Объясниться с женой. Как иностранцы учат украинский в Львове

Участники Школы украинского языка и культуры в УКУ – австралийцы, канадцы, американцы, бразильцы, поляки рассказали, почему изучать наш язык трудно и для чего это им нужно.

На прошлой неделе в Украинском католическом университете закончилась уже 15 школа украинского языка и культуры. С 2002 года ее прошли сотни иностранцев, некоторые – неоднократно. В этом году студентов было более семидесяти – из США, Канады, Австралии, Германии, Португалии, Польши, Люксембурга и даже Бразилии. О том, зачем иностранцы с разных континентов приезжают в УКУ учить украинский и как именно они это делают, Tvoemisto.tv рассказали директор школы Назар Данилки и сами студенты.

В целом программа длится шесть недель. Иностранцы могут подаваться на период от двух недель – как в начале, так и внутри или в конце школы.

«В первый день мы проводим краткую консультацию, собеседование, а также тестирование студентов, по результатам которого разделяем их на группы в зависимости от уровня знания украинского. Всего таких групп шесть», – рассказывает Назар Данилки.

18-летний Максим Адамс с австралийского Сиднея попал в группу самого высокого уровня. Его мама с Украины, на украинском он говорит с восьми лет – ходил к субботней школы, где есть учителя-украинцы. Кроме того, владеет итальянским и китайским. Самыми тяжелыми в украинском языке ему кажутся падежи существительных, ведь в английском их нет.

«Утром у нас есть три часа уроков, потом занимаемся с репетиторами, а после обеда имеем различные экскурсии и мастер-классы. Поэтому здесь можно работать не только над грамматикой, но и изучить культуру и традиции Украины», – рассказывает парень доброй украинской.

Последние два года первые две недели школы проходят за пределами Львова. В 2016 году студентов повезли в Яремче. Они посетили Криворивню, Верховина, Буковель, имели мастер-классы по сыроварения и изготовления кукол-мотанок. Нынешние студенты уже отправились на Закарпатье.

«Были на экскурсии в Ужгород, Мукачево и замок Паланок. Иностранцы имели мастер-классы по изготовлению глиняной посуды, делали цветочки, шапки, корзинки из кукурузного лыка, посетили старейшую кузницу в Украине, молот которой приводит в движение поток воды», – вспоминает Назар Данилки.

Лозунг школы – «Прикоснуться к культуре». Понять и почувствовать украинскую культуру для многих участников программы является не менее важным, чем выучить язык. У Марка Дармограя с Украины до Нью-Йорка своего времени переехали дедушка и бабушка. Как он говорит, его папы воспитали «как украинца», а его самого уже нет.

«Моя школа предусматривает стипендии для обучения за рубежом, и я решил найти какую-то программу украинского языка и культуры. Мне всегда хотелось иметь возможность говорить со своим отцом на украинском», – рассказывает парень.

Так же стипендию на обучение в школе от своего университета получил и Марк Тетеренко, родители которого эмигрировали в Канаду. Он вырос в украиноязычной среде, с четырех лет ходил в Пласта, однако в Украину приехал впервые.

«Я учился в двуязычной школе, поэтому на украинском говорю практически всю жизнь – пусть и не очень хорошо. О программе узнал от брата Юлиана, который был здесь в 2010 году», – говорит Марк.

Для студентов школа полезна еще и тем, что она дает академические кредиты, которые зачисляются в их университетах.

«За рубежом есть кредитная система: студенты набирают курсы в соответствии с нужной им количества кредитов. После нашей школы они уже смогут себе избрать, например, на один курс меньше», – объясняет Назар Данилки.

Бабушка журналистки из Варшавы Ольги Овчарек была переселена во время операции «Висла». Ее сестра осталась жить в Сокале за 20 километров от границы с Польшей.

«Это мои корни, и я бы хотела общаться с моими родными в Украине на украинском», – говорит Ольга.

16-летняя Катя Мартынюк приехала из Флориды. Ее украинская речь почти идеальная.

«Мои родители – украинцы, и я с рождения общаюсь с ними дома по-украински. На английском начала говорить только в три года. Но по-русски не умела ни читать, ни писать – этому научилась уже здесь», – говорит Катя.

После возвращения во Львов культурная программа не менее насыщенной: экскурсии по подземельям и крышам Львова, до дворца Потоцких, Тюрьмы на Лонцкого, львовской пивоварни, мастер-классы по изготовлению шоколадных конфет, пряников, меда, писание икон. Отдельной аттракцией стала лекция-выставка о украинские костюмы, на которой студенты не только узнали об особенностях вышивки каждого региона, но и примеряли их. На выходных проходили экскурсии вне Львов – Волынь, Черновцы, Каменец-Подольский, Хотин и в Карпаты.

«Еще мы имели лекцию руководителя программы компьютерных наук УКУ Ярослава Притулы об экономике Украины и ИТ-сферу. Профессор Ярослав Грицак рассказал об истории Украины, а руководитель программы по политическим наукам «Этика-Политика-Экономика» Юрий Подлесный – о политике в нашем государстве», – говорит Назар Данилки.

Организацией послеобеденного досуга занимаются четверо менеджеров. Кроме них, в школе работают девять преподавателей, которые готовят задания для студентов самостоятельно.

«На основе нашего 15-летнего опыта мы уже выдали два учебника по изучению украинского языка “Яблоко” для базового и высшего уровней. В следующем году планируем выдать начальный и средний. Каждое упражнение, которое есть в них, проработана и отшлифована на уроках вместе со студентами», – рассказывает директор школы.

Конечно, пройти весь учебник за шесть недель программы невозможно. Однако немало студентов сюда приезжают по несколько раз. Алекс Бріцкі из США на программе уже в пятый раз. Сначала хотел знать украинский, потому что имеет украинские корни. Его родители украинском не говорят, потому он должен учиться самостоятельно, но говорит, что в школе это получается гораздо лучше.

«Сейчас я семинарист греко-католической церкви в США и буду служить украинской диаспоры в Америке. Хочу знать язык, чтобы лучше общаться со своими прихожанами», – говорит Алекс.

В этом году он решил сконцентрироваться на грамматике и богословской терминологии, поэтому выбрал для себя индивидуальный курс, чтобы не привязываться к группе. В его программе было написание проповедей, а также дискуссии на богословские темы.

Также готовятся стать душпастирами греко-католической церкви американец Филипп Гилберт и бразилец Кайро Черное.

«В Штатах есть большая диаспора из Украины. И для человека, который не говорит на украинском, будет очень сложно проповедовать им», – говорит Филипп. Он принадлежит к Чикагской епархии, которую с недавних пор возглавляет владыка Венедикт.

«В Бразилии есть диаспора, которая говорит на украинском, и я немного в них учился. Но это старая речь – как “у бабушки с села”. В Америке же много украинцев, которые переехали только недавно. Они говорят современным языком, которой я стараюсь научиться здесь, во время школы. Таким образом я смогу проповедовать для обоих сообществ», – добавляет Кайро.

И он, и Филипп не имеют украинских корней. Приехали на программу уже во второй раз и говорят, что, скорее всего, вернутся в следующем году.

«Что для вас самое трудное в изучении языка?»

«Сам язык», – смеется Филипп.

«Да, всю язык трудно выучить, но особенно грамматику – она очень необычная. Я говорю на английском, и это очень легко. Говорят, что моя родная португальский сложная, но для меня ее нельзя сравнить с украинской. Вы всегда имеете исключения, разные правила, различия между которыми порой очень незначительные. Ни английский, ни португальский такого не имеют», – отвечает Кайро.

Людей без украинского корни среди учеников около трети.

«Некоторые приезжают по рекомендации друзей, которые были на программе ранее. Другим украинская нужна для профессионального общения. У нас был студент из Великобритании, который работает переводчиком в Совете Европы. Он хотел выучить украинский, чтобы переводить документы и помогать синхронным переводом во время визитов украинских делегаций», – рассказывает Назар Данилки.

Австралиец Джаррод Вітборн не имеет украинского бэкграунда, поэтому запоминать слова ему очень сложно. Говорит, что многие из них звучат подобно, и он путается, когда и которое надо использовать. Украинский ему нужна в быту – его жена родом отсюда. На ее родине он уже в третий раз. Последний раз приехал еще в декабре – и остался до школы.

«Я хочу говорить с женой на ее языке», – говорит мужчина, но это у него получается не слишком хорошо. Пока что.

Анна Журба,

фото со страницы школы в сети Facebook

Запис було зроблено в рубриці Блог - - .