Почему «экологические» миллионы не работают на сохранение окружающей среды Прикарпатья

Ивано-Франковская область входит в число областей Украины со значительной суммой поступлений экологического налога. Это денежная компенсация за загрязнение окружающей среды, которая должна быть направлена на сохранение и улучшение его состояния. Правда, украинские реалии – это когда в экологическом отчете одни проблемы, а в финансовом – решение других.

Выглядит, что средства из областного и местных фондов охраны окружающей природной среды Франковщины распределяют по принципу «залатать дыры». Обустройство канализации, укрепление берегов горных рек, высадка зеленых насаждений, покупка контейнеров для мусора – эти, на первый взгляд, коммунальные расходы, согласно закону, могут быть профинансированы за экологические средства, однако в разрезе отчетности экологических проблем региона выглядят неуместными. Такую закономерность экологи и защитники природы называют неэффективным использование экологических средств.

Согласно информации фискальной службы в Ивано-Франковской области за последние три года плательщики экологического налога пополнили бюджет более чем на миллиард гривен. Принцип распределения этих средств меняется чуть ли не ежегодно. Последние два года на местном уровне оставалось 55% с суммы поступлений всего эконалога, и эти деньги имели право потратить только на природоохранные нужды. Остальные 45% пополнили общую государственную казну.

Уже на местном уровне екокошти распределяются по принципу 30/25 – соответственно в областной и локальный бюджеты. На Прикарпатье крупнейший местный экофонд – в Галицком районе благодаря расположению на его территории Бурштынской ТЭС.

«Черные осадки», на которые жалуются бурштынцы, оседают в районную казну около 80-ю миллионами гривен ежегодно. Эти деньги в значительной мере наполняют и областной природоохранный фонд.

Нерабочая компенсация

На сохранение окружающей среды Прикарпатья из областного природоохранного фонда ежегодно выделяют более 100 миллионов гривен. Эти средства должны компенсировать природе области убытки от деятельности «загрязнителей» и жизнедеятельности человека в общем. И работает ли на самом деле эта компенсация?

Эколог-эксперт Владимир Красноштанов убеждает: много природоохранных мероприятий, реализуемых на уровне области, не имеют экологического эффекта.

«Возьмем статью экологических затрат «строительство канализационных сетей». Чтобы она имела именно экологический эффект, нужно проблему со стоками решать комплексно, то есть обязательно строить очистные сооружения. Что имеем мы: от порога стоки отвели и сбросили их плохо очищенными или неочищенными до ближайшего ручья. Этим славится Тлумач, где строят коллекторы, но плохо работают очистные сооружения. Та же история в Брошнев-Осаде», – объясняет эколог.

Согласно данным, приведенным в последнем изданном экологическом паспорте региона, коммунальные предприятия «Тлумач-водоканал» и Брошнев-Осадської поселкового совета входят в пятерку водопользователей, которые больше всего загрязняют водоемы области. Зато на охрану водных ресурсов на Тлумаччині за последние три года потратили более 13 миллионов гривен из экофонда.

«Только в 2018 году на реконструкцию очистных сооружений в Брошнев-Осаде из государственного бюджета выделили 10 миллионов гривен. До сих пор их не введено в эксплуатацию», – заключает Красноштанов.

Кроме того, эколог резюмирует, что логики компенсации нанесения экологического ущерба на местах не придерживаются: «Если наполняем экологический бюджет за счет Бурштынской ТЭС, то часть денег должна идти на уменьшение последствий от этого загрязнения: на электрофильтры, рекультивацию старых золоотвалов, но этого нет».

Про миллионные затраты из областного экофонда на сомнительные мероприятия в 2016 году заявляли тогда еще заместитель председателя Ивано-Франковского областного совета Ольга Галабала и председатель екокомісії Михаил Якимчук. Депутаты отказались подписывать проект решения о распределении екокоштів и призвали экологов и общественность тщательно проанализировать целесообразность расходов.

Через месяц после таких заявлений депутаты проголосовали за освобождение Ольги Галабали с должности заместителя председателя облсовета. Основным мотивом своей вынужденной отставки Галабала назвала то, что она пыталась получить доступ к отчетам за экологические средства.

Река выдержит все

В конце декабря 2015 года депутаты утвердили Областную программу охраны окружающей среды до 2020 года. Перечень первоочередных мер должен способствовать более эффективному распределению экологических средств и обеспечению экологической безопасности региона. В ее основе – подпрограммы по сохранению вод, земель, атмосферного воздуха, растительного и животного мира, обращения с промышленными и бытовыми отходами, сохранение природно-заповедного фонда, охраны минеральных ресурсов, экологический мониторинг. Из восьми пунктов в разы больше средств запланировали направить именно на охрану вод и земель и решение проблемы отходов. По логике, это должны быть те горячие точки, которые следует немедленно погасить.

Проанализируем эти три подпрограммы отдельно в разрезе порайонно выделенных на них средств из областного экофонда.

Цветными треугольниками на карте изображены места расположения субъектов хозяйствования, что больше всего загрязняют воздух и водоемы области.

В топ-10 загрязнителей воздуха входят:

  1. ОП «Бурштынская ТЭС»
  2. ГП «Калушская ТЭЦ-НОВА» (г. Калуш)
  3. Долинский ГПЗ ПАО «Укрнафта» (г. Долина)
  4. НГДУ «Надвирнанефтегаз» ОАО «Укрнафта» (г. Надворная)
  5. Ооо «Ґудвеллі Украина» (Калушский р-н)
  6. Филиал «Управление магистральных газопроводов «Прикарпаттрансгаз» ПАО «Укртрансгаз»
  7. НГДУ «Долинанафтогаз» ПАО «Укрнафта» (г. Долина)
  8. Чао «Ивано-Франковскцемент» (Ямницька ОТГ)
  9. АО «Укргаздобыча» филиал ГПУ «Львовгаздобыча» Львовское отделение по добыче нефти и газа Надвирнянского р-ну (с. Пней).
  10. ООО «Свисс Кроно» (пгт. Брошнев-Осада)

Больше всего сбросов загрязненных вод осуществляют:

  1. ООО «Униплит» (пгт. Выгода)
  2. ООО «Буковель» (с. Поляница)
  3. КП Брошнев-Осадської поселкового совета (пгт. Брошнев-Осада)
  4. Богородчанское ПУВКХ (пгт. Богородчаны)
  5. КП «Тлумач-водоканал» (с. Гончаровка Тлумачского р-ну)
  6. НГДУ «Долинанафтогаз» ПАО «Укрнафта» (г. Долина)
  7. ПАО «Живица» (пгт. Выгода)
  8. ГП «Предприятие Долинского ВЦ 118» (с. Тростянец)
  9. НСБ «Заросляк» (г. Ворохта)
  10. Областной детский санаторий Ясень (Рожнятовский р-н, с.Ясень)

Относительно охраны вод, акцент поставили на Тисменицком районе – за три года по этой підпрограмою здесь освоили примерно 23 миллиона гривен. Плюс еще почти 5 миллионов – из государственного бюджета. Районами-фаворитами по освоению средств на защиту вод является также Снятинщина, Тлумаччина, Надвирна, город Коломия и Коломыйский район. Под широкоформатной фразой «охрана водных ресурсов» обычно выполняют работы по замене или реконструкции канализационных сетей. На первый взгляд, эти коммунальные расходы не должны бы иметь отношение к экологическим средств, однако, согласно постановлению Кабмина №1147, утверждающий перечень видов деятельности, относящихся к природоохранным мерам, нарушений нет.

Зато специалисты указывают на совершенно другие водные точки региона, где есть экологические проблемы. Из десяти крупнейших загрязнителей водоемов области только один расположен в границах районов-фаворитов по освоению средств.

Эколог Владимир Красноштанов акцентирует на проблеме загрязнения сточными водами реки Прут.

«С самых истоков у подножия Говерлы вода в Пруте уже нечистая, ведь там расположена спортивная база «Заросляк», стоки от которой попадают в водоем без очистки. Ниже по течению ситуация не намного лучше, очистные сооружения поселка Ворохта также не работают. А там расположены санатории, в том числе где лечат туберкулез костей, и тренировочные базы. Аналогично в Микуличине. В Делятине очистные сооружения психоневрологического интерната вышли из строя еще десяток лет назад, и все это время вода вытекает в Прут без очистки», – перечисляет загрязненные зоны эколог.

В 2017 году на проекте очистных сооружений в Ворохте освоили 200 тысяч гривен. По логике вещей, чтобы он не потерял актуальности, работы должны быть профинансированы в 2018 году, но этого не произошло.

О том, что очистные сооружения поселка Ворохта и ниже по течению Прута города Яремче не обеспечивают нормативного биологической очистки сточных вод, сообщают в экологической инспекции области.

Интересная ситуация сложилась и с очистными сооружениями в Делятине. В течение трех последних лет на строительство очистных сооружений местного психоневрологического интерната из областного экофонда было выделено 2,5 млн. грн. Однако в ответе на наш запрос о состоянии очистных сооружений этого объекта экологическая инспекция области сообщила, что сейчас они вообще не задействованы в процессе очистки сточных вод. Делом занимается прокуратура.

«Ниже по течению Прута в Коломые расположен городской водозабор. Теоретически, если вода в реке будет загрязнена, это может повлиять и на качество питьевой воды, которую употребляют зрители», – резюмирует Красноштанов.

Поселок Перегинское на Рожнятивщине тоже стоит выделить как пример неэффективного выделения средств на сохранение водных ресурсов области. В 2017 году на реконструкцию канализационного коллектора от местной школы до насосной станции выделили более 600 тысяч гривен. Красноштанов убеждает, что на это выделяли деньги и раньше.

«Если суммировать все расходы на этот коллектор, то получается, что примерно за 1,5 миллиона гривен было сделано только часть трубы к насосной станции. Экологический эффект нулевой, ведь в результате в реку Дуба, что бросается в Лимницу, и в дальнейшем попадает загрязненная вода, потому что реконструкции очистных сооружений там нет», – объясняет эколог.

Кстати, в этом же году из государственного бюджета на реконструкцию очистных сооружений в Перегинском выделили почти 4 миллиона гривен, однако деньги так и не освоили.

Заведующий отделением организации санитарно-гигиенических исследований ГУ «Ивано-Франковский областной лабораторный центр» Юрий Здоровый объясняет, что вода в процессе течения имеет способность к самоочищению, а поскольку субъекты хозяйствования сбрасывают стоки за пределами населенных пунктов, то их замеры превышений загрязнения в пределах зон отдыха людей не показывают. Однако подчеркивает, что надеяться только на самоочищение рек не стоит, ведь этот ресурс также исчерпывается.

Говорит, что когда их служба имела полномочия контроля за всеми стоками, то они обращали внимание на места, где не работали очистные сооружения.

«Проблемы есть в Болехове. Единственное место в области, где отсутствуют канализационные очистные сооружения. Из многоэтажек грязь стекает прямо в реку. Плохое состояние очистных в Верховине и Косово. В свое время была даже постановление о запрете принимать в эксплуатацию там жилые комплексы до того времени, пока не будет наведен порядок с очистными сооружениями. Потом ее ликвидировали, а в порядок канализацию так и не привели», – рассказывает Юрий Здоров.

В прошлом году на строительство канализационных сетей в Болехове с государственной казны выделили 16,5 млн. грн., из которых ни одной гривны так и не освоили.

Дорогие берега

Львиную долю областного екобюджету направляют на охрану земельных ресурсов. В разрезе самых популярных работ из этого пункта – берегоукрепление. Миллионы гривен ежегодно законсервовують габионами в берега горных рек.Здесь явными фаворитами по освоению областных екокоштів есть Косовщина и Верховинщина, которые совокупно освоили более трети средств по этой підпрограмою, оставив позади другие два десятка районов и ОТГ.

Летом прошлого года рафтер и организатор фестивалей на Франковщине Андрей Мельничук попытался поднять на гора проблему уничтожения порога на реке Черемош в сек. Красник Верховинского района. Поверх порога, срубив ели, начали проводить берегоукрепление вроде для закрепления проезжей части дороги до села. Тогда рафтер убеждал, что необходимости укреплять берег именно там и разрушать порог реки не было.

«Под соусом «сохранить путь», «спасти село от наводнения» представляют работы по берегоукреплению, однако это популизм, ведь если стоит задача сохранить, то даже на примере Красника надо было проводить работы в другом месте, – акцентирует рафтер. – Я еще тогда говорил, что если хотели крепить, то могли бы делать это со склоном выше Красника, который постепенно зсувався». Кстати, склон, о который рассказывает Мельничук, через неполных два месяца таки сошел вниз, отрезав несколько сел от транспортного сообщения.

Чтобы укрепить берег Лимницы пришлось изменить ее русло

Работами по берегоукреплению на ландшафтном заказнике – реке Лимница в сек. Вестовая Калушского района – в 2016 году заинтересовались правоохранители. Подозревали в растрате бюджетных средств. Однако через некоторое время производство закрыли, не обнаружив состава уголовного нарушения.

Берег Лимницы в сек. Вестовая на Калущині укрепляли в течение 2-х лет. Стоимость работ – почти 3 млн грн

Кстати, за три последних года по факту возможного неправомерного использования экологических средств возбуждено 5 уголовных дел, лишь одно из них направлено в суд.

В 2008 году на восстановление берегоукрепления в сек. Вестовая было выделено почти два миллиона гривен. В 2016-2017 годах из областного фонда охраны окружающей природной среды на берегоукрепление в этом же селе выделили три миллиона гривен.

Сельский председатель Вістової Василий Фомич объясняет, что за средства государственного бюджета в 2008 году начали строить дамбу, но смогли сделать лишь 300 метров. Еще 600 метров остались недоделанными.

«Небольшое наводнение – и берег постоянно рвало, пока в 2016 году не начали его укреплять», – рассказывает староста.

Выглядит нелогично, что рядом недостроенной дамбы решили укрепить берег негабаритом, а не продолжить начатые десяток лет назад работы.

Владимир Красноштанов убеждает, что работы на Лимницы в пределах прибрежной зоны 100 метров вообще не имели права проводить, тем более изменять русло реки для того, чтобы укрепить часть ее берега. Ведь в управлении экологии и природных ресурсов разработали положение о Лимницу как ландшафтный заказник местного значения. Разработанные положения в нем имели целью охранять природные комплексы одного из крупнейших горных рек района, подвергшейся меньше антропогенного воздействия.

Контейнеры вместо полигонов

Согласно анализу основных экологических проблем региона, накопление промышленных и бытовых отходов является для области вопросом нерешенным. В ежегодном экологическом паспорте указывается, что объекты размещения твердых бытовых отходов преимущественно эксплуатируются с нарушением экологических и санитарных требований. Как следствие, они являются причиной интенсивного загрязнения почв, поверхностных и подземных вод и атмосферного воздуха.

На подпрограмму «обращение с отходами» за три года потратили около 63 миллионов только из областного экофонда. Основная часть этих средств была потрачена вовсе не на решение описанных проблем из ежегодного доклада, а на приобретение спецтехники и контейнеров для сбора бытовых отходов.

Универсальный подрядчик

На остальных подпрограмм направляют в разы меньшие суммы областных экологических средств. Почти не финансируются мероприятия по охране атмосферного воздуха, минеральных ресурсов. Мало финансируется сохранение природно-заповедного фонда. За підпрограмою сохранения растительных ресурсов осуществляют обычное озеленение городских улиц или территории учреждений, представляемой в отчете под соусом «недопущения обеднения биологического и ландшафтного разнообразия».

Кстати, к распределению такого озеленения также есть вопросы. На всю подпрограмму «сохранение растительных ресурсов» за три года освоили более 4 миллионов гривен, чуть меньше миллиона потратили на озеленение территории одного только Снятинского психоневрологического интерната.

Чтобы понять, кому так везет озеленять интернат, мы решили найти тендер на эти работы в ProZorro. С части средств, которые удалось найти в системе, видим, что озеленением территории учреждения занималась фирма «Західспецбуд», что также проводила ремонтные работы в самом учреждении и прокладывала на ее территории мостовую. В кведах общества ландшафтных работ или работ по озеленению нет.

Удобная программа

В анализе важнейших экологических проблем региона, которые ежегодно отчитываются в экологическом паспорте области, почему-то указаны не проблемы с канализацией в районах или разрушение речных берегов, а вопросы более масштабные: ликвидация последствий чрезвычайной экологической ситуации после производственной деятельности производства калийных удобрений в Калуше, загрязнение атмосферного воздуха и подземных вод, вопрос мусорных полигонов, развитие эрозионных процессов и снижение плодородия почв.

Выглядит, что областная программа охраны окружающей среды на несколько лет утверждалась по принципу удобного распределения расходов.

Заведующий кафедры биологии и экологии Прикарпатского национального университета Мирослава Миленькаярассказывает, что их ученые разрабатывали отчет, который содержал рекомендации к природоохранной программы.

«Хочу подчеркнуть: то, что утверждено и было предложено, – не идентичные документы. Заказчик, то есть управление экологии и природных ресурсов области, исключил из рекомендованных мероприятий то, что считал менее насущный или необходимое», – объясняет Мирослава Миленькая.

Ученый говорит, что смотрит на программу под углом зрения науки и считает, что можно было бы направить средства на систему мониторинга окружающей среды, которая в настоящее время комплексно не работает, расширение природно-заповедного фонда, сохранение биологического и ландшафтного разнообразия туристического карпатского региона, в том числе как предпосылку для повышения его туристической привлекательности.

«Таргетинг идет на берегоукрепление, и это можно считать оправданным. Однако возникает вопрос, насколько правильно составлены сметы на проведение этих работ и насколько обоснованным является территориальное распределение средств в пределах области. Понятно, горные реки со специфическим паводковим режимом, но такие есть не только в нескольких отдельных территориальных единицах. Мы обращали внимание на это в управлении экологии, но там не все наши рекомендации были услышаны», – объясняет ученый.

Кстати, за работу ученых управление должно было уплатить 95 тысяч гривен еще в 2016 году, зато выделили лишь треть. Остальные деньги университет «выбил» в судебном порядке только в 2018-м, о чем свидетельствует постановление хозяйственного суда в едином реестре судебных решений.

Теорию неэффективности использования екокоштів подкрепляет еще и тот факт, что почти все работы по их освоению проводят за допороговою процедурой, разбивая на суммы не более 1,5 миллиона гривен. То есть подрядчика определяет не конкурентная прозрачная процедура, а непосредственный распорядитель средств на месте – район, отдельная сельский совет или ОТГ. И в некоторых территориальных точках есть явные фирмы-фавориты.

Так кто же на самом деле заботится о состоянии окружающей среды и, соответственно, о нашем будущем? «Загрязнитель», которому, как озвучил в свое время министр экологии Остап Семерак, на самом деле выгоднее уплатить экологический налог, чем потратить средства на экологическую модернизацию, распорядитель экологических средств на месте, который, кажется, не совсем осведомлен в экологических проблемах даже своего региона?..

P. S. В следующих выпусках газеты подробно досліджватимуть использования экологических средств в нескольких отдельно взятых регионах и подрядчиков, которые выполняли такие работы.

*Публикация была создана при финансовой поддержке Европейского Союза. За содержание публикации ответственность несет ОО «Медиа Группа». Содержание публикации не является отражением официальной позиции Европейского Союза.

Подписывайтесь на канал Калитки в

Telegram
,
читайте нас в

Facebook

и

Twitter
,
чтобы первыми узнавать о ключевых событиях дня

Добавить комментарий