Звездные войны: как шахты Януковича поссорили Кононенко и министра Насалика

Борьба за шахты Александра Януковича набирает обороты. На активы претендуют люди энергетического министра Игоря Насалика и команда приближенного к президенту нардепа Игоря Кононенко.

Пока прогрессивный мир думает, как реструктуризировать угледобывающую отрасль, а такие страны как Англия и Германия прощаются с последними шахтами, в Украине не прекращаются «угольные войны».

Главные участники войн — непубличные украинские бизнесмены вроде Виталия Кропачова, о успешную экспансию которого «Экономическая правда» уже неоднократно писала.

За последние два года Кропачов из малоизвестного торезского бизнесмена превратился в мощного игрока, который активно скупает угольные шахты, получает контроль над государственными угледобывающими предприятиями и с легкостью отбирает каналы сбыта у предприятий Рината Ахметова.

Однако, как обычно бывает, большинство таких быстро растущих «на дрожжах» бизнесменов являются креатурами известных представителей власти, и они фактически выполняют роль надзирателей. Поэтому, когда за шахты борются так называемые «надзиратели», воюет в этот момент еще и властная верхушка.

Именно с обострением этой борьбы объясняется черная полоса в жизни уже упоминавшегося Виталия Кропачова. В январе в его офис с обысками пришло НАБУ, а в феврале в продаже двух своих шахт «Новогродовская» и «Россия» — ему отказала команда старшего сына президента-беглеца Александра Януковича.

Если в первом эпизоде сложно кого-то винить, то автор второй проблемы — министр энергетики Игорь Насалик. Последний всерьез взялся за торезского бизнесмена и хочет лишить его контроля над финансовыми потоками угледобывающих предприятий.

Этот план команде министра помогает реализовывать другой непубличный бизнесмен с Западной Украины Андрей Венгрин, под контроль которого уже отошло несколько крупных угольных активов Львовско-Волынского бассейна. Следующая цель — это «связи» Венгрин — Насалик — шахты Донбасса.

Однако, первые попытки продвижения на Восток были мгновенно прекращены: на защиту интересов Кропачова стал его куратор — близкий товарищ президента, нардеп Игорь Кононенко.

Идти на лобовое противостояние с командой президента министр не рискнет, но давать задний ход уже поздно.

Его оппоненты уже раскрутили маховик войны. Ее первой жертвой стала «правая рука» Насалика — Галина Карп, которую правоохранители поймали «на горячем», когда она договаривалась с тем же бизнесменом из Западной Украины Андреем Венгриним о распределении предложенных шахтерам бюджетных денег.

ЭП более подробно объясняет, кто с кем сейчас воюет, кто вовлечен в эту войну, и чем это может закончиться.

Горное дело

О срыве приобретение Кропачовим шахт «Новогродовская 1-3» и «Россия» стало известно на прошлой неделе. По его версии, это произошло из-за продавца — представителей Александра Януковича, которые «вышли из переговоров».

Те в свою очередь обвиняют в отмене сделки надзирателя, утверждая, что Кропачов не выполнил инвестиционных обязательств по этому проекту. Впрочем, поиски виновных в этой истории стали неинтересными почти сразу: выяснилось, что «1-3 Новогродовская» и «Россия» все-таки сменили владельца.

Вместо Александра Сичинави, бывшего главы наблюдательного совета «Всеукраинского банка развития» Александра Януковича, этими шахтами стал обладать бизнесмен из Макеевки Валерий Атанов. Он представляет интересы Эдуарда Бондаренко — главы «Донбассэнерго», которую контролирует Александр Янукович.

Этот факт позволил предположить, что шахты сменили хозяина лишь формально. Мол, старший сын экс-президента переложил их из одного своего кармана в другой. Однако эту версию опровергло несколько источников ЭП.

По их данным, в этой сделке Бондаренко выступил самостоятельным игроком: он намерен развивать «Новогродівську 1-3» и «Россию» в партнерстве с Насаликом.

«Между ними прошло несколько встреч, в том числе в Минэнерго. Они рассматривают этот проект как бизнес-партнеры. Договорились запустить несколько рядов. Министр поедет в Селидово на их запуск», — говорит источник ЭП в Минэнерго.

Что объединяет министра от БПП с «регионалом»? Взаимная зависимость.

Бондаренко партнерство с Насаликом интересно тем, что последний имеет административный ресурс. Это не будет лишним. Обе шахты работают на «птичьих правах», разрабатывая залежи угля одноименных государственных шахт. Они входят в состав ГП «Селидовуголь», которое подчиняется министерству.

Для Насалика это партнерство не менее интересное. Во-первых, Бондаренко в отличие от министра давно работает в отрасли и способен наладить работу шахт. Во-вторых, контроль над ними позволяет держать в поле зрения одноименные государственные шахты, управлять которыми рассчитывал оппонент Насалика Кропачов.

У нас к вам дело

Сорвав сделку угольном надзирателю, глава Минэнерго ослабил его позиции. Однако ответ оказался мощнее. На следующий день после смены владельца обеих шахт Кононенко заявил о необходимости избавить эти компании активов.

Смотрите фрагмент с 33 мин 50 сек до 36 мин 03 сек

«На «Селідоввугіллі» непрозрачная собственность. Комплекс государственный, но там есть частные лавки. Через непрозрачную собственность возникают различные схемы по добыче угля. Получается, что прибыль уходит в частные структуры, а шахтеры, которые работают в государственных структурах, не получают зарплаты. Я не сторонник реприватизации, но в случае с «Селидовуглем» стоило бы посмотреть, как ряды попали в частные руки, и реприватизировать их», — сказал Кононенко.

За два года неофициального управления угольной отраслью Кропачовим это первый случай, когда Кононенко стал на защиту его интересов публично.

Случай беспрецедентный, но этим не ограничилось. В рамках войны за контроль над шахтами Кононенко принялся расшатывать позиции Насалика. Под горячую руку попала креатура Насалика первый заместитель главы Минэнерго Галина Карп.

«Я лично видел оперативный видеозапись, где Карп обсуждает вопрос о «Селидовуголь». Она говорит о распределении денег, которые государство выделило на закупку самоспасателей для государственных шахт», — сообщил ЭП глава Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец.

Речь идет о выделенных 100 млн грн из госбюджета после аварии на шахте «Степная», которая входит в состав ГП «Львовуголь». Авария произошла в марте 2017 года.

По данным источников ЭП, под давлением этого видео Карп согласилась написать заявление об отставке. В Минэнерго не комментируют возможное увольнение, но если оно состоится, это будет приличный удар по позициям Насалика.

Самое интересное, что этой потерей он не ограничится. На упомянутом видеозаписи собеседником Карп, по данным Волынца, является бизнесмен Венгрин, который также близок к министру. Широкому кругу игроков угольного рынка это фамилия ничего не говорит, но в Минэнерго его знают не первый год.

«На «тридцатке» (улица Крещатик, 30 в Киеве, где расположено Министерство энергетики. — ЕП) он появился еще при Демчишині, с которым его познакомил Шухевич (глава УНА-УНСО. — ЭП). После увольнения Демчишина Венгрин пропал, но потом появился», — говорит источник в министерстве.

По его словам, Венгрин нашел общий язык с Насаликом и сохранил контроль над рядом активов. Среди них — шахты ГП «Волыньуголь» и «Львовская угольная компания» Натальи Королевской, которой принадлежит единственная углеобогатительная фабрика на Западной Украине «Червоноградская».

Сейчас, когда под ближайшей соратницей министра зашаталось кресло, она может потянуть за собой на дно и Венгрина. Однако этот процесс будет не инерционным, а продуманным: потеря Венгрином административной поддержки в Киеве повлечет потерю им контроля за шахтами Западной Украины.

Именно это и нужно Кропачову, который уже второй год безуспешно пытается взять под свой контроль «Львовскую угольную компанию».

Читайте также:

Первый заместитель главы Минэнерго Галина Карп в феврале заработала больше Насалика

Заместитель минэнерго, прикарпатец Игорь Прокопов написал заявление об отставке и уходит в политику

«Прикарпатский министр» Игорь Насалик не выполнил обещанное

Подписывайтесь на канал Калитки в

Telegram
,
читайте нас в

Facebook

и

Twitter
,
чтобы первыми узнавать о ключевых событиях дня