«Важно видеть в центре человека, а тогда ее возможности». Наталья Сиреджук о «Источник», поддержку и развитие

Tvoemisto.tv в рамках проекта «Я верю в эту страну» узнавало, как благотворительное учреждение объединяет львовян и развивает корпоративную социальную ответственность.

Работа в крупной фармацевтической компании и успешная преподавательская деятельность в университете – от этого Наталья Сиреджук отказалась после того, как родила сына с особенностями. Женщина решила своими силами помогать Павлу и другим детям и родителям, оказавшимся в похожей ситуации. Уже 8 лет она отвечает за фандрейзинг, руководит Отделом развития и социальных проектов в учебно-реабилитационном центре «Источник». Она убеждает: помогать легко, эмпатия – это сила, место напряжения и сумму может стать территорией мотивации, радости и вдохновения

«Источник» — это структура, которая предоставляет на удивление качественные социальные услуги. Это стартап, который вырос до больших масштабов, завоевал доверие. Как думаете, почему этот проект стал успешным? Какой была дорога к развитию не безупречного имиджа?

Я присоединилась к команде, когда она уже имела этот имидж. Для меня это была честь – работать в такой замечательной прогрессивной команде, и вместе с тем страх – я никогда такого не делала, а это было ответственно. Все начинали двое отцов детей с особыми потребностями и волонтеры из Канады. Я думаю, что на первых порах они не имели стратегии, бизнес-плана или количественных показателей. Но имели очень большое желание и мотивацию создать для детей такое место, чтобы они не сидели дома, а имели возможность быть среди людей. Были волонтерки из-за границы, из Канады, которые постоянно привозили сюда опыт и понимание, какие организации существуют, и как они работают в других странах, мы адаптовували иностранные практики. Так в центре этой идеи оказалась ребенок, или даже семья, а не услуга. Мне кажется, что основатели не ожидали, что из этого вырастет такой грандиозный проект «Источник». А имидж… здесь можно поставить знак равенства: имидж = доверие. Люди точно знали, какова их роль, какова роль родителей, они знали, что нужно для их детей. Здесь всегда хотелось не стоять на месте, развиваться. Поэтому с самого начала это все двигалось в правильном направлении.

Чем для вас сегодня есть «Источник»? Как можете определить, работу центра?

Я пришла сюда за услугами для своего сына. Поэтому это для меня было место, где я сама для себя нашла ресурс, изменила жизнь своей семьи, научилась жить с тем, что мой сын имеет также особые потребности. Когда я пришла сюда работать, то уже имела опыт работы в крупной фармацевтической компании, преподавала в университете. Руководителем организации много лет был один из учредителей – папа – и он всегда агитировал родителей к этому делу. Поэтому они были всегда активными. Другого выбора не было, ты не мог взять тележку и пойти в другую школу или садик. Меня также приглашали, а я «відволонтерювалася»: приводила парикмахеров, делала с друзьями нужные покупки, а потом один раз себе подумала: «Наверное, это испытание неслучайное». Так я сменила профессию, здесь я работаю восьмой год: руковожу отделом социальных проектов и развитию, отвечаю за привлечение денежных средств и за рекламу деятельности центра.

Насколько сложно было переквалифицироваться?

Сначала было очень страшно, потому что это не моя профессия. Приходилось учить все находу! Отдел на то время уже работал, имел определенные успехи, центр был уже на 50% построен. За последние годы мы очень стараемся совершенствовать все процессы поступления средств, чтобы для благотворителей это было очень просто и отнимало несколько секунд. Очень стараемся быть прозрачными, увеличивать сообщество «Друзей Источники». В Канаде такая же сообщество собирает для нас средства в течение 25 лет. Также есть сообщество в Германии, там помогают 20 лет. В Украине уже имеем официальную такое сообщество, где люди присоединяются к важным изменениям. Они видят, наверное, то, как мы горим нашей работой, как мы вкладываемся в каждый проект, как каждый раз увеличиваем масштабы, хотим, чтобы все это было интересно, достойно, полезно, не только для нас, потому что это не бизнес-проект, на котором ты зарабатываешь.

Среди ваших партнеров немало профильных институтов. Но вы также имеете друзей в бизнесе. Как формируется эта культура социальной ответственности?

Однажды я была на лекции о корпоративной социальной ответственности и подумала, что участие благотворительного сектора в развитии этой корпоративной ответственности является также очень важной! И мы в свой образ также инициируем развитие этого. Потому что мы всегда идем до бизнеса с хорошими идеями, ищем людей, которые готовы брать на себя, кроме рабочих обязанностей, дополнительные. И хотя обычно эту коммуникацию начинает именно «Источник», в последнее время этот процесс стал двусторонним: к нам также поступают различные предложения. Поэтому для нас очень важно, чтобы эти меры были надлежащего уровня. У нас нет цели просто собрать средства. Першоціль – дать людям возможность понять, что мир недееспособности рядом, что это нормально и что этого не надо бояться. Не зависимо от того, какие ты делаешь взносы, или даришь время/умения, объединившись вокруг определенной миссии, можно очень существенно влиять. Например, на «Щедрый вторник» – а это всего 1 день – мы собрали 300 тысяч гривен. Сейчас много новых возможностей. Есть компании, которые готовы это поддержать. С корпоративным волонтерством мы также имеем очень интересные кейсы. Сначала центр работал исключительно за благотворительные средства, но последние 14 лет часть средств финансирует город. Каждый раз взнос увеличивается: в прошлом году – 75%, в этом – более 80%. Поэтому есть возможность работать над проектами развития, вкладывать в обучение персонала, открывать новые ячейки. Бизнес должен доверять партнеру из благотворительного сектора неправительственной организации. С первого дня в «Источнике» я поняла, что здесь есть политики и процедуры, организационная структура. Это уже многоуровневая организация, менеджерская, которая работает как бизнес. Крупные компании не имеют права рисковать своим именем, имея репутационные риски в сотрудничестве. Поэтому благотворителям стоит быть надежными партнерами. Для любого человека важно, в какой команде она работает. Бизнес, как работодатель, также интересуется эмоциональным интеллектом своей команды. Когда люди объединяются вокруг дополнительных инициатив, это дает вдохновение. Мировые практики говорят, что бизнес, который содержит социальную составляющую услуг и возможностей, такой бренд имеет большую добавленную стоимость. Я, как мама, могу покупать детское питание и параллельно с тем помогать другим детям. Конечно, я куплю такой продукт. Недавно читала, что Samsung разработал упаковку от телевизора, которая трансформируется в жилье для котиков или собачек. То есть даже в такие вещи сейчас вкладывают смысл. Настало такое время, когда мы не просто планируем и разрабатываем стратегии, мы также должны отвечать за то, что происходит вокруг нас.

Нужны ли вам волонтеры, чему они могут научиться в «Источнике»?

Мы всегда рады волонтерам. Они бывают индивидуальные и корпоративные. Есть кейсы, когда сотрудники различных компаний приезжают и сажают деревья, потом пьют чай у нас дворе. Или когда приходят на майстерки с молодежью и работают над изделиями. Но порой к нам приходят обычные студенты и помогают с различными активностями. Нам всегда нужны руки на крупных мероприятиях. Например, 1 июня ежегодно организуем большое мероприятие вокруг здания «Источники». Как-то к нам приехало более 20 сотрудников одного банка. В своих брендовых футболках они помогли организовать праздник. Это единство было очень атмосферной! В нашей жизни много событий, но все это очень быстро происходит, а в памяти остаются только эмоции. Люди часто говорят, что уже и не вспомнят, что у нас делали и чем помогали, но им на удивление тепло вспоминать это время и детей, которых уже успел запомнить по имени. Сейчас на Украинской бирже благотворительности у нас было 17 проектов, то есть 17 человек выставили себе на страницу что-то вроде: «Я имею желание собрать 10 тысяч гривен на топливо для центра «Джерело». И так все близкие, друзья пытаются собрать эти средства. Механизм простой, отчетность прозрачная. То есть множество методов помощи. Один айтишник бежал марафон, а потом однажды утром волонтерив с водителем: помогал в автобусе от 6 до пол 9 утра детей транспортировать в салон и потом обратно высаживать. Отсюда уехал на работу, а мы такие вдохновленные и увлеченные: этот человек имеет семью, работу и свои собственные заботы, но находит время и силы прийти сюда. Ну как нам не работать на 100%? Поэтому это не только мотивация для волонтеров, это и для нас стимул. Также есть такая инициатива «in-kind», когда нам помогают не деньгами, а продуктами или услугами. Так одна логистическая компания заправляет нам автобусы, львовские производители в определенном количестве жертвуют нам продукты питания. Иногда компаниям легче дать нам готовую продукцию, чем сначала ее продать, а тогда эти деньги передать. Поэтому мы когда-то начинаем, сначала думаем, что нам для этого надо. Поэтому например чтобы сделать площадку, мы думаем не о том, как купить землю, а о том, кому проще нам ее предоставить для пользования. Это усиливает благотворительную составляющую. Это же касается инициативы Pro bono, когда речь идет об услугах. Так дизайнерская компания сделала нам фантастический годовой отчет прошлого года, двуязычный, с пятилетней историей в инфографике. Это прекрасно, когда на встрече с каким-то руководителем фонда, ты достаешь такой отчет, где сразу визуализировано, как мы стараемся и сколько делаем. Волонтер из нашего отдела пришла и говорит: «Наташа, давай собирать макулатуру? 1 кг стоит 2,50». Я так себе думаю, сколько же нам ее нужно, чтобы это было действительно действенно! Не хорошо конечно так сразу забанить идею, и я так благодарно начала: «Да, я знаю… Может, попробуем с нашими родителями?» Мы устроили соревнования между группами, собрали тонну макулатуры – 2,5 тысячи это уже немного ощутимо. С маленькой с идея выросла в общегородскую: люди из разных районов привозят бумагу до наших гаражей, компании привозят из офисов, на заправках установили контейнеры. Для многих это уже привычка! Так мы собрали 23 тонны макулатуры, а за эти средства поменяли несколько окон, часть тратим на ежедневное пребывание детей в центре.

Какая атмосфера царит здесь? Есть ли у вас внутренние наблюдения: как меняются семьи, которые попадают сюда?

С семьями я не работаю, но общаюсь с ними и дружу. Такие организации, как «Источник» для семей, воспитывающих детей с особыми потребностями – это необходимость. Хотя бы ради того, чтобы семья осталась единственной: чтобы дети не стеснялись, что у них есть неполноценные братья или сестры; чтобы не было такого, что папа не выдержал и ушел, чтобы бабушки и дедушки не давили: «Нам надо все продать, но его на ноги поставить, — хоть он, увы, никогда не сможет уйти. Этой семье нужно научиться жить по-другому. Если ребенок не разговаривает, с ней надо научиться коммуницировать и не только маме, всем вместе. В нашем случае с Павлом, нам надо было снять все пороги дома, поменять автомобиль, привыкнуть к тому, что мы везде ходим с коляской и он большой. И без «Источника» этого бы не произошло, ибо где же мы должны были этому научиться? Хоть и были на других реабилитациях, мы имели цель выздороветь! К сожалению, дети, подобного моего сына, будут жить всю жизнь с этими диагнозами. Какой же будет качество этой жизни, если все время разве лечиться? Первое, что нужно – это принять ситуацию. Ведь никто не ждет детей-инвалидов. Каждый должен понимать свои прогнозы максимально реалистично. И именно в «Источнике» нам все предметно объяснили, ничего не прятали в бумажки. Отказываться от ребенка – таких мыслей и близко не было. Поэтому решили учиться, приспосабливаться. О’кей, мы максимально изменили свое пространство, подобрали коляску. Но хотелось какого-то качества жизни: мама и папа требуют работы, отдыха, учебы, развития, общения. Это нормально хотеть жить, а не просто ухаживать с утра до ночи. Поэтому для целой семьи очень важен такой формат, как дневной уход. Когда ребенок не социализирован, мама превращается в сиделку, в какой-то момент это все начинает рушиться, потому что и она не выдерживает, и все вокруг. Поэтому такие организации очень важны, как и роль родителей в этом. Когда я пришла сюда за услугами, уже через год после реабилитаций и тренингов для родителей, я была на учебе с голландцами, которые рассказывали, как родители должны лоббировать социальные изменения в государстве и городе. Для меня это тогда было что-то невероятно тяжелое. Но со временем я поняла, что я знаю, что для него надо, другие родители тоже знают. Поэтому нам надо объединяться, примыкать к других похожих организаций, усиливать их развитие, быть представителями на различных уровнях – общественные советы области, города. На самом деле чиновники не плохие, но они просто не понимают, что нужно для нас. Для меня было очень ресурсно и полезно, когда я присоединилась к этому родительского движения, — не было такого, что родители говорили: «Вы нам должны, потому что наши дети другие». Зато была другая формулировка: «Мы знаем как, давайте вместе это сделаем?» Так мы отсеяли любую агрессию, выстроили партнерские отношения. Зрелость родителей провоцирует большие изменения.

Во Львове давно говорят об инклюзии, немало сделано. Довольны ли вы результатами, на каком этапе сейчас доступность? Над чем еще стоит работать?

Сейчас есть гораздо более профильных организаций и активностей. Есть организации, которые выросли из «Источника»: «Расправленные крылья», «Дом самостоятельной жизни». Есть сестринские организации, которые возникли параллельно с нашим центром: «Вера и свет», ЭММАУС УКУ, «Лярш». Чуда не будет: в один день/год не стоит ожидать чего-то чрезвычайного. И не стоит в короткие сроки все успевать. Ибо это тогда точно потеряет качества. Так же инклюзия – важно, чтобы это было постепенно. Сначала в обычные школы должны идти «легкие» дети, чтобы приспособить среду: начиная от архитектуры и заканчивая мышлением людей. Важно, чтобы к этому привыкали, как к нормальному явлению. Чтобы общество отказалось от изоляции. Но в то же время можно привести такого ребенка, как мой Павел и сказать, что мы тоже должны быть в школе. Для кого это будет хорошо? Все вокруг получат стресс, потому что не привыкли видеть рядом тяжело больных детей. Ведь когда-то их собирали в интернаты, вывозили куда-то за город и нам казалось, что таких людей нет, или их очень мало. Это эволюционный процесс, который не стоит торопить. Нам всем нужно время. Эти барьеры постепенно исчезают. Нам звонят из общеобразовательных школ и предлагают приехать и показать спектакль. И это замечательно, потому что раньше нам самим надо было звонить и просить кого-то. Когда мы пришли с Павлом в «Источник», ему было 3, а сейчас – 20. И пока что мы до сих пор не имеем, куда пойти. Поэтому не так уж и быстро это развивается. Но такая эволюция не бывает молниеносной. Ведь даже в этой среде: кто-то умеет говорить конструктивно, а кто только защищается и обвиняет других. Мы все сейчас творим новую модель поведения, которая не была раньше прописана. Поэтому все вещи должны відшліфуватися.

Вы своим примером смогли превратить тему, которая раньше была табу, на светлые теплые разговоры, привычную жизненную практику. Сложно ли это было? Сталкиваетесь с негативом? Как изменили свою жизнь, чтобы выйти из стереотипной зоны молчания и напряжения? Или чувствуете себя сильнее сейчас?

Знаете, мне никогда не хотелось выстраивать свой собственный имидж на этой теме. Я имела роскошь жить непубличной жизнью. Но когда начала работать, то прежде всего объединяла людей, которые вокруг меня. Они, зная меня, доверяли этой организации. Так и есть… Люди верят людям, они хотят знать, какие глаза смотрят на них, кто рассказывает эту историю. Кроме меня, здесь минимум 5 людей, которые воспитывают здесь своих детей: директор нашей организации – мама, главный бухгалтер – тоже. Мы рассказываем свои истории, стали рупорами этой темы. Но так тоже не было сразу. Это произошло после того, как мы стали сильнее, осилили немало новой информации, познакомились с многими людьми из этой сферы. Для нас это не конец света. Но если кто-то в это время переживает сложный период, то пусть посмотрит на меня. Я не выкладываю в социальные сети даже половины своей жизни. Но вот добро я хочу трансформировать, чтобы оно было понятным. Я не играю. Мы не плачем у него, наоборот Павел очень нас заряжает позитивом. Наверное, это потому, что у меня такое среда. Мы все работаем, чтобы нам стало легче. Я иногда шучу, что Павел мой внештатный PR-менеджер, он много времени с нами проводит. Программа для детей и молодежи завершается в 16 часов, а после – он приходит ко мне. И даже этим помогает мотивировать команду отдела. Вы только представьте, как мы должны гореть этим, чтобы убедить всех наружу, что это нужно! Меня иногда спрашивают, где я беру вдохновение? А все просто – я посмотрю в эти глаза и больше мне ничего не надо. Дети хотят, чтобы здесь было интересно и насыщенно, а родители, чтобы полезно. Иногда, конечно, устаешь быть сильной – хочется на целый день спрятаться под одеяло. Порой и такие дни себе делаем. Я не считаю себя супер успешной, или супер другой. Просто такова моя роль в организации: я имею об этом рассказывать чуть больше.

«Источник» работает с детьми во Львове. Нет планов на расширение, к примеру, на областные центры?

Наша новая директриса – Зореслава Люльчак – очень амбициозная женщина. Мы едва успеваем за ней. За это время Львове заработали 3 новые очаги. Она очень прогрессивная и не боится начинать что-то новое. Поэтому, вполне возможно. Но мы должны понимать также, что один «Источник» не может полностью закрыть потребность даже города, не говоря уже про область. Там также есть возможности. Просто наши выглядят мощнее, хотя бы потому, что здесь люди от 0 до 45 лет. Со всей Украины едут к нам на учебу и всегда говорят: «Вау! Мы такое никогда не сделаем». Мы всегда говорим: «Вам и не надо. Примут какую-то определенную услугу и адаптируйте под себя. Пусть это будет маленький кусочек, но пусть оно заработает». Имплементировать небольшие программы значительно проще и более реально. Нет смысла собирать средства, чтобы построить такой большой центр. Стоит начинать с малого. Все новое – это страх. И мы также боимся, но в то же время очень болеем и хотим еще лучше все сделать. В любой кризисной ситуации я себе говорю: во-первых, надо довериться Богу. Потому что если он дал определенные проблемы, то есть путь, чтобы их решить. Это точно. Но пассивным ты не имеешь права быть.

У вас замечательный опыт сотрудничества с иностранными волонтерами со всего мира! Что Украина может позаимствовать у других стран в векторе предоставления социальных услуг?

Когда я пришла работать, к нам ехали две волонтерки из Канады. Они еще даже не попали сюда, а уже попросили месячный план их пребывания здесь. Я себе этого не представляла. И так постоянно. То есть нам надо быть еще на одну ступень более организованными! Когда люди оставляют свои семьи, страны и едут к нам, то мы должны их использовать на все 120%. И это наш принцип работы теперь: когда люди приходят с помощью, мы максимально включаем их в процесс. А для иностранцев очень важно не просто начать что-то и завершить, а чтобы это дело имело продолжение. Когда едет арт-терапевт из заграницы, то она не идет к детей делать выбор, а идет к педагогам, чтобы они освоили новую технику.

Команда «Источника»: какая она?

Сюда идут люди, которые не стремятся расти карьерно, а понимают, что работа = служение. В то же время дети здесь нуждаются в высоких квалификаций. Я когда привела Павла впервые, то подумала, как я его оставлю? Он не разговаривает, не ходит, не держит ничего в руках, не может себя защитить. И дома мои тоже говорят: «Наверное положат его на мат и будет весь день лежать». И все, я поехала его забирать. То есть момент доверия очень важен. И это первое, с чего начинается командная работа здесь.

Руководящий состав «Источника» имеет женское лицо. Какое оно — женское лидерство — здесь?

Наши результаты не даются нам легко. А женщины – они такие более жертвенные в своем труде, не сдаются, даже когда впервые что-то не удалось. Мы работаем здесь, как мамы. Поэтому здесь очень ощутимо жизнь пересекается с работой. Хоть это и не всегда правильно, из-за выгорания.

Что же не дает вам эмоционально выгорать?

Работать здесь для нас престижно. Здесь пространство, которое вдохновляет. Мы имеем хороших партнеров, которые постоянно нам доверяют средства. Дети – они все замечательные. Первые месяцы, я не могла спать, потому что мне постоянно снились наши автобусы. Я думала о том, что если не найду средства на топливо, то эти дети к нам не приедут. Поэтому это большая ежедневная ответственность.

О чем мечтает «Источник»?

Нет государственной программы, которая бы работала на предупреждение риска рождения детей с инвалидностью. Поэтому такие детки постоянно рождаются. Я, как часть, «Источники» мечтаю, чтобы к нам не было очередей. Хочется, чтобы у этих семей были возможности. А также хотелось бы, чтобы о культуре принятия говорили на общенациональном уровне. И речь идет не только о детях, но и о том, что твой ближний может быть другим. Очень важно видеть в центре человека, а уже тогда ее возможности. Хочется, чтобы мы вышли за пределы материального мира, и стали более людиноцентричними.

Этот медиа-продукт создан TvoeMisto.tv при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID). Содержание продукта принадлежит исключительно TvoeMisto.tv и не всегда отражает взгляды USAID или Правительства США. Воспроизведение и использование любой части этого продукта в любом формате, в том числе графическом и электронном, копирование или использование в любой другой способ без соответствующей ссылки на оригинальный источник и письменного согласия редакции ;TvoeMisto.tv запрещено.

This media product was produced by TvoeMisto.tv with the support of the United States Agency for International Development (USAID). The product content is solely TvoeMisto.tv and does not necessarily reflect the views of USAID or the US Government. Reproduction and use of any part of this product in any format, including graphic, electronic, copying or use in any other way without the corresponding reference to the original source and written approval from TvoeMisto.tv, shall be prohibited.

 

Добавить комментарий