О глупые ожидания

Так уж у нас повелось: то, к чему стремишься, приходит тогда, когда уже перестает быть нужным. Это касается как отдельных персон, так и общества. Правда у нас торжествует (обычно не в трезвом состоянии) на могилах своих защитников, признание приходит к тех старых тел, что уже еле держатся кучи, а глубокую признательность потомков, перемешанную с литрами шмарків и поминального пафоса, расфасовывают дальние родственники и спекулянты.

Это все соблазняет некоторых людей жить будущим. Мол, когда все станет на свои места. Когда люди прозреют и скажут. Когда кто-то вспомнит и всплакнет. Ну и такое другое. На самом деле это лишь смешная схема. Которая где когда-то работала, но у нас не работает.

Для того, чтобы потомки поблагодарили, им нужно что-то оставить. То есть что-то существенное, а не кучу пустых бутылок, использованные презервативы, украденные копейки и заимствованные у кого-то слова. Тем более, что «большого наследства» в виде упорядоченного и полного достоинства общества нашим потомкам не дождаться.

Почему? Потому что «большое наследство» формируют, прилагая свое к общему. А у нас все наоборот – каждый ворует для себя. Чем оно закончится? Также понятно. Рассеянные смыслы и ценности станут кирпичиками какого-то чужого проекта. Благодарность потомков, соответственно, не получат нынешние провинциальные хитрецы, а неизвестные нам проектанты. А, возможно, не такие уж они неизвестные.

Импотентность нынешнего общества проявляется во всем. Оно не продуцирует интересных идей, а лишь тупо пережевывает чужие концепты и рефлексирует над прошлым. Некоторые из концептов, типа пресловутого постмодернизма, жуют четвертое десятилетие и все без смысла. Мир уже перевел это в опыт и пошел дальше, а у нас все еще думают, что на самом деле ценнее – «интересное но аморальное» или «моральное но не интересное».

Понятно, что с таких идиотских противопоставлений ничего ни морального ни интересного не родится. Молодежь уже это понимает. Поэтому оставляет своих «предков» мудрствовать над очевидным, ждать мессию и голосовать за клоунов. Наиболее мобильные из молодежи едут туда, где умеют не только черно завидовать и бегать к гадалкам.

Говорят, что есть «третий путь». Когда начинаешь спрашивать о нем подробнее, слышишь в ответ вещи, интересны разве что психиатрам или романтичным подросткам. На вопрос о будущем населения, на каждую работающую единицу которого приходится две пенсионные единицы и одна малолетняя, никто не отвечает. Все болтают о солидарности общин, растущее самосознание и прочее.

Чаще всего говорят о том, что надо выращивать новую элиту. Кто бы подсказал, как практически «выращивать» элиту в условиях тотальной деградации общественных институтов? Второй вопрос: кто именно будет «выращивать»? Где те мічуріни – рядом или за рубежом?

Там уже, говорят, выращивают для нас идеального президента. А это, простите, считать нашим проектом или чужим? Мне отвечают, что теперь все вменяемые проекты интегрированные и наднациональные. Тогда у меня третий вопрос: а кто об этом знает?

Уже наверное не те 31% украинцев, которые никогда в жизни не пользовались интернетом. Уже и не спрашиваю о поддержке «интегрированного и наднационального» в обществе, где на базовом уровне наряду с «гибридными мифами» господствуют феодальные порядки, ксенофобия и прочая архаика.

В конце концов, можно гордо плевать на базовый уровень. Уйти в отрыв и строить города на деревьях. Но жизнь складывается так, что рано или поздно придут лесорубы.

Подписывайтесь на канал Калитки в

Telegram
,
читайте нас в

Facebook

и

Twitter
,
чтобы первыми узнавать о ключевых событиях дня