«Полицией детей не пугают – это уже хорошо». Что не так с безопасностью Львова

«Неправда, что мы не работаем», – говорят в полиции. Однако признают, что львовяне имеют основания быть недовольными уровнем безопасности в городе. Почему так и что с этим делать?

Практически каждую ночь на львовской Площади Рынок случаются драки. В одной из них, в ночь на 23 октября, был тяжело травмирован 21-летний парень. Его обидчиков искали через соцсети, откуда о случившемся узнали и правоохранители. Впоследствии они заявили, что установили большинство участников нападения, однако еще никого не задержали. Несмотря на то, что, по статистике, количество правонарушений за последний год уменьшилось, и расследуют их у нас немного эффективнее, чем в среднем в Украине, называть Львов безопасным городом – преждевременно. О том, что этому мешает, говорили участники дискуссии «Безопасность в Львове: какие вызовы стоят перед правоохранительными органами сегодня», организованной платформой «Твой город Львов».

Чего не хватает правоохранительным органам, чтобы работать эффективнее?

«Я понимаю некоторое недовольство работой национальной полиции и патрульной полиции в том числе, – говорит руководитель патрульной полиции Львова Роман Пилипенко. – И понимаю, что каждый гражданин хочет получить уже и немедленно качественную правоохранительную услугу, и никого не интересуют проблемы, которые у нас есть. Гражданин, который вызывает 102, хочет, чтобы полиция доезжали как можно быстрее и оказала помощь. Мы имеем достаточно большой объем работы, который выполняем ежедневно. Не согласен, что мы где-то сбавили обороты. По статистике За десять месяцев этого года мы выехали на более сто двадцать четыре тысячи вызовов. Неправда, что мы не работаем».

Роман Пилипенко

В среднем на вызов по телефону 102 львовская полиция едет семь с половиной минут. Особенно спешат, если дело серьезное – например, кого-то пытаются убить.

«Конечно, сто процентов довольных граждан мы не будем иметь, даже если мы за три-четыре минуты прибуватимемо на вызов. К сожалению, мы сейчас не имеем вертолетов», – говорит руководитель патрульной полиции. Раздражают пробки на дорогах и ложные вызовы, через которые полиция теряет время.

Учитывать специфику работы полиции и запастись терпением предлагает и руководитель главного управления Национальной полиции во Львовской области Валерий Середа. В том числе и по трагедии возле церкви Андрея во Львове 18 июня, когда автомобиль на тротуаре сбил двух женщин. «Назначено ряд экспертиз, и следствие не может делать никаких выводов, пока они не будут проведены. Это и технические экспертизы, поскольку виновники утверждают, что причина была технической и автомобиль стал неуправляемым. Пока следователь не соберет всех ответов на вопросы, которые у него есть, он не может делать никаких выводов», – говорит Середа.

Валерий Середа

Вне тем, в области и городе, по его словам, уровень преступности уменьшился на 27-30 процентов в сравнении с прошлогодним. «Больше всего внимания мы уделяем борьбе с преступностью во Львове и крупных городах области – Червонограде, Дрогобыче, Самборе, ведь именно они являются наиболее привлекательными для преступников-гастролеров. Самый привлекательный, конечно, Львов – здесь много туристов. Уровень раскрываемости преступлений у нас 35-37%, средний показатель по Украине – 33%», – рассказывает руководитель областной полиции.

И это при том, что вместо прежних 8600 работников милиции в городе и области теперь есть 5800 – включительно с техническим персоналом. Патрульных из них 800. «Поэтому дела накапливаются, люди сетуют на то, что их долго расследуют. На Львовщине 177 полицейских на 100 тысяч населения, тогда как в Одесской области, например, 245, в Харьковской – 260», – говорит Валерий Середа.

Камеры наблюдения – важная помощь, но не панацея

«Полицией детей не пугают – это уже хорошо», – говорит депутат Львовского городского совета Валерий Веремчук. Во время Революции достоинства он был привлечен к Самообороне Майдана. Говорит, что реформа полиции вдохновила многих майдановцев пойти в патрульные, однако, по словам одного из знакомых Веремчука, теперь эти люди освобождаются. «Зарплата с 2014 года не выросла – патрульный зарабатывает 8 тысяч гривен, хотя жизнь становится все дороже. Учитель в школе уже зарабатывает больше патрульного, чья работа связана с рисками и ненормированным временем. Автомобилей стало меньше – очень много их стоит в отстойнике, потому что нет надлежащего технического обслуживания», – рассказывает депутат слова своего товарища. Поэтому, по мнению Веремчука, реформа полиции, которую все так ждали, сейчас затормозила.

Валерий Веремчук

Поскольку полиция не подконтрольна муниципалитету, остается развивать собственные системы и меры безопасности, среди которых ключевой сейчас является система видеонаблюдения. Если сегодня в городе работает около 160 камер, то к 2020 году их должно стать 1500.

По словам работника Центра безопасности города Юрия Жищинського, сейчас видеокамеры обустраивают в семи местах, среди которых площадь Святого Юра, Пространство синагог и улица Богдана Хмельницкого. На эти объекты 2017 года потратят 1,8 миллиона гривен из городского бюджета.

По словам Валерия Среды, видеозаписи с камер является очень помощники для полиции – есть много случаев, когда они становятся доказательствами по уголовным делам или позволяющие опознать нарушителя. Однако Роман Пилипенко отмечает: даже в случае, когда оператор видит драку или другую опасную ситуацию на экране, просматривая сигнал с камер наблюдения, патруль не может телепортуватись на место происшествия немедленно.

Юрий Жищинський

«На Рынке только за минувшую ночь было три драки. Вся эта информация передается Ситуационного центра полиции. Но драка может происходить тридцать секунд, после чего все разбегаются. Не весь город покрыт камерами, и мы не можем проследить за всеми», – объясняет Юрий Жищинський. По его словам, сейчас по сигналу из 160 камер постоянно следят трое лиц в Муниципальной страже и двое в Ситуационном центре полиции.

К тому же, выяснилось, что полиция не имеет доступа к сигналу всех видеокамер, установленных в городе.

«В последнее время были технические проблемы. Не только муниципальные, но и коммерческие видеокамеры должны работать в одной системе, доступной для правоохранительных органов в онлайн-режиме. Это бы существенно облегчило нашу работу», – рассказывает Роман Пилипенко и обещает, что полиция получит доступ до всех муниципальных камер в ближайшее время.

Кто, кроме полиции, может сделать город безопаснее?

«Вопрос безопасности ассоциируется у меня как у львовянки не с тем, как быстро мне приедут и спасут, – отмечает депутат Львовского городского совета Юлия Гвоздович. – Безопасность для меня – это ощущение, что я могу спокойно дойти от маршрутки домой». Поэтому, по ее мнению, важно заботиться прежде всего не о том, как быстро найти и наказать преступника, а о том, чтобы предотвратить правонарушения.

По мнению правозащитника Тараса Гаталяка, Львов по уровню безопасности можно сравнить с западноевропейскими городами. «Безопасный город? Это измеряется ощущением безопасности его жителей. Летом у нас были гости из Франции, которые рассказывали, что чувствуют себя здесь безопаснее, чем в Париже. Это говорит о том, что правоохранительные органы работают и определенный уровень безопасности достигнут», – говорит он. Но что нужно, чтобы львовяне чувствовали себя в безопасности в своем городе?

Игорь Зинкевич

С тем, что на улице нужно больше полицейских патрулей, не соглашается депутат Львовского городского совета и координатор «Дозора-1» Игорь Зинкевич. По его словам, большое количество полиции на улицах превратила бы Украину на «ментівську государство». Выход – в коммуникации всех правоохранительных органов, частных охранных структур и общественных формирований, которые патрулируют улицы. «Мы стараемся реагировать на правонарушения с общественной стороны. Если кого-то бьют в парке, мы не будем звонить на 102, а прекратим это сами», – говорит Зинкевич.

По мнению депутата, развитие видеонаблюдения в городе – это хорошо, однако было бы неплохо, если бы городская власть нанимала патрульных, которые усиливали бы полицию. Ведь замена старых кадров в полиции имела не только положительные последствия: «…мы не можем набрать на места уволенных новых работников, потому что люди, которые закончили Академию МВД, не хотят идти на такую зарплату – 7-8 тысяч гривен. Нужно время, чтобы набрать квалифицированных сотрудников. Я боялся, когда говорили о замене старых полицейских на молодых. Возьмите участкового со Щурата и переведите его на Сыхов – он полгода не будет работать, а взамен будет разбираться, что там творится».

Игорь Глова

Начальник отдела охраны общественного порядка Муниципальной стражи Игорь Глова рассказывает, что больше всего внимания его подчиненные обращают на центр города и в частности Рынок, где наибольшее скопление людей. «Наш патруль постоянно патрулирует историческую часть города и, проявляя драки, пьяных или неадекватных людей, вызывает 102. Муниципальная стража задерживает нарушителей и передает их полиции. Также мы патрулируем весь Львов, в первую очередь места скопления людей – рынки, где есть люди разных национальностей, в том числе цыганской, и где постоянно происходят нарушения тишины и благоустройства города. В центре также проводим проверки незаконно установленных летних площадок. Реагируем на обращение, в частности о потерянных детей», – говорит он.

С какими вопросами, просьбами и проблемами можно обращаться на улице к людям в темно-зеленой форме? «К патрульных можно обращаться с любыми вопросами, однако мы действуем в пределах своей компетенции. Например, если человек выбегает из дома и сообщает об избиении в квартире, мы сообщаем Ситуативный центр и вызываем патруль, чтобы успокоить ситуацию», – отвечает Игорь Глова. А Валерий Середа дополняет: обращаться с любой проблемой можно к любому правоохранителя – если дело не в его компетенции, он передаст ее кому надо.

Доверие к полиции и естественный отбор

Валерий Среда не соглашается, что реформа полиции заглохла. Говорит: за двадцать семь лет в правоохранительных органах видел всякое и есть с чем сравнить. «Было время, когда милиция работала, не получая заработной платы. Даже сегодняшняя зарплата в полицейских ниже средней. Однако мои выпускники из Академии внутренних дел, которые работают в полиции, не жалуются на малую зарплату. Они говорят о трудностях в процессе работы, начиная от погрузки, когда нет выходных и нет кем заменить работника, и заканчивая тем, что суды отпускают преступников», – рассказывает главный полицейский области.

Фото ipress.ua

Тарас Гаталяк предлагает оценивать работу полиции по приоритетным критериям, которые должны быть четко прописаны, просты и доступны: время выезда, время реагирования, уровень доверия граждан. В то же время чрезвычайно важным является взаимодействие граждан, полиции и городской власти.

Именно этим занимается в Львове координатор регионального представительства консультативной миссии Евросоюза в Украине Матс Люнґвальд. О работе миссии «Твой город» уже рассказывало.

Об изменениях в украинской полиции Люнґвальд говорит оптимистично: «Реформа немного отошла на задний план, но нельзя сдаваться, нужно идти вперед и понимать, что любые изменения происходят очень долго. Мы имеем дальше поддерживать все государственные организации, особенно из сектора гражданской безопасности, чтобы они были эффективны и служили интересам людей, а не своим собственным. Опросы показывают, что доверие общественности к полиции возросло. Возможно, не до того уровня, до которого нам бы хотелось, поэтому нам надо будет работать дальше».

Матс Люнґвальд

Одна из новаций, подсказанных европейскими консультантами – велосипедный полицейский патруль появится на улицах Львова уже весной 2018 года. Десять инспекторов будут патрулировать центр города и парковые зоны города.

Роман Пилипенко отрицает, что люди, которые пришли в полицию на постмайданном энтузиазме, массово увольняются. Говорит, что недобор в патрульной полиции есть, но текучка кадров имеет другие причины: «Мы имеем 796 должностей в штате, работают 616 полицейских – значит, не хватает 180 человек. Но не все люди, которых не хватает, освободились: часть перевелась в главное управление полиции, некоторых перевели в другие города. Обучение сейчас проходит 153 будущие сотрудники патрульной полиции. Открыт постоянный набор, и по 2018 год мы планируем набрать 230 новых инспекторов. Набор будет постоянным, потому что часть сотрудников хочет переводиться на другую работу. Это нормально, что человек, проработав два года патрульным, идет работать то оперуполномоченным, участковым. Стоять на одном месте не совсем правильно». Автомобилей, по его словам, львовским полицейским не хватает, просто значительная часть патрулей работает вне Львовом – на трассах областного и государственного значения, пунктах пересечения границы и тому подобное.

Фото с facebook-страницы патрульной полиции Львова

Кроме новых патрульных, вскоре у полиции прибавится операторов службы 102, ведь, по словам Валерия Среды, львовяне и жители области часто жаловались на невозможность дозвониться. Руководитель областной полиции подтверждает, что часть работников увольняется, но называет это нормальным естественным отбором: остаются сильнейшие, те, для кого эта работа действительно важна.

«Легко обсуждать нехватку ресурсов, результатом которого может быть недостаточно быстрое реагирование на вызов, и говорить, что нам нужно больше персонала. Но важнее посмотреть, что именно вызывает проблему. Если треть персонала находится на больничном или в отпуске за того, что был сложный график чередования, или если патрульному приходится два часа оформлять легкое ДТП без жертв и травм, то, возможно, проблема в законодательстве?», – резюмирует Матс Люнґвальд.

Добавить комментарий