«Скоро нас спишут». Как умирают книги в библиотеках

Библиотека ЛНУ имени Франко понемногу отправляет свои изношенные фонды в макулатуру. И уже не надеется компенсировать утраченное.

Ежегодно Научная библиотека Львовского национального университета имени Франко получает шесть тысяч новых книг. И списывает несколько тысяч. В следующем году планируют списать еще больше – тридцать тысяч. Среди книг, с которыми прощаются навсегда – затертые учебники, лишние экземпляры, идеологически устаревшая советская литература. Tvoemisto.tv выяснило, кто и как решает, какой книге жить, а которой отправляться в макулатуру.

Накопление как можно большего количества книг не является целью библиотеки: это не архив. Ее фонд должен быть как можно более разнообразным, и одновременно актуальным и ориентированным на запросы читателей. Да и пространство для хранения книг ограничен. Поэтому в библиотеках, имеющих в фондах от ста до пятисот тысяч книг, ежегодно проверяют двадцать процентов фонда. Это так называемая выборочная инвентаризация, через которую каждые пять лет должен проходить весь фонд. Если книг больше полумиллиона, цикл длится десять лет – по десять процентов в год.

Ищут, прежде всего, книги, которые есть в фонде в нескольких экземплярах и не пользуются спросом. Популярность книги библиотекари определяют с помощью контрольного листка, где записано когда книжку в последний раз. Но это касается только литературы, которую выдают на абонемент. Для тех, которые берут в читальный зал, библиотекари ЛНУ придумали собственную систему: едва заметные галочки на обложках. Чем больше галочек, тем больше шансов у книги выжить. Хотя отсутствие спроса – не приговор, ведь книга может быть незаслуженно забытой.

Книги, не интересные читателям, передают в обменный сектор: здесь книги предлагают другим библиотекам, которые имеют в них потребность, насовсем или во временное пользование. Те, что не нужны другим библиотекам, в конце списывают.

Списывают и книги, изданные в советское время, если они «идейно устаревшие». Их не избавляются полностью – просто, к примеру, из ста экземпляров в фонде могут оставить один. «Принцип, что в библиотеке должна быть сохранена разная информация, придерживается постоянно. Каждая книга и каждый документ сохраняется, ведь историю нужно изучать», – объясняет директор библиотеки на Драгоманова Василий Кметь.

И это не только произведения Ленина или материалы партсъездов, но и художественную классику. «Например, “Дорогой ценой” Михаила Коцюбинского стоит изъять и переиздать, – объясняет бібліографиня Мария Гема. – Ребенок открывает книжку, а там предисловие советская. Мы понимаем, что стоит воспринимать всерьез, а что нет, но дети же не понимают». Однако купить переизданную классику библиотека может не всегда, ведь получает деньги на закупку произведений современных авторов. Вместе с тем классические произведения остаются в учебных программах, а их новых изданий недостаточно, чтобы заменить устаревшие советские в библиотечных фондах.

И чаще всего книжки списывают через физическое состояние – если они изношены, истрепанные, непригодные для чтения. Особенно страдает литература, которая выдается на руки – она списывается быстро, и временная реставрация, например, с помощью скотча, спасает их ненадолго. «Некоторые студенческие учебники, изданные в 2016 году, уже выглядят хуже, чем книги семнадцатого века», – смеется Василий Кметь. Даже сильно поврежденные книги пытаются спасти, если они уникальны и незаменимы. Если же речь идет о массовое издание, которое легко заменить, книгу списывают.

«Раньше было модно читать», – констатирует госпожа Наталья, ответственная за списывание литературы в библиотеке ЛНУ. Теперь читают меньше, а отчасти переходят на электронные версии книг. Доступность электронной версии – еще одна основание для того, чтобы задуматься, стоит ли книжке, которая не является уникальной, занимать место на полке библиотечного фонда.

Бывает и такое, что книг давно нет, но они как призраки живут в бумажных библиотечных каталогах. Их давно не обновляют, поэтому в них можно найти немало изданий, которые давно списаны. «Это элемент истории, – объясняет Василий Кметь. – Однако мы уже давно работаем с электронным каталогом. Он удобнее и для библиотекарей, и для пользователей».

«Летом на экономическом факультете мы сделали инвентаризацию и решили, что спишем часть учебников. Им уже двадцать лет, и они потеряли актуальность», – рассказывает Василий Кметь. Из таких книг библиотекари срывают титульные листы. Это признак того, что книга обречена. Кроме того, на титульных листах указана стоимость, а она важна, ибо определяет общую стоимость фонда. Обращают внимание и на год издания: это важно для индексации, ведь цену, указанную в книге, нужно перевести в современные гривни с советских рублей или миллионов купонов.

Списанные книги лежат в специальном помещении или, если такого в библиотеке нет, просто в подвале. Тем временем в отделе обработки с помощью титулок оформляют акты, выписывают издания из инвентарных книг и других документов.

В конце библиотека договаривается с работниками пункта приема вторсырья, чтобы они приехали и забрали макулатуру. Средства, вырученные за макулатуру, идут на нужды библиотеки – пусть там какая скромная, эта сумма может быть использована.

В следующем году, говорит Мария Гема, в последний путь отправят около тридцати тысяч книг, большинство из которых «уже нельзя взять в руки». «В семидесятые и восьмидесятые мы получали тридцать-сорок тысяч в год, – сетует она. – А за времена независимости библиотечная наука была полностью уничтожена. Образование движется вперед, в государстве реформы, а нам ничего не предлагают. Скоро нас спишут вместе с книгами, которые здесь остались».

Анна Аргиров

Добавить комментарий