Главный редактор «Поколения Й» Мила Луговая: о медиа-проект, украинцев в США и как журналистика может быть независимой

Редактор «Поколения Й» Мила Луговая вместе с семьей несколько лет назад переехала жить в США и посвятила себя популяризации Украины и всего украинского за рубежом.

Кстати, у Милы прикарпатское корни — ее отец из Городенковского района. Она создала собственный медиа-проект и теперь рассказывает миру о земляках, которые являются лидерами общественного мнения в Украине, нацелены на изменения и прогресс в государстве. А еще она является сопредседателем медіакомітету Украинского Конгрессового Комитета в Иллинойсе.

Что такое и кто такие «Поколение И», как стать успешным и реализовать себя в США, как диаспора влияет на политику и то, какой является журналистика за океаном украинка рассказала читателям Калитки.

Мила, расскажите, почему вы решили создать медиа-проект «Поколение Й»?

Я считаю, что мало говорят о людях, которые действительно творят изменения, а именно они являются замечательным примером для других, для тех, кто имеет сомнения или это все вообще реально и кому-то нужно. Также это и своего рода поддержка и признание тех людей, которые делают действительно важные и интересные вещи. Это поддержка вниманием, а, как известно, в современном мире внимание – это самое ценное, что человек может кому-то дать. Мы подбираем героев из разных сфер, потому каждая сфера важна по-своему. Они формируют современное гражданское общество и демонстрируют, что развитие возможно даже при сложных условиях.

Эти интервью всегда имеют высокий уровень заинтересованности среди читателей, потому что есть стойкое ощущение, что людям действительно этого не хватает и мы на правильном пути — проект нужно продолжать.

Почему «Поколение Й»?

Есть поколение X, Y, Z, то почему бы не быть поколению Й? Тем более, что современные молодые украинцы – действительно особенные. Они живут в особый для страны время. Тяжелый и исторический. А буква «Й» тоже уникальна, потому что она есть только в украинском алфавите. Так и вышло «Поколение Е».

«Если у нас появится рекламодатель или спонсор, то он не сможет влиять на контент»

Кто финансирует медиа-проект «Поколение Й»?

На данный момент этот проект финансируется из собственного кармана, соответственно, я могу позволить себе роскошь писать то, что считаю нужным и давать свободу выбора темы другим журналистам. Я стараюсь сделать так, чтобы эти интервью несли определенную ценность и не должен думать, чтобы контент был кликабельный и нравился в первую очередь рекламодателям. Также не имею нужды заполнять его не оригинальным контентом, так называемым «копіпейстом». Я это очень ценю. Если у нас появится рекламодатель или спонсор, то он не сможет влиять на контент. Правда, когда во мне родился журналист, то, кажется, умер бизнесмен. Потому что еще никаких поисков рекламодателей или спонсоров мы не делали, а нашем медиа-проекта уже прошел год. Ко мне просятся разного рода маркетологи, но их предложения сводятся к тому, чтобы купить «бото-ферму» в качестве подписчиков, как это часто делают. С такими нам точно не по пути.

Мне известно, что и в Украине вы занимали активную гражданскую позицию, расскажите об этом.

Мы с мужем помогали добровольцам, которые одни из первых отправились на фронт. Мой брат, кстати, тоже пошел добровольцем в АТО. Мне кажется, много людей чувствовали, что должны быть причастны к этому, что-то делать. Мы помогали, потому что имели такое желание и такую возможность. Одна из политических партий даже выписала нам благодарность за это. К сожалению, через эту деятельность мы столкнулись с угрозами в наш адрес. Угрожали даже нашим родителям, когда не смогли достать нас.

Вы обращались в полицию?

Да, обращались. Но Украина, к сожалению, еще не та государство, в которой работают законы.

Вы имеете степень магистра по менеджменту внешнеэкономической деятельности, который подтвердили за рубежом. Кроме того вы занимались собственным бизнесом в Украине. Как случилось так, что вы попали в журналистику? У вас открылся талант к этому?

Много успешных журналистов пришли в эту профессию из других сфер деятельности. Это позволяет им видеть какую-то тему или открывать какого героя более объемно. Относительно себя, то я считаю, что если и имею какой-то талант, то это талант притягивать хороших людей. Все остальное – это просто навыки, которые нужно постоянно развивать и совершенствовать. Именно поэтому я взяла курс в одном из чикагских колледжей, который имеет название «написание эссе». Не знаю или буду писать эссе и в дальнейшем, но что такое профессиональная структура текста по-американски я теперь четко знаю.

Еще будучи ребенком я писала стихи и сказки. Однажды я увидела некоторые из них напечатаны в местной газете – родители решили сделать мне приятный сюрприз. Еще и добавили, что планируют выпустить мою книжку. Я так застеснялась, что перестала писать. Ну, по крайней мере, так я им тогда сказала (смеется – авт.)

На данный момент вы сделали уже несколько десятков интервью с известными украинцами и не только. Какое из них вам запомнитьяталось больше всего и почему?

Общение с людьми, которые «сделали себя сами» добавляет мне драйва и заставляет двигаться вперед. Я радуюсь, что до этого момента не встретила еще ни одного отказа предоставить мне интервью. Более того, почти каждый герой уделял этому процессу даже больше времени, чем я планировала изначально. Все те люди, с которыми я общалась, нереально интересные, потому что они сделали себя сами, достигли определенного успеха и открыто делятся своими мыслями. Особенно запомнилось интервью с Мирославой Гонгадзе. После него я еще две недели испытывала немалое возвышение, столь сильно меня вдохновила ее личность.

Также запомнилось интервью с профессором политологии Ратгерского Университета (Нью-Йорк), который является экспертом по Украинской политике Александром Мотылем. В тот момент, когда еще мало кто понимал, что происходит в Украине и что будет завтра, он очень четко разложил все по полочкам и обрисовал ближайшие перспективы Украины. Так же как Глен Говард, человек, который дает консультации членам правительства и США, и Украины рассказал об особенностях кризиса в Азовском море в тот момент когда Россия покорила наших моряков. Черпать информацию из таких источников и иметь возможность задать свои вопросы – бесценно!

Было одно интервью, которое не вышло, а пошло «в стол» редактора. Оно было с одиозным политиком Балашовым, он на тот момент был довольно популярен своими оригинальными идеями. Журналист, который должен был записывать с ним интервью, отказался ехать в последний момент, потому что Чикаго засыпало снегом и по телевизору говорили, чтобы без особой нужды из дома не выезжать. Ко мне звонит мой тогдашний редактор и спрашивает или я не могла бы взять это интервью. И здесь у меня появилась «особая потребность» выехать из дома в метель (смеется – авт.) Интервью длилось около двух часов, у меня было, соответственно, много интересного материала. На второй день оказалось, что наш одиозный политик что-то не то сказал в украинской общине и редактор, чтобы не поссориться с теми, кого это оскорбило, решил не выпускать его. Хотя наша беседа была не на политическую, а на экономическую тему, потому что я не могла не воспользоваться моментом пройтись по его налоговой теории. Мне просто заплатили за интервью и сказали: извини, ну ты же все понимаешь. И я понимала. Понимала, что нужно самой становиться редактором.

«Меня беспокоит, что почти 90% сми в Украине принадлежат кому-то из олигархов…»

Вообще, считаю, что журналист, который берет интервью, должен максимально раскрыть человека, а для этого необходимо несколько важных вещей: слушать и, главное, слышать, вместо того, чтобы думать, какое следующее вопрос задать чтобы звучать разумно, не навязывать герою «правильное» мнение, а дать возможность другим услышать, что правильно для твоего героя. Главное правило для меня — я не беру интервью у человека, который мне лично не интересна. Поэтому я порой пропускаю «прекрасные возможности» взять интервью, скажем, у известного политика, который приехал с Украины до Чикаго, даже несмотря на то, что это могло бы принести много тысяч просмотров.

С вами работает немало украинских журналистов, а как вы оцениваете состояние украинской журналистики?

Меня беспокоит, что почти 90% медиа принадлежат кому-то из олигархов. По сути, эти убыточные медиа и журналисты должны писать то, что выгодно владельцу медиа, а не то, что беспокоит их лично. Пусть это будет капля в море, но я бы хотела дать возможность украинским журналистам, особенно молодым, которые еще не успели разочароваться в этой профессии и пойти с ней, писать о тех, кого они считают достойными подражания. Я, как редактор, всегда призываю журналистов, чтобы они сами предлагали те темы и тех героев, которые, по их мнению, являются важными для общества. Кто-то действительно загорается и проявляет себя наилучшим образом – для меня это настоящая радость. Кстати, сейчас ищем людей, которые могут на регулярной основе писать о жизни диаспоры в Польше, Канаде, Италии. В этих странах наша диаспора очень сильная, но о ее деятельности недостаточно известно.

«Хочется показать, что Украина — это круто, это эксклюзив…»

А как живет украинская диаспора в Чикаго?

Украинская диаспора в Чикаго является вторым по численности и, пожалуй, первой по эффективности в США. Старшее поколение в диаспоре, тех украинцев, которые прибыли в Америку в начале ХХ века. сделало очень много. Фактически, они с нуля построили здесь Украину – церкви, школы, культурные центры, общественные организации, музеи. Задачей теперешнего, молодого поколения украинских диаспорян является не только сохранить это все, но и сделать свой вклад. Задача номер один — работать над имиджем Украины, который в последнее время, к сожалению, пострадал: в американских новостях слова Украина и коррупция идут в одном предложении. Хочется показать, что Украина – это не только коррупция, а, как писала Лина Костенко, — это круто, это эксклюзив! Это люди с невероятной силой воли, энергетикой, желанием свободы, глубокой культурой и историей. Это люди, которые могут все вокруг изменить в лучшую сторону, даже если они находятся в неблагоприятной ситуации. Кстати, рассказывать о таких людях – это и есть основная миссия проекта «Поколение Е». Задача номер два для диаспорян — влиять на политиков, потому что именно конгрессмены принимают решение относительно того, какой будет политика США в отношении Украины. Ведь украинцы – это тоже электорат на выборах, а к мнению электората прислушиваются. Конгрессмены прилетают к своему округу на каждые выходные, чтобы общаться с обществом, также есть разные возможности попасть в Конгресс и там донести то, что беспокоит украинскую общину. Главное – эти возможности есть и ими необходимо пользоваться. Украинцы в США – это мощная сила.

Вы являетесь сопредседателем медіакомітету Украинского Конгрессового Комитета (отделения Иллинойс). Чем занимается УККА?

Занимаемся налаживанием связей и коммуникации между украинской диаспорой и Конгрессом, а также местной властью, лоббированием интересов Украины и украинского общества, организацией культурных, политических и благотворительных мероприятий. Если коротко, то УККА напрямую общается с конгрессменами, а это именно те люди, которые принимают решение относительно того, какой будет политическая стратегия США относительно Украины.

«Америка любит тех, кто не жалеет себя и много работает…»

Принято считать, что США – страна возможностей. Это действительно так?

Да, но эти возможности еще надо уметь разглядеть, потому что часто они скрыты за какой-то проблемой, то есть появляются с ее решением. Возможности всегда приходят к нам в рабочем комбинезоне и с лопатой в руках. Но Америка любит тех, кто не жалеет себя и много работает. Мне нравится тот уровень свободы, который есть в США. Мы с мужем много путешествовали по разным странам, но только в США я увидела такой высокий уровень свободы – ею пахнет просто в воздухе. Вместе с тем, высокий уровень свободы предполагает высокий уровень ответственности. И это правильно.

Каково основное различие между американским и украинским менталитетом по вашему мнению?

Отличий очень много на самом деле. Например, у многих украинцев еще немного живет «страна советов» и ты можешь легко натолкнуться на непрошену совет. Среди американцев считается, что если ты даешь совет, о котором тебя не спрашивали, то ты просто пытаешься повысить свою самооценку за чей-то счет. Я не согласна с утверждением о неискренние улыбки американцев. Для меня улыбка — это просто замечательный способ поднимать настроение себе и окружающим. Такой себе проявление вежливости по отношению к другим. Мне нравится, что американцы легко делают комплименты незнакомому человеку — просто так, чтобы сделать приятно кому-то. Кстати, эти комплименты особенные: хвалят вашу прическу, модную курточку, но ни в коем случае не делают двусмысленных комплиментов, например, никто не будет оценивать вашу фигуру, это не приемлемо. Также, в отличие от распространенного мнения о американский индивидуализм, я увидела очень много людей, которые волонтерять на благо своей общины. Ты не можешь считаться уважаемым человеком, если ты ничего не отдаешь другим.

Вы часто просите в интервью чтобы ваши герои дали какой-то совет из собственного опыта молодому поколению украинцев, которые сейчас стоят на условном распутье. А какой совет дали бы им вы?

Если ты ждешь идеального момента, чтобы что-то сделать, то знай – его не будет до той поры, пока ты сам его не создашь. Кто как не ты и когда, как не сейчас?!

Подписывайтесь на канал Калитки в

Telegram
,
читайте нас в

Facebook

и

Twitter
,
чтобы первыми узнавать о ключевых событиях дня

Добавить комментарий