Начать жизнь заново. Как во Львове обустраивают приют для женщин в кризисе

Во Львове до сих пор нет приюта для женщин, пострадавших от домашнего насилия, однако есть общественные инициативы, которые пытаются эту проблему решить. Tvoemisto.tv узнавало, когда такое заведение могут открыть во Львове и которые он будет работать.

«Я не понимала, кто виноват и что делать»

Юлии (имя изменено по просьбе героини) 23 года. Она имеет трехлетнего сына, с которым живет у своих родителей в одном из районных центров Львовской области. Юлия вышла замуж сразу после школы и переехала во Львов. Мужчина не хотел, чтобы жена работала, а она и сама сначала не была против этого. Юлия старательно пыталась вести домашнее хозяйство и обеспечивать мужу максимальный комфорт.

«Я старалась делать все как можно лучше, но он всегда находил то, что ему не понравилось. Мы часто ссорились из-за этого, но быстро мирились», — рассказывает женщина.

Вскоре она забеременела. Муж обрадовался новости, но даже не собирался помогать жене дома и снять с ней часть домашней работы, которую ей все труднее было выполнять.

«Я помню, как за неделю до родов муж гонял меня по дому и указывал, где я не так вытерла пыль или плохо вымыла плитку. Но тогда я не видела в этом насилия», — говорит Юлия.

Очевидные проявления насилия она испытала после рождения сына. Младенец требовало много сил и внимания, и поэтому времени на домашние дела, мужа и саму себя у нее уже физически не было. Мужа это начало раздражать, он злился, когда Юлия просила его о помощи. Через несколько месяцев он вернулся домой навеселе и в порыве злости ударил женщину, потому что ему не понравился ужин.

«Я тогда очень испугалась. Не мужа, а самой ситуации. Я не понимала, что происходит и кто в этом виноват, не знала, что делать. Идти было некуда, поэтому позвонила маме. Она сказала, чтобы я взяла сына и немедленно ехала к ней», — рассказывает Юлия.

Ее муж сначала просил, а потом требовал, чтобы она вернулась к нему, но родители Юлии были категорически против. С тех пор она живет с ними.

Убегать пока некуда

История Юлии — именно о гендерно обусловленное насилие, возникает на почве социально сконструированных ролей женщин и мужчин. С начала 2019 года системное насилие в семьях в Украине считается уголовным преступлением. Чаще всего от него страдают женщины. Они, по патриархальными представлениями, должны подчиняться мужчинам, которые, в свою очередь, должны показывать свою доминантную позицию разными способами, в том числе — насильственными. Такие стереотипы часто порождают общественные мнения о том, что насилие в семье в отношении женщин является оправданным.

Только по официальной статистике, в 2018 году во Львове получили полтысячи обращений о домашнем насилии, большинство которых — от женщин. Однако сами же женщины часто замалчивают такие случаи, боясь обвинений и осуждения, поэтому собрать полную информацию о пострадавших сложно. Кроме того, таким женщинам нет, куда пойти. Для них должны существовать специальные приюты, однако во Львове пока нет ни одного. Ранее подобный приют для женщин в кризисе организовал фонд «Ореховый дом» в арендованном у городского совета помещении. В 2016 году его продали, а взамен фонда выделили в аренду на 15 лет другое помещение на улице Лычаковской.

Как рассказывает Tvoemisto.tv координатор нового центра «Орехового дома» Ольга Карева, здание было заброшено, поэтому открыть приют сразу там было невозможно. По ее словам, восстановление помещения обойдется в целом примерно 4 миллиона гривен. Более миллиона грантовых средств уже вложил «Ореховый дом». Часть денег должен выделить городской совет, который будет помогать обустраивать убежище, однако пока в бюджете они не заложены.

«Мы рассчитываем на то, что женщины смогут жить в центре не более восьми месяцев. Это оптимальное время для того, чтобы решить свои проблемы. У нас был печальный опыт в предыдущем доме: там женщины могли проживать не более 14 месяцев, но обычно они задерживались дольше, и это мешало им двигаться дальше», — говорит Ольга Карева.

Будущий приют

Правозащитница и психолог ОО «Центр “Женские перспективы” Марта Чумало в комментарии Tvoemisto.tv говорит, что во Львове нет полноценного приюта для женщин в кризисе, потому что эта проблема ранее не была приоритетной для власти.

«Город должен действовать, чтобы решить эту проблему, — уже есть инициативы. Сейчас пострадавших женщин принимают в муниципальный центр социальной адаптации для людей в кризисе, но там могут жить люди, которые столкнулись с различными жизненными проблемами, в том числе и мужчины. Это не то заведение, которое обеспечивает все потребности женщин, которые страдают от гендерно обусловленного насилия. Наша организация обращалась в городской совет с просьбой выделить помещение для приюта, но нам отказывали», — говорит она.

Зато весной депутаты городского совета согласовали Программу по предотвращению домашнего насилия на 2019-2020 годы, в рамках которой создали координационный совет, в который входит и «Ореховый дом». Открытие приюта, которым занимается фонд, также прописан в ней. Тогда же создали мобильную бригаду социально-психологической помощи для жителей Львова, Брюховичи, Винники и Рудно, которая должна оперативно реагировать на случаи насилия в семье. В ней работают несколько психологов и социальных работников, которые консультируют по телефону. Если человек в опасности, мобильная бригада может выехать к ней вместе с полицией. Как рассказывает в комментарии Tvoemisto.tv начальник управления соцзащиты львовского ГОРСОВЕТА Игорь Кобрин, пока что она работает только в будни с 9:00 до 18:00, но ее график и штат могут пересмотреть по результатам пол летней работы.

Кроме того, городская программа предусматривает и работу с обидчиками, которые сами нередко нуждаются в помощи или коррекции поведения, а также различные просветительские мероприятия, ведь женщинам часто сложно покинуть мужа, даже если нет сил терпеть.

На Львовщине же с 2017 года действует Программа борьбы с гендерно обусловленным насилием Фонда ООН в области народонаселения. Эта программа также предусматривает мобильные бригады социально-психологической помощи на просветительские кампании, например, «Разорви круг».

«Красные двери»

Новый центр «Орехового дома» будет иметь 15 мест для женщин, в том числе с детьми. Открыть его планируют до конца 2020 года. В нем постоянно будет работать координатор, а также социальный работник и психолог, которые будут помогать женщинам вернуться к нормальной жизни. Кроме этого, фонд сможет трудоустроить женщин в своих заведениях: на кухне ресторана, в пекарне и кофейне.

«Приюты — это один из минимальных стандартов, которые требует Стамбульская конвенция (международное соглашение Совета Европы о борьбе с насилием в отношении женщин, — ред.) от местных органов власти. Должно быть одно место для женщины с ребенком на 10 тысяч населения, то есть в Львове и области должно быть больше 200 таких мест», — говорит Марта Чумало.

По требованиям той же Стамбульской Конвенции, которую Украина подписала, но до сих пор не ратифицировала, приюты для женщин должны быть закрытыми, а их адреса — тщательно скрытыми.

«В Канаде есть приюты, которые называются “красные двери”. Это закрытые адреса, куда полиция привозит пострадавших от домашнего насилия. В предыдущем приюте “Орехового дома” женщины, бывало, сами говорили адрес своим мужьями, которые над ними совершали насилие. Они приходили, а мы были вынуждены вызвать полицию», — рассказывает Ольга Карева.

Зато точный адрес будущего центра на Лычаковской можно найти в интернете. Эту проблему там собираются решить благодаря усиленной охране.

Будущий приют

По словам Игоря Кобрина, Львову нужны два типа приютов. Первые — это центры по образцу «Орехового дома», где женщины смогут проживали несколько месяцев. В приюты второго типа имели бы попадать женщины в случаях немедленной опасности, однако когда такие центры появятся во Львове, пока неизвестно.

«Насилие в семьях умалчивают, потому что люди боятся, что другие о них плохо подумают. Сначала люди не хотели обращаться за помощью к мобильным бригадам, но ситуация улучшилась, когда эту тему начали активно обсуждать. Надо показать женщинам, что другие не побоялись сказать о насилии в семье, даже если есть дети», — говорит Игорь Кобрин.

Марта Кобринович

Фото предоставлены Ольгой Каревой

Главное фото

Полная или частичная републикация текста без письменного согласия редакции запрещается и считается нарушением авторских прав.

Добавить комментарий