Экстренная медицинская помощь в Львове: когда «скорая» не должна спешить

Как изменилась работа городской «скорой», которые случаи считают экстренными, что мешает медикам реагировать на вызовы вовремя, а также почему они не всегда должны приезжать к пациентам за 10 минут, – говорили во время пресс-конференции «Состояние оказания экстренной медицинской помощи жителям Львовщины».

Согласно постановлению Кабинета Министров, обращения от граждан делятся на экстренные и неэкстренные. И 10-минутный норматив действует только в первом случае.

В 2012 году Верховная Рада приняла закон об экстренной медицинской помощи, согласно которому в областях должны быть созданы единые центры экстренной медицинской помощи и медицины катастроф. В рамках реорганизации системы на Львовщине городская станция «скорой» в 2013 году перешла от городского совета в ведение ЛОГА. С 1 июня этого года львовская станция уже не функционирует как отдельное юридическое лицо, а подчиняется областному центру экстренной помощи и медицины катастроф как отдельное структурное подразделение.

По словам в.а. главного врача городской станции скорой медицинской помощи Владимира Козия, никаких проблем в процессе реорганизации не возникло, и они работают в привычном режиме. Тем временем мэр Львова Андрей Садовый недавно заявил, что после передачи львовской «скорой» на баланс области качество предоставления услуг станцией снизилась.

«Если в 2013 году у нас на маршруты выезжало 45 машин, то теперь – только 20, и они обслуживают не только Львов, но и окрестные села. За последние 8 лет область фактически не купила ни одного нового автомобиля «скорой» – те машины, которые мы покупали, ездят до сих пор. Количество санитарного транспорта, который сейчас обслуживает Львов и прилегающие территории, составляет 63 единицы, из которых 50 – подвижного состава. Это 0,59 автомобиля на 10 тысяч населения при норме 1 автомобиль на 10 тысяч жителей. Лишь 19 из них соответствуют требованиям национального стандарта. Остальные – автомобили ГАЗ – находятся в эксплуатации на протяжении 9 лет или больше и имеют 100% износа», – сказал Садовый.

Директор департамента здравоохранения ЛОГА Ирина Микичак со словами мэра не согласна: «Мне трудно сказать, чем оперирует городская власть, говоря это, ведь они не обращались к нам за какой статистическую информацию или комментарии». Она рассказывает, что в 2014 году за средства министерства здравоохранения было приобретено 19 новых автомобилей класса В и С для Львова, а еще 65 – для области. Кроме того, в текущем году из областного бюджета выделены средства на закупку 2 новых карет «скорой», а также ожидается очередное поступление от МИНЗДРАВА.

«Это «быстрые» европейского производства, сертифицированные у нас в стране. В 2008 году городская власть закупила автомобили ГАЗ, которые теоретически должны были бы быть забраны из эксплуатации. Но этого пока никто не делает, иначе мы рискуем остаться вообще без медицинского транспорта. Современный медицинский транспорт – дорогостоящий, ведь это не просто «газель», которая не имеет ничего, кроме носилок для переноски пациента», – говорит Микичак.

По ее словам, на балансе городской станции до ее присоединения к областному центру не было ни одного реанимобиля (автомобиля скорой помощи класса С, – авт.). Потребность в них компенсовували теми машинами, которые были в наличии у областного центра еще с 2009-2010 годов. Сейчас обеспечение населения города каретами «скорой» – 1,2 авто на 10 тысяч жителей.

Генеральный директор Львовского центра экстренной помощи и медицины катастроф Владимир Похмурський сообщает, что структура является полностью укомплектована необходимыми медицинскими средствами, а также бензином и другими расходными материалами, нужными автопарка.

«Есть кадровые проблемы в хозяйственной ланке. В первую очередь не хватает водителей: часть из тех, кто у нас работает, есть уже в пенсионном возрасте, а заменить их сложно. И здесь вопрос не к нам, а к нормативной базе, поскольку от водителей «скорых» требуется высокий квалификационный уровень», – рассказывает он.

Похмурський надеется, что уже в этом году будет действовать центральная оперативная диспетчерская, над которой работают еще с 2014 года. «В бюджете области предусмотрено 5 миллионов гривен на оборудование диспетчерской. Завершается создание проектно-сметной документации и уже скоро объявят тендер на закупку техники и программного обеспечения», – говорит Ирина Микичак.

Одной из важных проблем работы скорой медицинской помощи, о которой говорит и власть, и врачи, и пациенты, является оперативность приезда. «Когда станция находилась в ведении горсовета, действовали другие нормативы своевременности приезда: 15 минут – в черте города, 30 минут – в сельской местности. С начала 2013 года, когда станция перешла в собственность областной общины, изменились нормативы: 10 минут – для города, 20 минут – для села. Не было обеспечено ни одного дополнительного автомобиля, не отремонтировано ни одного километра дороги, но за 1 минуту мы изменили нормативы», – говорит Владимир Козий.

Сейчас своевременность приезда «скорой» во Львове составляет 72% от общего количества вызовов. По Украине этот показатель находится в пределах 81%. Ирина Микичак говорит, что причина такой ситуации в городе является не медицинская, а прежде всего транспортная.

«Недавно пришлось вызвать «скорую» человеку в церкви в центре города. Без диспетчерской я знала, где должна быть машина, что она должна приехать за три минуты. Но карета приехала через 15 минут, потому что не могла пробраться через припаркованные автомобили», – рассказывает она.

Узкие улицы, пробки, культура поведения водителей на дорогах прямо влияют на скорость реагирования службы экстренной помощи. Кроме того, среди негативных факторов Микичак называет погодные условия, лояльность жителей, которые вызывают медиков, состояние дорог, а также освещение и нумерацию домов.

«Дом должен быть освещен. Иногда бригада ходит кругами возле него, ища, где вывешен его номер. А про логику той нумерации вообще сложно говорить», – говорит чиновница.

Владимир Козий отмечает, что 10-минутная норма приезда «скорой» действует только для экстренных случаев: «На неэкстренные случаи диспетчер направляет свободную бригаду в течение часа с момента принятия вызова».

Разделение на экстренные и неэкстренные случаи происходит согласно постановлению Кабмина от 21 ноября 2012 года. Экстренными считаются обращения пациентов, которые находятся в неотложном состоянии, что сопровождается следующими симптомами: обмороки, судороги, внезапное расстройство дыхания, внезапная боль в сердце, рвота кровью, острая боль в брюшной полости, внешнее кровотечение, признаки острых инфекционных заболеваний, острые психические расстройства, которые угрожают жизни или здоровью, как пациента, так и других лиц. То есть к экстренным случаям можно отнести инфаркт, инсульт, тяжелые травмы, вызывающие нарушения жизненных функций, потерю сознания, ДТП и тому подобное.

«Это трактовка является достаточно размытым, но очевидно, если человек порезал палец и вызывает «скорую», это слишком дорогое удовольствие для налогоплательщиков, когда едет бригада из трех медиков и везет человеку бинт», – говорит Козий.

Он констатирует, что все же большинство обращений от жителей является именно неекстреними: «Это 70% от всех выездов «скорой». И все пациенты ожидают, что машина приедет за 10 минут». На замечание о том, что до старших пациентов «скорая» ездит хуже, Владимир Козий отвечает: разделения на своевременность приезда по возрасту не происходит, но именно пожилые люди зачастую откровенно злоупотребляют вызовом неотложной медицинской помощи, когда на самом деле могут обратиться со своей проблемой в поликлинику.

«В этом есть большое удобство: я сижу дома, звоню в «скорую», ко мне приезжает врач, да еще и привозит медикаменты. У нас есть одна пациентка, которая за полгода вызвала «скорую» 127 раз», – говорит он.

По мнению Ирины Микичак, большое количество незапланированных вызовов «скорой» обусловлена, в частности, и тем, что семейные врачи еще не достигли высокого уровня доверия от пациентов. Также она добавляет, что, согласно закону, станция «скорой» должен реагировать именно на экстренные вызовы, а при каждом территориальном учреждении должны быть свои пункты неотложной медицинской помощи.

«Мы должны разделить перечень – кто и на какие вызовы реагирует. Но этого не было сделано, наш департамент не издал ни одного приказа, который бы ограничил оказания медицинской помощи жителям. Можно потерять человека, если начать такое разделение, ведь пациент не всегда может правильно трактовать то, что с ним происходит», – объясняет она.

Ирина Микичак замечает, что пока карета «скорой» еще в дороге, с пациентом должны уже работать те люди, которые по профессии должны уметь оказывать экстренную медицинскую помощь: «Это касается и работников аптек, и полицейских, и пожарных, и военных, и водителей, и многих других профессий. Это армия, выполняя простые упражнения, может спасти жизнь человеку».

Анна Журба

Запис було зроблено в рубриці Блог - - .