О заповедник простоты

Там, где общество исторически потеряло свои высшие касты, цветет такой себе «культ простоты».

«Будь проще и люди к тебе потянутся», — поучает младших репане мурло, а те только хлопают глазами. Для них наука мурла – высшая мудрость. Они не чувствуют принципиальной разницы между простотой и ясностью. Они не знают, что ясность никогда не достигается через простоту. Что простота – злейший и коварный враг ясности.

Простотой пытаются оправдать собственную никчемность. Типа, я не имею жизненных достижений, но я прост и прозрачен. Равный среди равных и правильный среди правильных. Живу по понятиям, не что напрягаю никого какой-то там сложности и вы не напрягайте меня. Я такой как все вы, поэтому налейте мне немного и дайте чего-нибудь загрызть. Я вас тогда буду уважать, а вы уважайте меня.

Здесь и кроется главная подмена. Ясность никогда не стремится знаков и ритуалов уважения. Ясность их просто не нуждается. А простота хочет уважения, как голодный хлеба. Безосновательной и безусловного уважения. Просто уважения к простоте. Если ее не получает, то впадает в агрессию и угрожает миру неприятием.

«Народ требует к себе уважения!» — голосит очередной уличный крикун. Эту формулу он не всосал с молоком матери, а с грязной водичкой постсоветской образования. В его учебниках, где марксистскую казуистику смешали с густой хуторянщиною и литературными выдумками, народ имеет право предъявлять претензии к всего сущего, но не дай Бог спросить у народа: откуда он такой пацаватий? И для чего держится за старые предрассудки, как дурак за его рваную суму?

Народ на эти вопросы не отвечает. Темная стихия низших каст, которые давно сожрали своих просветителей, тихо бурлит в ненависти и подозрениях. Темная стихия не стремится к ясности, а жаждет простоты. Простых надзирателей и их простых приказов. Простых политиков, пасут коров и раздают гречку. Простых учителей, которые не вступают в диалог с учениками. Простых феодалов, не бридяться пить самогон только ограбленными вассалами. А еще – простых иностранцев, которые ленятся надевать презервативы.

Кто-то стремится увидеть в этой темной стихии зачатки высших стремлений. Кому-то там мерещатся островки инноваций и открытость миру. На самом же деле мы, как не смешно это повторять, имеем то, что имеем. Заповедник простоты с дырявым забором, помальованим в цвета постмодерна. Заповедник, где никогда не назовут виновных, потому что простота боится правильного называния. Ведь оно является первым шагом к ясности.

В заповеднике надеются, что все штормы и бури ХХІ века отшума где-то за забором. Что можно упорно перемовчати все вызовы и все толчки к переменам. Что можно уйти от ответственности. Убежать если не в лес, то туда, где добрые оккупанты будут раздавать гуманитарку. И большинство разговоров в заповеднике упираются в три вселенские проблемы. Первая: из оккупантов добрее? Вторая: кто в конце концов приватизирует забор заповедника со всеми его прибыльными дырками? И третье, самое принципиальное: когда же простых людей, наконец, начнут уважать?

Время от времени ангел ясности развеивает мрак над стихиями озверевших каст. И пронизано светом зимнего видение заставляет посполитую простоту оторваться от стакана и смотреть туда, откуда, говорят, приходит будущее. Простота смотрит, смотрит долго. И не находит там никакого к себе уважения. Следовательно простота возвращается к стакану, выпивает, закусывает и тяжело-тяжело вздыхает.

Подписывайтесь на канал Калитки в

Telegram
,
читайте нас в

Facebook

и

Twitter
,
чтобы первыми узнавать о ключевых событиях дня

Добавить комментарий