В объятиях войны: когда хочешь жить, медицина бессильна

Прикарпатский боец уцелел после тяжелого ранения. Когда его подстрелили и он истекал кровью в поле, попал в плен. Террористы не понимали или будет кого на утро обменивать: врачи не давали шансов мужчине.

Тарас Кравченко – старший сержант полиции, спецназовец. 40-летний боец родился в Галицком районе. Как началась война, решил не ждать, когда позовут служить, а самостоятельно вызвался и пошел учиться.

«Тогда я понимал, что есть два варианта: сразу иду или жду. Но я сам хотел решать свою судьбу», — объясняет Тарас Кравченко.

До войны муж работал программистом и неплохой заработок имел. Но отсиживаться дома не хотел, потому что имел внутренний долг. Ранее Тарас служил во внутренних войсках и за это получил государственную награду. Говорит, прадед и дед воевали и он должен. А начало войны предусматривал, ссылаясь на то, что много читал.

Когда попал на полигон, где продолжались трехмесячные обучения, ребят учили «беркутовцы» . Тарас понимал, что определенную базу знаний получит, а дальше стоит полагаться только на себя. Мужчина понимал тех, кто так и не отправился в зону АТО. Уверен, что не стоит себя подставлять врагу под прицел,если не готов. Война забросила Тараса в Иловайск в августе 2014 года. О ситуации в зоне боевых действий прикарпатець немногословен: коллектив хвалит, кушать было что, только на сон времени постоянно не хватало.

«Мы понимали, что человек, запаникует, погибнет. Нужно было думать о себе и команду, заряжая патроны и стреляя. Когда ты делаешь свою работу, время идет спокойнее», — уверяет Тарас.

Каждый из них ждал, когда все закончится. Ребята за несколько дней изучили врага и знали, когда будет атака.

«Важнейшее оружие, которое у меня есть, это моя голова. Потому что если у тебя есть мощнейшее оружие, но ты не умеешь ею пользоваться и боишься вовремя применить, то что она тебе даст?», — рассказывает Тарас Кравченко.

29 августа бойцы выходили из окружения. Их машину обстреляли пулеметами, а водителя убили. Хорошо, что в автомобиле верх был открытым и бойцы могли спастись, выпрыгивая на ходу. В первой очереди одного человека враг застрелил. Готовилась вторая очередь, в которой был Тарас.

Когда он выскочил и падал, то думал, что ранения и смерть обошел. В этих нескольких секундах даже не понял, когда пуля попала под самое сердце. Кровь била током вверх, а Тарас, лежа на земле, ждал конца. Просил собратьев бежать, а его оставить, чтобы и их не задело. В какой-то момент уснул, через 30 минут проснулся и понял, что еще жив. А тем временем кровь текла при каждом ударе сердца. Тарас едва положил повязку, выпил обезбаливающие и крепко прижал автомат, а боли уже не слышал.

«Думаю, когда человек хочет жить, то медицина бессильна. Я глотал обезбаливающие, нацепил легочную повязку и понимал, что это еще не конец».

Нашли Тараса за сутки сепаратисты. Забрали на базу, связали и грозили допросом. Спросили врача, что с ним будет, а тот ответил: «Несколько часов проживет, а дальше на колбасу». Тогда террористы решили едва живого Тараса обменять, но если до утра дотянет. Мужа спрашивали или не загнется и услышали в ответ, что не дождутся.

Боец слово сдержал и когда его обменяли, сразу доставили к вертолету. Тарас смутился и просился к машине, потому что так боялся высоты и не понимал, как должен перенести еще это. Собратья говорили, что времени на машину нет. На вертолете мужчину доставили в военный госпиталь, в котором было так много раненых, что взглядом Тарас не мог понять сколько их. Врачи уже на главе писали номер раненого. Тарас хорошо помнит, что был 121-шим. Ему сказали, что одно ребро раздроблено, а еще три — переломані. А еще порванные мышцы на руке и повреждена нога. Лечился Тарас до нового года, а потом вернулся в батальон – програмістику забросил:

«Человек меняется, когда идет дальше. Главное не возвращаться по жизни назад. Я выбрал путь и иду дальше».

Подписывайтесь на канал Калитки в

Telegram
,
читайте нас в

Facebook

и

Twitter
,
чтобы первыми узнавать о ключевых событиях дня

Добавить комментарий