Про последнего романтика реформ в Украине


Вячеславу Чорновилу 79

Никогда не слышал от Чорновила тем о «схемы», «деньги», «потоки», а всегда слышал о демократии, свободе, о лучше жизни соотечественников

Сегодня исполнилось бы 79 лет светлой человеку, энергичному политику, патриоту Украины Вячеславу Максимовичу Чорновилу…

Мне вспоминается, как день рождения праздновали в «Ступеньках». Вот только не припомню, то ли 95, то ли 96-й, а может и раньше…

Именинник ни минуты не сидел за столиком, бегал, встречал, говорил, представлял, предоставлял слово… Казалось, он больше тамада, «застрельщик» запада, чем виновник торжества… Говорил с каждым гостем, с каждым приглашенным журналистом…

В коротком разговоре (минут 5 максимум) перекинулись мнениями относительно соотношений либеральной и социальной составляющей в реформах. Странно звучит сейчас… Тогда также все политики стремились реформ… Смеялись, потому что тогда накануне я напечатал большой аналитический материал относительно дискуссий либералов, национал-демократии и социал-демократатії. Я назвал Чорновила большим либералом, чем он сам себя считал сторонником национал-демократии. Его это насмешило, а улыбался он очень откровенно, громко… Как вообще все делал — откровенно и громко… Как честно и откровенно думал о майбутє Украины — мне кажется, таким, как сейчас, он его не представлял…

Сейчас это еще более странно звучит, такие категории — либералы, демократы… Напомню, это была частная беседа…

Вообще, я никогда не слышал от Чорновила тем о «схемы», «деньги», «потоки», а всегда слышал о демократии, свободе, о лучше жизни соотечественников… Он был «ходячей идеей», романтиком реформ. Он настоящим был…

Потом мы встречались лишь в парламенте или на пресс-конференциях… А еще потом Чорновила ждали партийные испытания, расколы за расколами, он уже был нервным, было не до приватных разговоров… А в конце марта 99-го его не стало…

Ту улыбку в «Лестнице» помню…

И человека эту буду помнить, потому что таких чистых, откровенных, убежденных политиков у нас давно-давно считают на пальцах одной руки.

Увы…