Выборы, как случай делегированного безумие

Нынешняя власть сформирована в ситуации испуга. В 2014-ом году, когда ее выбирали, все думали об угрозе большой войны и группировались вокруг тех, кого считали: а) решительными и опытными организаторами, б) людьми, способными оказать сопротивление, в) патриотами, г) людьми с прозрачными мотивациями. Через четыре с половиной года тогдашний подход выглядит вполне в сознании. Власть, сформированная в ситуации испуга, выполнила «программу-минимум».

Где-то 20 месяцев назад ситуация испуга упала. В новой комбинации внешних и внутренних факторов возникли новые обстоятельства и новые вызовы. «Власть перепугу» не способна на эти вызовы ответить.

Украинское общество не сформировало нового запроса властной компетенции, адекватного ситуации. Хотя – в целом – информация о новых вызовах оказалась в открытом доступе, никто из государственных представителей не взял на себя смелости довести ее до общества в виде системного анализа и программы действий.

Новые вызовы можно очертить так:

  • Украинская кланово-феодальная экономика больше не обладает мандатом на легальное существование от условного мирового «транснационального центра (ТНЦ);
  • Война с Россией перешла в «фазу активного истощения», а Украина в настоящее время не обладает достаточными ресурсами для успешного долгосрочного противостояния с милитаризированной континентальным государством. Помощь со стороны ТНЦ (в первую очередь – финансовая) становится критически значимым фактором;
  • Украинские политические элиты не способны к выполнению сложных стратегических задач. Эта невозможность есть не кон’юктурною, а системной. Украинские политические элиты в основном (кое-кто говорит «практически полностью») состоят из необразованных провинциалов, не способных мыслить на уровне требований XXI века;
  • Многолетняя глобальный кризис идеологий вступила в фазу реванша мировоззренческого релятивизма (признаком чего является беспрецедентные победы политических популистов и переход медиа в постмодерне рейки формирование актуальной повестки дня). Зато, наиболее образованная и вменяемая часть украинских политических элит ориентировалась и ориентируется на классические идеологии (либерально-демократическую, неолиберальную, республиканскую), которые, по большому счету, уже отправлены в мировоззренческого музея. В этой ситуации возникает конфликт «мировоззренческих протоколов» между украинскими и мировыми элитами.

В этих условиях необходимо радикальное «перезагрузка запроса компетентности». Этого перезагрузки не происходит, соответственно в обществе возникают зоны социальной энтропии, островки «системного безумие».

Этот процесс напрямую связан с тем, что главным инструментом украинской политики выступают медиа, а доминирующей технологией – распространение НЛП-вирусов, которые действуют по схеме «фронт-кризис-сборник (ремонтаж)».

Практически все ведущие политики в период выборов применяют вирусные технологии расшатывания общества. Многократное наложение «эпидемий расшатывание» на древние шизоидные тенденции (в целом характерно для цивилизационных границ Хантингтона) приводит к резкому усилению массовых психозов.

В принципе, выборы 2019 г. – как президентские, так и парламентские – пройдут, как выглядит, в парадигме «делегированного безумие». При том мы имеем дело не с преходящей эпидемией по типу гриппа. Массовое безумие поднимается из глубин коллективного (национального, массового) подсознательного, словно лава подводного вулкана.

Определенные силы (как властные, так и оппозиционные) хотят путем распространения «эпидемий расшатывание» отвлечь внимание от собственной никчемности.

Кое-кто даже говорит о технологии вытеснения, подобную психоаналитических практик. Не забывайте также, что нынешний политикум сложившийся ситуацией испуга, то есть в нем уже заложена паническая парадигма. Это приводит к тому, что поиски врагов и измен из пропагандистских клише превращаются в освященные медиа практики и становятся легитимным дискурсом.

Можно проводить аналогии с теми массовыми психозами которые культивировались сталинским режимом в 30-50-ых годах. Разница лишь в том, что тогдашняя ситуация безумие монопольно и контролируемо делегувалася единственным властным центром (Сталиным и его окружением), а нынешняя представляет собой интерференцию нескольких конкурирующих трансляций согласно постмодернистского принципа формирования повестки дня. То есть, в нашей ситуации, контроль и «дозировка» делегированного безумие практически невозможны.

А это, в свою очередь, означает, что расшатанный НЛП-трансляциями социум входит в пространство неопределенности и непрогнозируемости (в пространство стохастичности). В этой ситуации именно вопрос о требования компетенции по будущей власти снимается. Общество потребует не носителя компетенции, а шамана, иррационального мастера сборки (ремонтажу).

Собственно, выборы и превращаются в соревнования шаманов, каждый из которых предлагает рациональные методы спасения и интеграции в безопасную системность (как в ситуации 2014-го года), а иррациональные методы сборки расшатанной страны в единое (богатое, сознательное, соборное, церковное, солидарное и т.д.).

Каждый из шаманов рекламирует свой бубен (опорные слоганы) и свои танцы (опорные обещания). Та часть общества, которая уже впала в транс и ожидает чуда, зачарованно следит за соревнованиями, спорит о том, чей бубен и чей танец лучшие. Одновременно у сторонников «шамана А» нарастает раздражение «шаманом» и «шаманом». То же самое происходит с теми, кто выбрал бубны и танцы шаманов «Б» и «В». Но пока общество находится в трансе, это раздражение держится в пределах «системы ожидания».

В системе ожидания каждый убежден, что именно его шаман будет победителем. Уверенность с каждым днем растет, так как растет ощущение невозможности принять любой другой вариант окончания соревнования.

В момент выхода из транса, то есть в день объявления результата выборов, сторонники шаманов «А», «Б», «В» будут поставлены перед объективной реальностью победы «шамана Г». Этот момент технологически и будет конечным эпизодом ремонтажу сообществ «А», «Б», «В», которые сочтут невозможным существовать в реальности, где победила сообщество «Г».

В случае, если социологические опросы еще до выборов продемонстрируют безоговорочное лидерство «шамана Г», момент ремонтажу наступит раньше. А еще более усложняет прогноз наступления «времени сборки» выход во второй тур двух шаманов .

Как бы там не было, но центры, которые делегируют потенциальным избирателям безумие, в конце концов добьются того, что в момент победы любого из нынешних фаворитов президентской гонки недовольны сообщества объявят об «измене» и абсолютную невозможность существовать в новой реальности.

Эта манифестация не будет касаться ответов на вызовы, перечисленные выше. Она будет опираться на иррациональные мотивации и потребует решения так же, в плоскости иррационального.

Таким образом рациональный порядок дня – проблема переформатирования поля компетенций – будет заменен (или отодвинут на второй план) повесткой дня, который будет формироваться в пределах призрачных ценностей делегированного безумие.

В принципе, не важно, какие именно ценности делегированного безумия станут краеугольными для начала процесса разрушения легитимного поля. Эти моменты всегда ситуативные и формируются текущими (почти не предполагаемыми) событиями, эмоциями и «черными лебедями».

Важно то, что у общества нет дискурсивного площадки для тех, кто бы мог выступить в данной ситуации терапевтами (психиатрами). Также маловероятно, что дискурс делегированного безумие примет местных феодалов или иностранных доноров в качестве таких терапевтов (психиатров).

Этот дискурс самодостаточен. Соответственно, он с какого-то момента Х начнет подпитывать сам себя и не потребует делегирования. То есть из дискурса делегированного безумия он превратится в дискурс тотального безумия. Со всеми соответствующими последствиями.

Подписывайтесь на канал Калитки в

Telegram
,
читайте нас в

Facebook

и

Twitter
,
чтобы первыми узнавать о ключевых событиях дня

Добавить комментарий