Тяжелые роды. Почему Львовский перинатальный центр до сих пор не работает

В том, что ремонт роддома на Вашингтона затянулся на четыре года, персонал обвиняет головлікарку, а она называет причиной Майдан. Когда можно ожидать возобновление работы центра?

2013 года Львовский государственный областной клинический перинатальный центр закрыли на реконструкцию. Национальный проект «новая жизнь – Новое качество охраны материнства и детства» предусматривал создание или масштабную перестройку 12 перинатальных центров по всей Украине, среди них и «роддома на Вашингтон». Он должен был принять новых пациентов в 2014 году. Но этого не произошло. Tvoemisto.tv решило разобраться в причинах.

Здание номер один

«Спасибо за сына», «Люблю тебя за дочку» – надписи на асфальте под окнами палаты. Врач-неонатолог осматривает только что рожденную девочку. Белые халаты, белые пластиковые рамы и белый иней на подоконнике. В коридоре слышны шаги и разговоры медиков, бряцание коляски с обедом и тихий плач новорожденных.

Из просторной комнаты с ярко-желтым диванчиком, на котором может сидеть муж во время партнерских родов, роженицу вместе с малышом перевозят в двухместной палаты. Кровать, маленькая кроватка для ребенка, тумбочка, умывальник – все не новое, но идеально чистое.

– Нам бы здесь освежить побелку, и будет люкс, – шутит медсестра и закрывает дверь. 2012 год.

…Осенью 2017-го надписи на асфальте заложены блоками с кирпичом и засыпаны песком. Экскаватор разравнивает дорогу, вдоль которой собралась толпа людей: работники перинатального центра ждут на встречу с журналистами и чиновниками.

– Первый год мы совсем без работы были, – рассказывает врач-неонатолог Ярослава Редик. – Целые семьи безработные, потому что здесь и муж, и жена работали. Впоследствии врачей устроили на четверть ставки в областной больнице. Четыре года ждем открытия.

На территорию роддома заезжает автобус с журналистами. Из автомобиля выходят мужчины в костюмах с папками в руках.

– Сейчас для нас это здание номер один. До конца года мы закончим ремонтные работы, – объявляет заместитель председателя Львовского областного совета Владимир Гирняк. – Почти готовы два корпуса, другие – позже. Правительство выделило 45 миллионов гривен из государственного бюджета, областной совет – 25 миллионов из областного. В целом на завершение работ нам нужно 200 миллионов гривен.

Мужчины надевают белые каски и подходят ближе к корпусу. Мимо них туда-сюда ходят рабочие в комбинезонах, забрызганных краской, и словно не замечают толпы.

– Сейчас на объекте ежедневно работает сто человек, – говорит руководитель управления капитального строительства ЛОГА Олег Пелых. – Параллельно ремонтируем помещения. Объявили тендер на 50 миллионов гривен на закупку оборудования. Если будет все необходимое, со следующего года можно будет здесь рожать

О том, какое именно оборудование покупать, чиновники не говорят – посылают с этими вопросами к главному врачу.

– Наше дело – строить и сдать объект в эксплуатацию, – говорит Горняк.

Внутри пахнет свежей краской. На новых пластиковых дверях – этикетки и липкие ленты, в будущих палатах работают мастера. На втором этаже так же – ровняют, тинькують, красят.

– Вот, посмотрите на ванную комнату. Она уже с плиткой, – приглашает небольшого помещения бригадир. – Жаль, что здесь темно – фото будут нечеткими.

В палатах висят заклеены защитной пленкой батареи. В углу стоит веник и лежат вещи мастера. Все переплетено проводами, горят лампы.

– Наша главная врач уходит на больничный, когда есть проблемы!

– Кто должен отвечать за такое длительное строительство?

– Скажите нам, где старое оборудование?

– Какой смысл в здания без оборудования?

На чиновников сыплются вопросы врачей. Часть работников перинатального центра создала инициативную группу или общественную организацию, организуют пикеты, ездят к Верховной Рады и Кабинета Министров. Говорят, что их цель – возродить центр.

Послеродовая депрессия

– Вы на кого работаете – на Синютку или Садового? Потому что от этого зависит, что вы будете писать, – встречают журналистов двое врачей перинатального центра. В руках одного из них толстая папка с документами и обращениями, письмами и исками к депутатам, информационным запросам до министерств.

– Мы дали массу интервью, но публикуют только то, что выгодно владельцам. А ситуация ведь действительно катастрофическая, – говорит акушер-гинеколог Юрий Петришин. С коллегой-анестезиологом Виталием Редиком он работал в перинатальном центре более трех десятилетий. Сейчас уже четвертый год – без полноценной работы. – Нас просто поставили перед фактом, что роддом закрывают на ремонт. Работаем на четверть ставки, а это означает, что стаж для нормальной пенсии никто из нас не заработает.

Во Львовском перинатальном центре работали четыреста шестьдесят медиков и технических работников. Многие из них теперь работает не по специальности – например, врач-анестезиолог забавляет детей.

– Наверное, все бы так и осталось, если бы мы не поехали в Киев. Ходили в Верховную Раду, – вспоминает Виталий Редик. – Нас было девять. Заместитель председателя Львовской ОГА Ирина Гримак помогла с транспортом. Провели брифинг в сессионном зале. Тогда Владимир Гройсман пообещал прїихати и выделил деньги на реконструкцию центра.

По проекту стоимость реконструкции составляла сто миллионов гривен. Из них 56 – на капитальное строительство, 16 – на новое оборудование. Сначала открытие обновленного заведения планировали на 30 сентября 2013 года, потом дату перенесли на 1 декабря 2014-го. В 2014 году Львовский областной совет не использовала 20 миллионов гривен, выделенных Кабмином на реконструкцию. После еще одной, 45-миллионной, субвенции, финансирование прекратили. В феврале 2017-го выделили еще 45 миллионов.

Тендер, объявленный управлением капитального строительства ЛОГА, выиграла киевская компания «Аэробуд-Запад». Генподрядчик от начала не справлялся с установленными сроками, и врачи говорят, что его хотели заменить.

– Конечно, они тоже многое успели сделать – утепление, фундамент, гидроизоляцию. За десять миллионов гривен закупили девять лифтов. Представляете, какого размера и класса они должны быть? Но они уже два года лежат на территории, и никому до них нет дела.

Врачи из инициативной группы контролируют строительство по-своему: выбирают плитку для комнат, цвет стен, советуют строителям, как лучше разместить технику и оборудовать операционные. Они знают: если в 2018 году, как обещают чиновники, роддом и откроют, то только один корпус из трех.

– Перинатальный центр – это огромная структура со многими подразделениями, а нам говорят, что хотят все разместить в одном здании. В документах нигде не указан третий корпус, – сетует Редик.

– Есть предположение, что третий корпус хотят кому-то продать, а отделение патологии беременности «заселить» в другое здание, – добавляет Петришин.

По словам врачей-активистов, главный врач центра Лариса Янив от начала рекомендовал им не ехать в Киев и не поднимать шума.

– Она чуть ли не единственная имеет полноценную зарплату и работу, – объясняет Петришин. – Чего ей переживать?

 

Лечения бумагами

На самом деле перинатальный центр уже пятый год активно функционирует. Без пациентов. Место мам и младенцев в руках врачей, которые до сих пор работают на полную ставку, заменили бумаги. Счета, письма, проекты на будущее – работы хватает до самого вечера.

– Мы вчера в девять вечера вышли отсюда! – жалуется главный врач Лариса Янив. – Каждый день так много работы, что нет времени на отдых! Надо написали медикаменты по новой схеме министерства, рассчитать зарплаты всем работникам, сделать ежемесячные отчеты, свести счеты. Здесь все не просто так.

Небольшой кабинет главного врача в третьем корпусе действительно завален папками с документами. На стене висит картинка с надписью «Больница, доброжелательная к ребенку». Раньше здесь была кухня, а сейчас на неопределенный срок обустроили рабочие места бухгалтера, несколько санитарок, врачей и Лариса Янив.

– Не закрывайте дверь, пожалуйста, – предупреждает она, чтобы гости не вытащили шнур обогревателя: без отопления работать холодно.

Главный врач вспоминает: указание закрыть центр 2013 года дал тогдашний председатель областной государственной администрации Виктор Шемчук. Никто, мол, не думал, что ремонт будет длиться так долго. Теперь она не понимает, что именно собираются открывать в следующем году: в составе перинатального центра есть отдельное родильное отделение на одиннадцать залов, две операционные, отделение для совместного пребывания, отделение для реанимации, детская интенсивная терапия… И это еще не все:

– Должны быть лифты, вентиляция, оборудование. Если будут открывать, то только главный и административный корпуса – этого, третьего даже в планах нет. Никакого ремонта здесь не было и не будет.

Нет в планах также кухни и прачечной. Как больница будет работать без питания? Кейтеринг? Аутсорсинг? Главный врач перебирает современные термины и пытается подсчитать, сколько будет стоить заказывать еду для пациентов ежедневно.

– А со стиркой как быть? Просить, чтобы мамы брали из дома для себя постель? Или перейти на одноразовое белье? Очень стыдно было бы. Это не для двадцать первого века и не во время реформы медицины.

Когда 2013 года перинатальный центр закрывали, руководству больницы дали на сборы десять дней. Выписать всех пациенток, собрать вещи и перевезти куда-то столы, шкафы, кровати и дорогую технику для недоношенных младенцев. Главный врач говорит, что мебель вывезли на медицинскую базу, а технику передали во временное пользование областной клинической больницы, где все как раз вышло из строя.

– Не знаю, будут ли нам что-то возвращать, – признается Лариса Янив. – Это техника, которую мы закупили в 2006 году для детской реанимации. Не знаю, в каком она состоянии сейчас, но тогда все работало.

Врачи, которые борются за восстановление центра, требуют освободить головлікарку. За бездеятельность.

– Я человек не конфликтный, – резко отвечает она на вопрос об этом. – У меня конфликта нет. Выгодно было кому-то вложить в голову людям, которые не имеют работы, что я ничего не сделала для восстановления центра, что сама его закрыла. Одна из причин, почему строительство пошло не по плану – Майдан. Тогдашний председатель ОГА Олег Сало ушел в отставку, и началось. За последние годы сменилось восемь или девять глав администрации и несколько начальников управления капитального строительства. Всем было не до нас.

Также недовольны врачи говорят, что Лариса Янив не общается с ними уже четыре года. Она возражает:

– В тринадцатом году мы вместе пикет устраивали! Я ходила на сессии, выступала с заявлениями, сюда приезжали депутаты и пытались понять, что происходит строительство. Тогда произошла трагедия: сняли крышу, и здание полгода простояла без него. Тогда пришла инициативная группа и сказала: «Лариса Богдановна, вы занятой человек, поэтому сами будем ходить».

Главный врач считает, что сотрудников заставляют подписывать требование о ее отставке. И говорит, что могла бы организовать на свою защиту остальных подчиненных, но не хочет «сталкивать медиков». Идет в соседнюю комнату, где за компьютером сидят ее коллеги, одетые в куртки. Раскрывает одну из толстенных папок с бумагами:

– Это последние документы. Таблицы по отоплению. Пишем, какие потребности есть на последний год. Распределение начисления зарплат, закупки, списания… Каждый день что-то подаем! Когда надо написать, садишься и пишешь.

 

Центр спасения

– Представьте себе малыша на искусственном дыхании. Его не то что выносить, его лишний раз двигать не стоит. А сейчас ветер, дождь, холодно. Когда ребенка надо донести до перинатального центра, ее нужно закутать и вынести из больницы – одна травма, занести к транспорту – вторая. Теряется время, который решает, будет ли жить ребенок, – говорит акушер-гинеколог Юрий Петришин.

Перинатальный центр – это не только роддом, но и неотложная помощь для недоношенных детей и мам, которые переживают сложные роды.

– Если вовремя помочь детям, которые родились с весом 500-700 граммов, они имеют шанс выжить, – объясняет Виталий Редик. – Именно для таких случаев создаются центры, в которых работает квалифицированный опытный персонал, имеется современное оборудование, реанимация, отдел помощи недоношенным детям. Кроме того, нужен гинекологический блок, потому что даже при идеальных родов могут возникнуть проблемы – ни одна женщина от этого не застрахована. У нас также проводят экстракорпоральное оплодотворение, а женщины после него требуют внимательного ухода во время беременности.

Львовский областной перинатальный центр открыли в 1986 году. Тогда он был городским родильным домом, но за четыре года стал первым в Украине перинатальным центром. Финансирование международных и украинских фондов помогло оборудовать центр нужной техникой и внедрить инновационные практики. Например, здесь впервые в стране начали проводить партнерские роды, учить техники грудного вскармливания. Именно здесь работало реанимационное отделение для преждевременно рожденных детей.

До начала реконструкции в центре ежегодно рождалось около 3700 детей. В отделении реанимации получали интенсивную терапию до 400 новорожденных. Центр был клинической базой Львовского национального университета имени Даниила Галицкого и Институт наследственной патологии Национальной академии медицинских наук Украины.

После закрытия Львовского перинатального центра статистика рождаемости и смертности изменилась: возросла нагрузка на другие больницы, что отразилось на показателях работы перинатальной службы области – смертность выросла с 9,76% на 1000 новорожденных до 10,31%, а материнская смертность – в два раза-с 6,6 случаев до 13,54 случаев на 100 тысяч рожденных живыми детей. Теперь перегружены все родильные дома, иногда беременным приходится лежать в коридорах. Порой в палате, рассчитанной на пятерых женщин, можно увидеть десять рожениц.

5 декабря активисты вновь вышли на митинг перед Львовский областной совет и государственную администрацию. Они требуют освобождения Ларисы Янов и восстановления перинатального центра.

«Нам обещают в январе 2018 года открыть часть корпуса, предназначенную для того, чтобы принимать роды. В следующем году мы хотим сделать другую часть. Тогда будут ремонтировать и третий корпус, и остальных помещений. Оборудование будут закупать новое, этим занимается Департамент здравоохранения», – сказал в комментарии Tvoemisto.tv 5 декабря Владимир Гирняк.

На вопрос о будущем Ларисы Янов он ответил: «Мы стараемся в юридической плоскости правильно решить проблему с главным врачом. Хотим, чтобы во всех учреждениях руководители перешли на контрактную форму. В будущем будет объявлен конкурс. Мы над этим работаем».

Добавить комментарий