Юрий Андрухович: Момент и чин

Новые размышления известного франковского писателя Юрия Андруховича на Збруче.

Эта история начинается РОВНО за 20 лет перед тем, как она начнется.

То, что случилось ночью 1 ноября года 1918-го, на самом деле началось вечером 31 октября года 1898-го.

В городе Львове в Театре Скарбека состоялась юбилейная постановка «Наталки Полтавки – в память столітних відродин украинской народности.

Театр Скарбека – не просто театр. Ныне это театр имени Марии Заньковецкой.

31 октября 1898 года выполнения программы праздничного вечера выпало под каждым взглядом свет. Драматический пролог д-ра Ивана Франко в артистичнім произнесенные п. Лопатинского, при всяких сценических аксесоріях, сделал потрясающ е вражин.

Тогдашняя пресса так же показала, что билеты на праздничный вечер были несколько дней вперед разобраны все до одного. Просторная саля театра гр. Скарбка заполнилась битком; даже на высокой ґалєрії можно было видеть много дам, что, очевидно из конечности, вынуждены были удовлетвориться и таким местом. Вся публика явилась в святочных одеждах, много было женщин в красивых народных костюмах. Ежеминутно встречались лица якобы хорошо известные, а не львовские; были се патриоты с разных сторон края и из Буковины. В одушевленім настроения и со спокойной нетерпеливістю вижидала собрана русская родня подъем завесы.

Эту завесу по-настоящему преподнесут – день в день и ночь в ночь – рівнісінько через 20 лет. Тогда и начнется Ноябрь.

А тем временем на сцене – пролог Ивана Франко. В конце концов, он и сам сплошной Пролог. Он и сам о себе сказал, что он Пролог.

Итак, пролог к действу, которое начнется ровно через два десятилетия, звучит со сцены в присутствии Автора и исполнении Льва Лопатинского, актера и адвоката.

И в том прологе среди многих прочих есть и такие слова:

До великого момента
Будь готов каждый из вас, –
Каждый может стать Богданом,
Как наступит подходящее время.

Представляете себе трепет, с которым прислушивалась к этим словам переполненный зал?

В конце концов, пусть снова свидетельствует пресса: Драматический пролог д-ра Ивана Франко, произнесенный п. Лопатинским, хоть и обкроєний полицией, потрясал душой до глубины. С послідніми словам пролога зазвучала в театре торжественная песня народного гимна «Ще не вмерла Украина», которую публика відспівала стоя. Аплодисментам, вызывающих то декламатора, то автора пролога, не было конца.

* * *

Наряду с четырьмя природными стихиями – воды, огня, земли и воздуха – пятой является стихия нации. Романтические поэты по-разному работают с каждой из четверых, а пятую создают для себя сами. Франко в этом смысле – очень романтичный, хоть и несколько спізнений поэт.

Его пролог, которым открывался тот театральный вечер, имел название «великая годовщина» и посвящался 100-летию первой «Энеиды» Котляревского. Благодаря этому мы получаем еще более глубокую ретроспективу.

Эта история рождается в первоначальных своих истоках за 120 лет перед тем, как она начнется.

И так словно сама собой прокладывается линия годовщины с восьмерками в конце: 1798 – 1898 – 1918 – 2018.

* * *

Поляки, что их как стихию было создано несколько ранее несколькими не спізненими романтическими поэтами, культурная жизнь русской родные свысока іґнорували, а в массе своей и не слишком знали о существовании у нее некоего культурной жизни. Поэтому и незчулись, как покорные, непритязательно-зацофані и преимущественно хорошие или хотя бы безвредны русины внезапно стали украинцами – свирепыми и почему дееспособными.

Ноябрь 1918-го стал историческим шоком.

Очень показательная реакция, которая выплескивается, к примеру, с Чеслава Мончинського, лидера польских боевиков Львова, в книге, изданной в 1921 году, по горячим следам События: Внезапно под конец XIX века. [тот русинский обломок населения – ЮА.] нашел для себя как нации новую самоназвание, которой не знала история этих краев – название, этимологически заимствованную из польского языка: украинцев и Украины. Созданные для них отдельные школы, в которых принудительно сгоняли всю греко-католическую молодежь, вскоре дали им кадры розаґітованої интеллигенции, которая воцарилась над значительной частью спокойного русского люда-за не перебірливу в средствах аґітацію и лютую ненависть ко всему польскому.

Такие вот неожиданные метаморфозы.

Были спокойные, стали розаґітовані. Были руские (с одним с) – недоразвитых, хоть и безобидные. А стали украинцы.

Вполне непрошеная нация – исход австро-прусской інтриґи против Польши и поляков.

Эх, господин Мончинський! В театры надо ходить чаще.

А вообще эта история из тех, которые продолжаются до сих пор.

Подписывайтесь на канал Калитки в

Telegram
,
читайте нас в

Facebook

и

Twitter
,
чтобы первыми узнавать о ключевых событиях дня

Добавить комментарий