Ростислав Держипильский: Театр должен быть в авангарде общественно-политических процессов в государстве

Сегодня Ивано-Франковский национальный музыкально-драматический театр им. И. Франко является одним из самых успешных в Украине – его имя и имена его актеров громко звучат не только на местном, но и на международном уровне.

Актеры театра радуют зрителей модерновыми постановками, активно снимаются в кино и задают тон развития современного искусства в Украине.

Идейным вдохновителем театра, его локомотивом, директором и художественным руководителем является лауреат Национальной премии Украины им. Тараса Шевченко Ростислав Держипильский.

О месте театра и его роль современного зрителя и искусство, отказ от политической карьеры и планах на 2020-й.

Большое искусство – это, обычно, особенность столицы или мегаполисы. Ивано-Франковск – достаточно малое провинциальный город. Но Франковский драмтеатр – среди лидеров театральной жизни страны. Как так случилось, по Вашему мнению?

Я бы поспорил с утверждением, что искусство – это привилегия больших городов. Тем более, если брать во внимание настоящее.

Иногда в больших городах жизнь превращается в гонку за зарабатыванием средств и очень часто теряется подлинность всего. А искусство как раз и является тем настоящим, которое лечит, укрепляет духовное состояние человека, как религия, вера. И театр — это тоже храм. Это то, что имеет способность проникать глубоко внутрь, в душу. И здесь огромная ответственность на нас, служителях Мельпомены, в том, что в ту душу забросить.

Поэтому считаю, что в этом смысле Ивано-Франковск является уникальным городом. Оно и основывалось как идеальный город, где как раз может развиваться искусство. Так исторически сложилось, что наш город очень художественный. Когда мы говорим о «Станиславский феномен» в литературе – то это гениальные писатели, которые прославили наш город. И так же в тот или иной момент оживают и другие виды искусства. Слава Богу, что в последние десятилетия громко звучит, собственно, и наш театр.

Сегодня актуальным является мигрирующий центр, когда развитие не зависит от географического размещения или общественно-политического значения того или иного города. Это не обязательно должна быть столица. И наш город может действительно превратиться в такой культурный центр.

Ивано-Франковск действительно стал таким театральным центром, куда с радостью приезжают художники, чтобы поработать. У нас много совместных продуктов с другими театрами, с художниками из других городов и стран. К нам приезжают зрители со всей страны и мы этому радуемся. Сейчас есть такой себе взрыв искусства в нашем городе.

В нашем городе нет какой-то такой панічності, когда ты постоянно куда-то бежишь и что-то не успеваешь, когда не хватает времени, чтобы оглянуться вокруг и увидеть красоту мира. Поэтому считаю искусство привилегией именно нашего города, в котором мы можем жить и творить.

В прошлом году театр пригласил на должность главного режиссера француза Жюля Одри. В этом году открытием для театра стала армянка Роза Саркисян. Как вам удается привлекать внимание иностранных специалистов к театру и как вообще формируете команду?

Этому способствует аура и атмосфера нашего города. Хоть мы не имеем той крутой архитектуры и бэкграунда как Львов – тут мы не поспорим. Но мы можем спорить и даже опережать города со славнішою историей, чем Ивано-Франковск, наполнением, содержанием. Это духовное наполнение и люди, которые здесь живут, создают такую атмосферу, что сюда хочется возвращаться.

И наш театр влияет на атмосферу города в целом, нагревая это пространство. Сейчас в нашем театре очень высокий уровень актеров. Считаю, что это сегодня одни из сильнейших актеров в Украине. Свидетельство этого – то, что наших актеров активно приглашают сниматься в кино. Сегодня они одни из самых востребованных в украинском кинематографе.

Мы над этим много работали и стараемся приглашать различных режиссеров на постановки. Это подтягивает не только личный уровень актеров, уровень театра в целом, но и уровень зрителя. И таким образом мы вместе растем.

Режиссеры другие видят, что здесь можно ставить спектакли, можно двигаться дальше и, что главное, это воспринимается окружающей средой. Потому что театр не может, по моему мнению, существовать без зрителя. Театр – это, собственно, совместная история того, что происходит на сцене и того, кто в зале. Это обмен энергией. Так, иногда театр – это провокация. Но когда ты провоцируешь, то ты вызываешь тоже какую-то эмоцию и реакцию зрителя в зале. Это сосуществование. Мы работаем для наших зрителей.

Мы ориентируемся на европейский театр, но за основу берем нашу украинскую историю, ментальность, национальную традицию. И это, наверное, притягивает зрителя.

Считаю, что самоидентификация одна из самых сильных вещей, которая есть в мире. Да, мы такие патриотичные украинцы, гуцулы, но вместе с этим мы современные. И это сочетание притягивает к нам людей разных национальностей.

Скажем режиссер Жуль Одри – француз, наша новая режиссер Роза Саркисян – этническая армянка. Они сегодня здесь с нами, они говорят на украинском и работают на Украину, применяя свой опыт, традиции своего народа на ментальном уровне. А это люди с большим опытом.

Много гастролируете, как в Украине, так и заграницей. Какой сегодня зритель в театре?

К сожалению, общий уровень театра во многих регионах Украины не является очень высоким. Очень часто в театрах остаются какие-то такие традиционные, шароварные постановки. Не хочу здесь ни в коем случае никого обидеть, ибо я огромный патриот — люблю Украину и все, что является украинским.

Но нам нужно понять, что украинское – это не только то традиционное, что было когда-то. Украина – это живой организм и надо смотреть вперед, как переделать наши традиции в современный продукт, чтобы он зажил новой жизнью. И это то, что мы делаем.

Когда мы приезжаем в другие области, то люди за этим жаждущие. Они хотят живого, а не мертвого. Зритель на настоящее везде реагирует круто. И наши постановки тем и сильны, что они такие благотворные.

Каким является современный украинский театр? Куда он движется? В чем его будущее?

Считаю, что взяв за основу нашу украинскую ментальность, наши традиции и соединив их с европейскими интеллектом и знаниями, можно получить то, что и является нашей фишкой и то, что восхищает других.

В 2019 году Вы получили Шевченковскую премию, а театр стал национальным. Что изменилось? Что это дало для театра, актеров?

Изменилась наверное наша внутренняя гордость. Это некая моральная сатисфакция. Появилась какая-то уверенность в том, что мы не зря работали последнее десятилетие. Хотя я всегда говорю, что в истории нашего театра были не менее славные времена, – и в конце 80-х годов и в начале 90-х.

Сатисфакции материальной мы еще ждем. Потому что уровень нашего коллектива – это топовый уровень. А топовые работники должны получать топовые зарплаты. Этого еще нет. Мы над этим работаем, мы за это воюем.

Сейчас есть такой момент реформирования в целом в украинской культуре на уровне министерств, на уровне правительства. Мы ждем, каким образом профильное министерство все-таки правильно рассмотрит градации национальных и академических театров и правильно наконец-то смогут установить материальное обеспечение.

Пока что мы еще не имеем тех зарплат, которые должны быть у актеров театра со статусом национального.

В этом году вы в Комитете Национальной премии Украины имени Тараса Шевченко. Как оно быть по ту сторону?

Формировать Шевченковский Комитет в этом году пытались прозрачно. Ранее Президент назначал председателя Комитета, а председатель уже выбирал членов. В этом году была попытка сделать это все максимально открыто, провести рейтинговое голосование.

Это огромная ответственность, это судьбы людей. Есть некие отдельные законодательные вещи, которые наверняка нужно совершенствовать. Комитет был сформирован несколько поздно. Уже было два заседания. Есть претенденты, которые представлены до третьего тура.

Всегда есть какие-то нюансы. Но состав интересный. Мы заинтересованы в том, чтобы главная премия страны стала еще престижнее, современнее, конкуретноздатною. И очень хорошо, что в этом году есть представители во всех жанрах искусства, и современного в том числе.

Шевченковская премия – это не только какие-то такие традиционные вещи, но это должен быть современный конкурентоспособный продукт, который может круто представлять Украину в мире.

В общем, атмосфера в Комитете здоровая, конструктивная, мы работаем, обсуждаем.

Думаю, что на следующий год будем инициировать законодательные изменения и нововведения, чтобы сделать ее интереснее, прозрачнее, доступнее.

Довольно интересным и успешным был ваш проект с Ирмой Витовской «Оскар и Розовая Дама». Планируете ли еще какие-то такие социальные проекты?

Так, когда задумывался проект «Оскар и Розовая Дама» с Ирмой Витовской, которая была его инициатором, вдохновителем и исполнительницей главной роли, то это был проект на год. Но он оказался очень удачным в художественном плане, потому что получил несколько наград. И в первую очередь он выполнил свою функцию – пропаганды и освещения проблем паллиативной помощи неизлечимо больным детям.

К сожалению, наше общество об этой проблеме мало информированный. И на то время, когда мы начинали проект, я сам, к великому стыду, не был знаком с проблемой паллиативной помощи.

Это огромная философия, которая на Западе стоит на высоком уровне, а у нас в мозгах людей нужно было сделать переворот. Вместе с этим переворот был нужен и в мозгах чиновников, чтобы сдвинуть с места вопрос на законодательном уровне.

Мы объездили с проектом все областные центры Украины, несколько раз выступали в столице. Почти в каждом городе, где были, мы оставляли средства из ящиков, были адресные помощи из спектаклей. Создавались паллиативные отделения. Состоялось большое дело. Мы собрали более 2 млн грн помощи.

Проект продолжается. Мы время от времени этот спектакль играем в Киеве, есть она на базе нашего драмтеатра в Ивано-Франковске.

Вы имеете опыт работы в кино (съемки в фильме «Живой» (режиссер — Тарас Химич) и съемки в ленте «Довбуш» Олеся Санина). Чем отличается игра на сцене и игра на съемочной площадке?

Это на самом деле разные вещи. Когда стал директором театра, то свою актерскую практику отодвинул. Это был сознательный выбор, потому что я понимал, что не хотел сидеть на двух стульях и если что-то делать, то делать качественно. И эта административная работа отнимает очень много времени. Я сознаю, что ответственный за огромный коллектив, их семьи.

Кино — это интересный опыт, это совсем иное существование. Это, скорее, работа со своим внутренним миром, здесь свои законы. Это все разное и иначе, но не менее интересное.

Многие актеры театра снимаются сегодня в кино. Не жалко отпускать их?

Конечно, это создает определенные трудности для театра в плане построения репертуара, рабочего процесса. Но не жаль. Каждую их победу я воспринимаю как свою, ибо это мои ученики. Воспринимаю это как победу нашего театра. Ибо они представляют и прославляют наш Ивано-Франковский театр. Я за них искренне радуюсь и всегда болею. Здесь у нас все нормально.

В Украине очень политизированное общество, не думаете ли и вы о политической карьере? И вообще, как считаете, художник должен заниматься исключительно искусством, в данном случае театром, или все же – он должен реагировать на социальные или политические процессы, которые происходят в государстве?

Я имел уже возможность быть в политике. В свое время был председателем молодежной организации, председателем областной партийной организации, депутатом облсовета. То есть, такой опыт имею. Об этом совсем не жалею. Мне дважды предлагали баллотироваться в Верховную Раду. Я отказался. Сейчас комфортно чувствую себя на должности, которую занимаю.

Считаю, что та работа, которую мы сейчас делаем для Украины – речь о наш театр, — не меньше важна, чем, если бы я был депутатом и не известно который бы имел влияние на процессы. Не очень бы хотелось превратиться в кнопкодава и лоббировать чьи-то интересы, которые часто не совпадают с внутренними убеждениями.

Поэтому на данный момент я не рассматриваю варианта вернуться в политику, но я не зарекаюсь, потому что не знаю, что будет завтра. Мы живем в очень нестабильное время, время постоянных перемен.

К сожалению, мы не можем быть полностью оторванными от тех политических процессов, которые происходят в стране и часто мы в них интегрированы.

Да, есть разные мнения относительно того, театр должен стоять в стороне от политических и общественных процессов не имеет. Я считаю, что театр может быть в авангарде этих процессов, вести за собой общество. И это великая миссия искусства в целом и театра в частности.

Планы на 2020-й?

Планы у нас грандиозные. Мы пригласили многих режиссеров и украинских, и иностранных. Началась работа над спектаклем «Царь Эдип» за Софоклом. Параллельно Роза Саркисян запустит документальный театр, который будет связан с национальными вызовами и травмами. Это темы, которые сегодня популярны в Европе. Интересно взглянуть в прошлое и разобраться в нем, чтобы в будущем не повторялось таких вещей.

Жюль Одри будет работать над постановкой по Гоголю. Я начал работу над «Ромео и Джульеттой». Это тоже будет

Drama per миѕіса вместе с «Новой оперой» — Романом Григорівим и Ильей Разумейком. Михай Тарная приедет к нам ставить Чехова.

Это будет интересным рывком для нашего коллектива. Мы станем еще крепче, интереснее и сможем много интересного подарить нашим зрителям.

Недавно предложили сделать на базе театра художественный хаб. Что это такое?

Создавая в свое время фестиваль «PORTO FRANKO», я глубже понял мультидисциплінарність искусства, которая есть сегодня.

Мир изменился и что-то новое и интересное сегодня может создаться только на пересечении разных жанров. Далее – кроссекторальність того, что на первый взгляд, казалось бы, не может сосуществовать. И за этим будущее.

Если когда театр воспринимался каким-то таким закрытым средой, то сегодня нам надо выходить наружу. Поэтому и есть идея превращения театра на мощный арт-центр. Представления – это основа, но в театре должны быть визуальные мастерской, исследование традиций, современных тенденций. То есть, хотим превратить наше помещение на такой огромный центр, где будут постоянно происходить самые разнообразные ивенты. И это все должно пересекаться и на этом должны были бы создаваться какие-то интересные продукты. Мы над этим активно работаем.

Вы сами ходите на спектакли других театров? Куда и кто вам нравится?

Стараюсь бывать на постановках тех режиссеров, которые сегодня, по моему мнению, являются интересными, которые являются флагманами в украинском театральной жизни. Посещаю спектакли в Литве. Там есть интересные шоу-кейсы, дает огромный заряд, ведь ты можешь что-то поучиться, понять, чем живет театральный мир в Литве, а с другой стороны это и внутренняя компенсация, когда ты понимаешь, что двигаешься в правильном направлении.

Часто бываем на спектаклях в Польше, Франции. Стараюсь следить за театральной жизнью и украинским, и европейским.

Театр – ваша жизнь. Чем живете вне стен театра?

На самом деле, театр забирает основную часть моей жизни. Я очень ответственный человек, максималист и перфекционист – если я возглавил этот театр, то должен ему служить, чтобы все работало идеально. Отдушина – это семья, семья, жена, дети. Это самое важное, что есть в жизни. Это то, что лечит.

Мария Лутчин, Поколение Й

Подписывайтесь на канал Калитки в

Telegram
,
читайте нас в

Facebook

и

Twitter
,
чтобы первыми узнавать о ключевых событиях дня

Добавить комментарий