нашего управления руководитель департамента ИТ в Киеве Юрий Назаров показывал доступ к борду Кличко, где видно все, даже за сколько времени доезжает «скорая».

Также мы были в Люблине, смотрели на их Безопасный центр. Опыт этих городов дал нам возможность написать проект.

В год мы пишем около 25 заявок на проекты. Это огромный кусок работы. У нас не хватает менеджеров для того, чтобы заявку написать.

Какова сейчас ситуация с грантами?

Мы решили не ждать, когда инвестор придет к нам. Мы идем немного другим инновационным путем. Мы не ждем, чтобы к нам обратились, а обращаемся сами. К примеру, когда мы писали проект «Вовчинецкие горы», то выбрали всех партнеров, которые принимали участие в конкурсе и отправили им 2000 е-мейлов.

Сейчас волонтер Корпуса мира США Эрик Фейн, который сейчас работает в управлении инвестиционного развития, есть задача отправлять предложения Ивано-Франковска в различные бизнес-ассоциации. Это делается для того, чтобы показать, что мы готовы сотрудничать.

Потому что, если мы сидим на месте, ничего не инициируем – о нас никто не знает. Никто не знает, что за город Ивано-Франковск и где оно на карте мира.

Поэтому мы делаем рассылку к примеру на бизнес-ассоциации Германии, Польши, то есть направления на работающий бизнес, непосредственного производителя и приглашаем их.

За рубежом везде, где бы мы не были, нам говорят привлекать стейкхолдеров, ибо без этого никак не обойтись.

В рейтинге инвестиционной привлекательности Doing Business-2020, Украина заняла 64-ю строчку из 190 стран. По вашему мнению это повлияет на инвестиционную привлекательность городов, и в частности Ивано-Франковска? (рейтинг ежегодно публикует Всемирный банк. – ред.)

Инвесторы говорят, что им дают статистические данные, но они чувствуют когда приезжают на место и делают свой анализ. Поэтому, какие бы рейтинги мы себе не рисовали, когда приезжает инвестор, он хочет видеть все своими глазами. В рейтинги и статистику занятости нашего населения они обычно не верят.

Но мы должны работать на внутреннего инвестора. Потому что он гораздо важнее, чем иностранец, который привез деньги, вложил их, отбил и поехал. Поэтому наши предприниматели гораздо ценнее и важнее.

И вместе с тем, рейтинги влияют глобально. Является накопление капитала в Европе, есть компании, которые чувствуют себя достаточно хорошо там, пооткрывали филиалы в Америке, в Азии, и имеют большой рынок сбыта в восточной Европе. И они не знают, какова реальная ситуация в Украине.

Поэтому, когда они где-то на своих встречах решают, рассмотреть возможность построить в Украине завод или поставить производство какой-либо продукции, то потом обычно они отправляют группу людей для оценки. Но еще на этом этапе решения, рассматривать Украину, тогда конечно эти рейтинги имеют определенное влияние.

А потом, когда на место выезжает «десант» из 5-6 человек, это обычно «акулы бизнеса», в которых «набитые» глаза, то они очень быстро могут оценить, стоит ли сюда заходить на следующие 5-10 лет.

За рубежом есть спрос на наших специалистов, ученых и люди едут. Насколько остро у нас стоит проблема с трудовым ресурсом?

Одно из последних вопросов, которые мы вместе рассматривали с Промприладом. Сейчас есть заявки на Фонд регионального развития при поддержке средств Европейского Союза (так называемый секторальный). Он еще не объявлен, еще нет даты подачи аппликационных форм, но речь идет о сумме от 3-15 млн гривен.

Мы говорили, что у нас есть активные организации гражданского общества. У нас это среда немного активнее развито, чем в других городах. «Теплый город» имеет определенные гранты, Urban Space 100. Мы имеем университеты, различные площадки, где могут развиваться новые интересные идеи. Например, Промприбор, Университет короля Даниила имеет ИТ лабораторию, профинансированная с ИТ, университет нефти и газа имеет «Новую энергию».

Но у нас нет интенсивного развития новых стартапов, так как это существует в Европе, в Америке. Кстати, в Берлине сейчас 80-90% стартапов умирают и это нормально. Но эффективен сам процесс отсеивания, чем больше попыток мы делаем, тем лучшие идеи родятся и созреют в бизнес. У нас нет этой коллаборации, сотрудничества и толкания студентов к развитию идей.

А когда студент видит, что у него возможностей развиться нет – они едут на любую работу за границу.

Но если он будет видеть, что есть площадки, где можно попробовать воплотить свою идею — они останутся. Поэтому мы думаем подаваться на эту грантовую программу и разработать механизм, который бы инициировал технологические стартапы.

Сейчас у нас есть софтовые стартапы, где мы что-то создадим, проведем культурные события и все. А технологических нет. К примеру, последний стартап «Кнопка шанса», который предусматривает создание механизма, который передает по радиоволнам месторасположение туриста, где не могут работать телефоны в горах, этот механизм будет отслеживать, куда идет человек. И в случае, если она заблудилась, это устройство передаст сигнал, тогда ее быстро могут найти спасатели. Это технологический стартап.

Чем больше таких будет – тем больше будет молодежи объединяться вокруг и оставаться в Франковске. Однако быстро преодолеть ситуацию, когда все массово выезжают за границу не получится.

Почему я верю в Промприбор? Потому что здесь есть очень много маленьких бизнесов, которые работают. Выпадает один – приходит другой. Всегда новый молодой бизнес заполняет свободную ячейку. То есть механизм не разваливается.

В чем вы видите препятствие для франковского предпринимательства?

Единственный вопрос, который бы я задал в будущем нашим чиновникам, почему не работает фондовый рынок в Украине? Есть очень много маленьких компаний, которые рождаются и развиваются, например, в Ивано-Франковске и им реально нужны средства.

Могу привести пример своей соседки Натальи Найды. На ее проект «Буквица» американский фонд дал 3 млн гривен на развитие, на закупку оборудования. То есть американский фонд видит в ней перспективу, и люди, которые ее окружают, ее клиенты, другие предприниматели также видят это развитие.

У нас есть большое количество людей, которые зарабатывают за рубежом, накопили 10-20-30 тысяч евро и они не знают, куда их вложить. Реально люди не знают, как сохранить эти средства, поэтому все вкладывают в недвижимость. Потому что это твердая валюта, которую они смогут в будущем поменять, пусть они потеряют 2-3 тысячи. Это для них не смертельно, но они сохранят инвестиции. Потому что потом недвижимость или передадут детям, или продадут и будут с этих средств жить. Они не видят других инструментов для инвестирования.

Мы много говорили об этом с Эриком Фейном, я спрашивал, он имеет акции. Он говорит так, имеет акции нескольких компаний. Там небольшие суммы, они то растут, то падают, но он в любой момент может их продать. В Америке есть топовые компании, которые растут. И американцы вкладывают, потому что у них есть такая возможность.

А мы не имеем возможности здесь при желании вложить свои средства в своих предпринимателей. Франковские компании, которые развились не имеют инвестиционного инструмента привлечь средства. Куда они пойдут, в банк? Там 20%+ в год. Это большие деньги. То они должны тогда работать плюс 45% в год, чтобы отдавать такой процент банку и оставлять еще что-то себе на развитие.

А те средства, в виде миллиардов евро, которые поступают к нам из-за рубежа от гастарбайтеров, все идут в недвижимость. Поэтому мы видим такой большой «бум» с рынком недвижимости, который в конечном итоге выльется в избыток жилья. Будет уравновешиваться спрос с предложением и думаю, что цена на жилье пойдет на спад.

Компания должна иметь возможность податься на фондовый рынок и разместить свои акции. Если я хочу инвестировать в какую-то компанию – то это должно быть просто. Это риск компании, но это и ваш выбор.

Подписывайтесь на канал Калитки в

Telegram
,
читайте нас в

Facebook

и

Twitter
,
чтобы первыми узнавать о ключевых событиях дня

Добавить комментарий