Убийство Немцова: смерть, которая все поломала


Борис Немцов

Признаемся, уважая его память: он любил правду. Ничего без тебя не получается, тебя эти гады безошибочно убили, Борис

На языке оригинала

За пару дней я звонил ему, или он звонил, или это было смс, я точно уже не помню. Это был какой-то мелкий вопрос, то ли телефон чей-то ему или мне был нужен. Мы не успели подружится, просто тепло общались, я чем мог помогал, что-то я мог тогда, работая замом в большой газете.

Он никогда, в отличие от многих известных оппозиционеров в России, не задирал нос, там да, честно говоря, принято, хотя он мог задирать выше любого. Но он настолько цельный человек, настолько непохожей. Я любил его больше всего не эго за деятельностью даже, а за то, что человек. С рефлексией, со взглядом добрым, без напускной х*рни. Вот этой х*рни много сейчас, а человечного мало. Он не отворачивался, равнодушно вздыхая, когда я говорил ему о крымских татар. Он сопереживал. Он был рад, когда в Киеве за час до смерти я познакомил его с Джемилевым. Ему был интересен этот человек, наш народ был ему интересен. Ему не было все равно, его не утомляло чужое горе.

Знаете, как бывает, когда вроде ничем не можешь помочь и прячешь глаза, себя вот страдающих людей прячешь. Нынешние оппозиционеры в России раздражаются, когда слышат о крымских татарах, даже не скрывают раздражения, бог им судья, наверное, не от хорошей жизни, чего в их жизни хорошего, но, по-моему, это дико. Они очень непохожи на него, к сожалению. Не все, но многие непохожи. Мне тяжело это наблюдать. Как будто выпустили душу, окончательно оставили настоящего страну, в которой я жил. Ее, собственно, для меня не существует уже, как Ленин в мавзолее, тлен, оболочка. Я не хочу никого обидеть, но так многое теперь не по-настоящему, я это чувствую, фальшь в воздухе висит, угнетает. Может, от бессилия это, может, от страха, может, от усталости, черт знает.

Когда я узнал об убийстве, позвонил Жене Левковичу, или он мне позвонил, не помню опять. Мы встретились на мосту, были другие люди, хорошие, растерянные, тоже в каком-то смысле убитые. Ощущение убитого чего-то, чего-то сломанного эго смертью, меня не покидает, только усиливается. Даже так скажу: ощущение сломанного всего. Без него все иначе, они в своем преступном замысле были правы, или нет, плохое слово, они были все правильно рассчитавшими охотниками на человека, на человеческое. Они точно знали, кого, они понимали то, что тогда не совсем понимали мы. Теперь поняли вот, а непонятно что с этим делать. Не получается ничего. Давайте признаемся, не будем делать вид, уважая его память, он любил правду. Ничего без тебя не получается, тебя эти гады безошибочно убили, Борис.

Запис було зроблено в рубриці Блог - - .