Шанс для Самообороны, или Куда исчезли украинские добровольцы?


Фото Зеркало недели

Восстановление Нацгвардии могло бы начать создание системы добровольческих военизированных формирований…

Агрессия России вызвала тотальное переосмысление подходов к формированию системы обороны и безопасности нашего государства. Цель этого процесса – противодействие гибридным методам ведения войны. Одним из ведущих направлений усиления стран ЕС и НАТО в противодействии агрессивной политике России стала перестройка военизированных формирований, которые должны стать резервом основных сил обороны в случае вооруженной агрессии и чрезвычайных ситуаций.

При этом именно опыт Украины обусловил нынешнюю активизацию европейских стран (особенно Восточной Европы) на пути развития добровольческих военизированных формирований. Комплексный подход, который предусматривает широкое привлечение добровольцев к созданию системы территориальной обороны и резерва основных сил обороны под эгидой структур типа национальной гвардии, продемонстрировал эффективность. При определенных условиях эти формирования могут даже заменить основные силовые ведомства.

В то же время, собственно, в Украине практическое применение опыта создания и деятельности добровольческих подразделений, которые дали отпор российскому агрессору в первые недели конфликта с РФ, нельзя назвать максимально эффективным. Сейчас процесс интеграции силовых ведомств бывших добровольческих подразделений и добровольцев, которые принимали участие в боевых действиях с марта-апреля 2014 года, фактически завершена. Однако их интеграция не привела к синергетического эффекта и создания новой синтетической системы национальной устойчивости (national resilience). Она предполагала широкое привлечение гражданского общества к формированию системы безопасности страны. Можно утверждать, что добровольческий потенциал в 2014-2015 гг. было поглощено существующей системой, которая акцептовала его с минимальными адаптациями.

Рожденные в 2014 году неспособностью государственных силовых структур эффективно противостоять агрессии со стороны России, украинские добровольческие формирования были достаточно разнообразными по своей природе, структуре и ведомственным подчинением. В дальнейшем добровольческие подразделения были интегрированы в те или иные государственные силовые структуры. При этом интеграция, безусловно, усилила силовые ведомства, прежде всего Вооруженные силы и Национальную гвардию. Однако этот процесс не привел к запуску глубинного реформирования силового блока с точки зрения создания эффективных добровольческих военизированных формирований, которые могли бы стать резервом основных сил обороны в случае вооруженной агрессии и чрезвычайных ситуаций.

В первую очередь это касается Национальной гвардии Украины, восстановление которой в 2014 году могло стать началом процесса создание системы добровольческих военизированных формирований вроде национальной гвардии США или балтийской модели территориальной обороны. Однако этого не произошло. Зато развитие Нацгвардии продолжился в направлении постепенного реформирования бывших постсоветских внутренних войск и повышение их эффективности за счет усиления военного компонента и перехода на стандарты НАТО в организации, структуре и вооружении.

Безусловно, в условиях внешней агрессии и ограниченных ресурсов ставка на сохранение военного компонента Нацгвардии выглядит оправданной. Так же и сохранения охранительной функции, заимствованной от бывших Внутренних войск, имеет свои резоны. Вместе с тем Центр исследований армии, конверсии и разоружения предлагает использовать интегрированный подход развития Национальной гвардии, применив лучшие зарубежные практики:

– с одной стороны, усиливать и повышать эффективность традиционного для Нацгвардии компонента военизированной полиции/«жандармерии», который обеспечит выполнение задач в рамках текущего вооруженного конфликта с Россией и в дальнейшем во время деоккупации Крыма и Донбасса;

– с другой стороны, сформировать в структуре Нацгвардии постоянно действующую систему добровольческих военизированных формирований, которые за примером систем обороны стран Балтии возьмут на себя функции территориальной обороны, содействия правоохранительным органам на местах, добровольческих пожарных команд, ликвидации последствий стихийных бедствий и тому подобное. Среди прочего, такой подход будет способствовать созданию новой синтетической системы национальной устойчивости (national resilience), которая предусматривает широкое привлечение гражданского общества к формированию системы безопасности страны, в частности, в условиях процесса децентрализации и формирования новых региональных конфигураций в процессе создания территориальных общин.

В связи с этим предлагается коренным образом изменить подходы к обеспечению территориальной обороны (до этого времени сохраняет советские сущность и содержание и не оправдала себя с началом вооруженной агрессии России), исключив эту функцию из сферы ответственности Вооруженных сил, и передать ее в компетенцию Нацгвардии, создав постоянно действующие добровольческие военизированные формирования, назвав их (как вариант) Самооборона Украины. Функциями Самообороны, по примеру стран Балтии, могут быть:

– укрепление патриотических настроений гражданского общества и его готовность к обороне и защиты Украинского государства;

– участие в усилении обороноспособности государства;

– участие в укреплении и обеспечении безопасности населения;

– обеспечение и организация военной подготовки членов Самообороны;

– охрана и оборона важных объектов;

– охрана транспортных коммуникаций;

– патрулирование районов ответственности;

– участие в борьбе с незаконными вооруженными формированиями, диверсионными группами и мародерами;

– содействие полиции и другим правоохранительным органам (в частности пограничной службе);

– организация и деятельность добровольческих пожарных команд;

– ликвидация последствий стихийных бедствий и тому подобное.

Для четкого распределения подразделений Нацгвардии (традиционной «жандармерии» и Самообороны), а также повышение патриотической мотивационной составляющей добровольческих формирований предлагается использовать традиции героического прошлого войны Украины против России 1917-1921 годов. То есть для добровольческих военизированных формирований Самообороны Нацгвардии предлагается использовать структурные единицы украинских формирований во время войны 1917-1921 годов: сотни (роты), курени (батальоны) и коши (полки). Использование таких исторических названий несет не только моральный, но и практический эффект, когда офицеры Нацгвардии будут четко различать полноценные регулярные подразделения и их иррегулярные аналоги с ограниченными возможностями даже по названию подразделения.

Для практической реализации предлагаемой концепции считается целесообразным разработать и принять закон «О формировании Самообороны». В законе необходимо четко определить статус Самообороны как добровольческих военизированных формирований Нацгвардии с изложением их основных функций – территориальной обороны, содействия правоохранительным органам на местах, добровольческих пожарных команд, ликвидации последствий стихийных бедствий и тому подобное.

При этом формирование Самообороны должны стать постоянно действующими структурами, которые будут работать по модели соответствующих подразделений стран Балтии (Kaitseliit – в Эстонии, Zemessardze – в Латвии, National Volunteer Defence Forces – в Литве). Основной принцип комплектования Самообороны – добровольный. В его пользу говорит предыдущий опыт создания формирований территориальной обороны в системе Министерства обороны. Необходимо отказаться от ставки на количество в пользу качества за счет мотивированных добровольцев.

Таким образом, создание в структуре Нацгвардии системы добровольческих военизированных формирований – Самообороны – будет способствовать заполнению вакуума правоохранительных и спасательных структур в условиях децентрализации и формирования новых территориальных общин. Это также позволит существенно разгрузить регулярные части Нацгвардии от решения второстепенных задач.

Опрос

Запис було зроблено в рубриці Блог - - .