Мария Козакевич про внутренний мир Франковска, индивидуальность на фасадах, предлагаемую должность и уважение к городу

Проблема разрушения архитектурного наследия города в Ивано-Франковске акцентируется не первый год. Город требует внимания и уважения.

О вопиющей необходимости реставрации в столетних зданиях и влияние людей на историю журналист Калитки пообщалась с общественной деятельницей Марией Козакевич.

Это интервью не только для тех, кто любит город, но и для тех, кто мог бы любить его лучше.

Расскажите о начале Вашей общественной деятельности. Почему решили заниматься этим?

Общественной деятельностью я начала заниматься будучи уже в третьем декрете. Сначала у нас была такая болезненная инициатива с роддомом. Родив ребенка, поняла, что уже третий раз терпеть те условия, которые были в роддоме очень сложно. Благодаря той борьбе в несколько месяцев, родив в январе, уже весной получили результат – сделали ремонты в коридорах, в роддоме, поменяли мебель, сантехнику, и в туалетах, и в палатах. Тот положительный результат на самом деле и дал такой толчок и понимание, что если прикладывать труд, время и желание, то можно добиться хороших изменений в обществе.

Затем параллельно начались две инициативы, которые мне были близки – музейная тема и сохранения наследия. Над музейной темой мы работали около года, совместно с Управлением инвестиционного развития писали трансграничный проект сотрудничества Украина-Польша-Белоруссия. У нас был партнер – музей в Люблине, и мы хотели осовременить наш краеведческий музей. Провести в нем ремонтные работы, заменить те пластиковые окна, которые абсолютно не подходят нашей ратуши, установить деревянные по историческим образцом. А также провести внутри ремонтные работы, ведь там нет ни отопления, ни сигнализации, и конечно сами экспозиции уже немного устарели, имеют советский вид, это детям неинтересно.

К сожалению, и летняя работа и наши несколько поездок в Люблин завершились не очень весело, потому что грант мы не выиграли. Но тем не менее осталось очень много наработок. Мы разработали новый логотип, сувенирную продукцию, концепцию развития музея, работали с дизайнером над визуализацией самих помещений. На самом деле был выполнен очень большой кусок работы и я думаю, наверное еще просто не время. Возможно пройдет определенный период и будет понимание, как в городской так и в областной власти того, что это важная воспитательная вещь, это необходимо для воспитания сознательного поколения и в том числе и для сохранения наследия.

Как зародилась инициатива «ФранківськЯкийТребаБерегти». С чего все началось?

Параллельно с этой работой развивалась и инициатива «Франковск, который надо беречь». Само название появилось просто и легко. Она констатирует сам факт, что действительно сейчас город в таком состоянии. И в то же время она призывает нас к действию, к бережному отношению, которое прежде всего должно быть не только в городской власти, как мы часто думаем, оно должно быть от каждого человека, который живет или работает в доме-памятнике архитектуры.

Началось все с появления группы в Фейсбук, в которой я просто выкладывала фотографии. Гуляя с детьми мы просто заходили ли где-то в подъезды, фотографировали фасады. Когда ты видишь это все настолько красивое, роскошное — эти винтовые лестницы, метласька плитка с узорами, стены покрыты мрамором, какие-то интересные росписи, витражи, двери с окнами, резными изящными деталями и в то же время замечаешь разительный контраст — все настолько запущенное, неухоженное, грязное, ободранное, кучи мусора в подъездах, двери, изуродованные кодовыми замками, окна заклеены объявлениями, разбитые стекла в подъездах стены разрисованы, порой просто варварски обрезаны перила на лестнице.

И пришло понимание, что с этим надо что-то делать, а не просто фотографировать. Мало только показывать, привлекать внимание, потому что мы в то время делали еще флешмоб с известными людьми, фотографируя их на фоне дверей. Тогда поняли, что надо переходить к практическим действиям, чтобы показать людям, что это можно и нужно беречь. Символично – начали с дверей, так как они на виду, ими все пользуются, то есть имеют не только эстетическое, но и прикладное нагрузки. Забегая вперед скажу, что за более чем два года нашей деятельности двери не только открывают здания, дверь начали открывать сердца горожан, стали толчком к бережному отношению.

Как сами жители реагировали?

Сначала робко относились. К сожалению, в ивано-Франковске был болезненный опыт: лет 5-6 назад, еще до появления инициативы, старинные дверь под предлогом реставрации где-то забирали, и они исчезали с концами. Были случаи, когда их просто находили где-то на ОЛХ, их продавали в Польшу за грубые деньги. Слыша такие неприятные истории, конечно, что у жителей вселялся определенный страх. Но мы объясняли, рассказывали и с каждыми следующими дверями уже становилось легче. Потому что тогда уже назывались адреса, где двери сделаны и люди могли пойти посмотреть на результат. А сейчас жители уже обращаются сами. То есть, действительно, есть доверие. Это очень приятно, когда люди видят результат, положительные изменения в своем городе.

В общем уже отреставрировано 18 дверей и еще двое успеем смонтировать до нового года. Фактически куда не пойдешь в центре города — все-равно натыкаешься на те двери. В мастерской сейчас у нас находятся 4 деревянных дверей, и одни из них профинансированы за помощью «Бюджета участия». Для того, чтобы стать двигателем всего этого процесса единого человека достаточно. У жителя дома на Мазепы, 36 было желание, он этим увлекся и обратился к нам за помощью, чтобы написать заявку и составить смету. Мы отправились и за поддержки людей нам удалось. Вадим с вул. Мазепы, 36 большой молодец!

Это случай когда человек сама «загорелась» идеей, а другие? Как находите единомышленников, финансирование?

Наша работа имеет несколько различных направлений. Первый – общение с людьми, получение от них согласия. Второй – обзор дверей непосредственно мастерами, подготовка научно-реставрационной документации, должна быть составлена фотофиксация, дефектный акт, реставрационные задания и соответственно смету. Все эти документы — это работа архитекторов и реставраторов.

Следующее направление – непосредственно поиск средств. Сейчас из городского бюджета профинансировано три двери, одни – с дома профсоюзов из областного бюджета, поскольку здание принадлежит области. Все остальное – это либо гранты, либо поддержка самих жителей, но она в процентном соотношении небольшая.

Также поддерживают реставрацию предприниматели, которые работают в этом доме. И часто привлекаются меценаты, которые вообще могут не иметь отношения к дому. Бывали случаи, что приобщались люди, которые живут, или не живут в Франковске. Более того у нас были случаи, когда помогали люди, которые не живут в Украине. Могу назвать два таких, когда люди из США, раньше выехав из Ивано-Франковска, решили поддержать инициативу.

Из всех этих направлений, наверное, было самое сложное не так поиск средств и подготовка документации, как действительно общение с жителями. Самое важное что-то изменить в головах франковчан и дать понимание того, что нельзя быть просто равнодушным. Потому что, если вы равнодушны до вашего подъезда, двора, дома — это на самом деле ваше отношение к жизни и к городу в целом. А тогда нечему удивляться, что город бывает неопрятным. Жители делают разные глупости по отношению к нему, потому что нет ощущения любви и понимания ценности этих вещей.

Я часто говорю фразу, что мы не просто реставрируем двери, мы восстанавливаем историческую память города, восстанавливаем корни. Поэтому, кроме самой реставрации параллельным курсом идет популяризация бережного отношения, поощрения изучения истории города. Мы проводим много различных акций – просмотры фильмов, изготовление сувенирной продукции, открыток, магнитов, фотовыставки и другие мероприятия. К этому приобщаются даже дети. У нас был случай, когда 14-летний подросток нарисовал открытку с дверями, которые мы отреставрировали. Есть магниты в форме уже спасенных нами двери.

Недавно выпустили детскую игру «Парочки», где нарисованы элементы франковской архитектуры – окна, красивая лепнина с атлантами. То есть, это уже воспитательный момент для маленьких детей, которые вырастают с мыслью, что ты имеешь быть сознательными містянином, ты должен это любить. На каждой игровой карте есть адреса, по которым можно устроить себе такую квест — прогулку Ивано-Франковском.

Также у нас есть детский творческий набор «Сказочная башня» с раскраской, наклейками и там еще даже вырезать можно. Это интересно, особенно для малышей.

То есть просвещение Вы націлюєте не только на франковцев, но и на туристов?

Так. Также мы проводим различные акции. Речь о Дворец Потоцких, где на разбитых окнах повесили плакаты известных деятелей, в городе разместили информационные стенды с практическими советами, как заботиться о двери, окна, если ты живешь в памятнике архитектуры. Очень много работы осуществляется. Я надеюсь, что в комплексе эту работу видно. В разных кофейнях, Бастионе, «Urban Space 100» ощутимо, что туристов привлекает наша сувенирная продукция.

Меня часто приглашают проводить экскурсии для иностранцев, и обычно мы начинаем их с Урбану. И очень приятно, когда люди покупая те же магниты-двери, потом очень радуются, когда во время экскурсии находят эти двери в реальности.

А недавно я для себя сделала открытие, когда дочь показала в Instagram хештех #ФранківськЯкийТребаБерегти. Это для меня стало такой приятной неожиданностью, потому что я не зарегистрирована в этой сети и этого не видела. А оказывается, что тема отреставрированных нами двери в Instagram очень популярная! И там люди так много запощують открыток, магнитов, фото дверей Франковска, иногда и двери из других городов, а их все-равно подписывают этим хештегом.

Также пишут, что в таком-то городе Украины очень не хватало бы аналогичной инициативы. Кстати, к нам обращаются очень много людей с разных городов за советами, кое-кто даже приезжал в Ивано-Франковск из Чернигова, Одессы. Туда кстати мы сами ездили, потому что просили дать практические рекомендации. В Одессе очень много красивых дверей и архитектуры. Это показывает, что на самом деле инициатива практична не только для Ивано-Франковска. К примеру, тот же Львове – до них где-то лет 8 назад зашло немецкое общество GIZ, которое им помогало делать практически все от финансированием к обеспечению мастерами. Мы же фактически в Франковске начинали инициативу реставрации с нуля.

То есть Вам пришлось самим преодолевать все «подводные камни»? Как вообще удалось найти команду?

Так, мы начинали сами, от скептического отношения, когда люди говорили «И на дверь никто не даст средств. И это никому ненужно. Мастеров нет. Ничего вам не удастся».

Но, наверное, когда ты очень сильно чего-то хочешь, тогда твое желание как-то чувствуют люди, которые похожи с тобой за ценностями и они сами притягиваются. Поэтому у нас с самого начала довольно легко сформировалась команда. С того времени мы держимся кучки.

В целом в команде очень разные направления, так надо понимать, что каждая дверь это конструктор. Это и столярка, если дверь деревянная, и кузнечество, потому что каждые двери имеют решетки, петли, внутренние замки, фурнитуру. И еще остекление — надо мастера по витражам. До этого же команда скульпторов по лепнине. То есть это четыре разных ремесла. Мы поэтому даже и придумали название хэштег #ГільдіяРемісників , потому что фактически мы развиваем в городе эти ремесла, и это очень ценно.

Для меня лично было очень принципиально привлекать местных мастеров. По кузнечному с нами работает Сергей Полуботько, Михаил Зарицкий, Михаил Клочко, которые фактически формируют ковка в нашем городе. Уже 16-тый раз в этом году провели Праздник кузнецов и было очень приятно, что они на свой ежегодный логотип использовали часть металлических дверей.

По столярці у нас есть «Фабрика дверей Хита» — мы начинали с того, что у них было большое желание и понимание, им было больно смотреть на все эти двери, которые уничтожают, ломают, выбрасывают, меняют на пластик. Они фактически сами обратились к нам. Очень позитивные люди, это фанаты своего дела, я вижу этот огонь в глазах. Сейчас они дошли до того, что имеют отдельный реставрационный цех. Также набрали еще людей, которые работают отдельно по реставрации. Сейчас в работе три двери, это большой объем. Мы планируем еще больше брать, потому что есть возможности, мощности, люди, которые могут этим заниматься.

По стеклу у нас есть двое мастеров Олег Семянів и Валерьян Федоряк. Мы стараемся подбирать стекло, которое использовалось в конце 19го-начале 20-го веков и технологии обработки стекла, которые были присущи тому времени. По лепнине работают братья Пилипинюки, которые также изготавливают нам магниты. А организационная команда на общественных началах — это фактически мы с мужем.

Также есть архитекторы, которые пишут проекты, и часто мы консультируемся с историками, краеведами. Летом также в команде появились археологи, с которыми мы сотрудничаем по Тисменицкой ворот.

Что решили с воротами?

Сейчас ее законсервировали — это логическое завершение на этом этапе холодов. Потому что на самом деле у нас не была самоцель просто покопать и что-то там найти. Во многих странах мира такие вещи практикуют открывать для осмотра, накрывают стеклом, музеєфікують и это делают для самих жителей прежде всего.

А у нас популярна фраза «туристическая изюминка». Я сторонница того, что все эти вещи мы должны делать для горожан. Потому что, если город будет красивое, комфортное, уютное, мудро спланировано – хорошо будет прежде всего горожанам. А туристы — они уже подтянутся, потому что почувствуют, если здесь хорошо горожанам, то хорошо будет и им. Поэтому, в первую очередь, надо стараться для себя самих.

Мы предложили проект сразу, когда уже завершались работы и было понятно, какой там объем. Мне, на самом деле, эта идея просто приснилась (Улыбается – ред.) Я, наверное, настолько много об этом думала, как все лучше решить. А архитектор все визуализировал. Кроме информационного стенда распечатали историю, подготовили совместно с археологами Зеновием Федунківим, Игорем Кочкіним огромный отчет на 50 страниц. Презентовали его отдельно в Художественном музее, показывали первые визуализации. Хотя есть мнение, возможно что-то подправить, усовершенствовать. А возможно вообще стоит провести архитектурный конкурс, чтобы был больший выбор. Тем не менее один вариант у нас уже есть, и радует то, что уже сейчас мы имеем, что показать людям и объяснить. А пока на время холодов брама законсервирована песком и ждет весны.

Как присоединяется власть? Или вам приходится приходить самим с идеями и предлагать, чтобы чиновники помогали?

Наше сотрудничество началось, когда мы уже реставрировали десятые двери– на ул. Грушевского, 42. Как-то оно совместно началось в разговоре о том что город могло бы способствовать реставрационным процессам и поддержать инициативу. На данный момент мы отреставрировали двери в тех домах, в которых город реставрировало фасады на вул. Шевченко, и добрали двери на Мазепы 5, 7,9, где фасады реставрувались раньше, а за дверь не было кому взяться. Эти работы были за средства городского бюджета.

В принципе, сотрудничество продолжается. Мы предложили Департаменту архитектуры реставрационную программу на 2019-2021 гг., там около 30 страниц. В этом документе не только двери, охватили и балконы, металлические ограждения, которые порой просто срезают и выбрасывают на помойку.

Также у нас в городе есть очень красивые световые фонари – это такой застеклен крыша в подъезде. Когда такой архитектурный прием применяли для того, чтобы было естественное освещение. В частности световой фонарь на вул. Короля Данила, 1 – это очень популярный дом, в котором проводят свадебные фотосессии. Есть на Сечевых Стрельцов, 6, в доме на углу ул. Черновола и Гординского, на Грушевского, 7.

По последнему адресу посыпалось стекло и этот фонарь затянули натяжным потолком. Его там фактически не видно, но я нашла старую фотографию, где он есть, и мы уже общались с ректором медицинского университета, о том, что стоит таки его открыть. Потому что такой красоты у нас в городе очень мало и можно пересчитать на пальцах одной руки. Мне кажется, что такие архитектурные элементы можно вносить по одному-два в год и таким образом за несколько лет довести до ума все.

Также там есть предложения относительно окон, лепнины. Потому что были случаи, когда председатель в кариатиды (вертикальная опора в виде женской фигуры, статуя одетой женщины — ред.) отпала на вул. Франко. Хотя там, за все годы, уже руки и ноги не в очень хорошем состоянии. Есть просто маскароны (скульптурное украшение в форме головы человека, животного или фантастического существа — ред.), где даже точечно на фасаде на Независимости, 18 их стоит подтянуть, отреставрировать и тот дом уже бы совсем по-другому выглядел.

Хотелось бы спасти и несколько расписных потолков, в частности начать с невероятной потолка на Сечевых Стрельцов, 10. Она в очень плохом состоянии.

Мы предложили конкретные отдельные элементы включить в Программу, которая разрабатывается на три года. Я надеюсь, что власть найдет на это финансирование. Потому что это сейчас в наших руках, поскольку нам остались фактически крупинки от того исторического славного Станислава. Мы должны сейчас их спасти. Работать и делать действительно хорошие примеры и сдвиги есть кому.

Каким вы видите будущее памятников архитектуры?

В городе есть 559 памятников архитектуры. Согласно законодательству каждая должна иметь свой паспорт. Но их фактически единицы и это только по инициативе отдельных людей. Кроме того, должен быть подписан договор о том, что жители берут на себя ответственность и могут поддерживать здание в должном состоянии. А так как большинство не знают об этом, или не хотят этим заниматься, поэтому видим такой результат, когда люди говорят: «Вы нам что-то там отремонтируйте, пореставруйте», город говорит «Ну так это же ваша собственность, мы же не можем прийти и всем дома сделать ремонт». А здание все стоит, разрушается и ждет пока все стороны разберутся….

Если идет речь о фасад – это часть городского пространства. Здесь город конечно должен приобщаться, но если речь о дом внутри – крыша, подъезд, подвальные помещения, тогда, логично, должны были бы докладатись и горожане. Потому что это также их дом не только их приватизированная квартира. Вы же каждый день ходите по этому подъезду — значит надо здесь убрать, не надо оставлять кучки мусора в углах и ежедневно обходить их. Вам самим должно быть приятно заботиться о свой дом, свой двор.

У нас есть очень много небольших двориков, которые могли бы быть потенциально очень уютными и красивыми, поскольку они такие «дворы-колодцы». Они закрыты и никто чужой туда не зайдет, ты спокойно можешь к примеру пустить ребенка гулять, сделав там лавочку, песочницу, посадив деревья. То есть человек должен приложить к этому время, желание и любовь. А мы всегда ждем, что кто-то должен к нам прийти – коммунальщики, Жэки, МІУКи и имеют за нас все сделать. Нет сейчас такого. Сейчас не Советский Союз. Надо брать на себя ответственность. Чем больше людей начнут это понимать и делать – тем лучше будет выглядеть наш город.

Например, 100 лет назад в каждом доме даже делали такие объявления, что каждый хозяин должен подмести тротуар. Если он этого не делает – тогда он платит штраф. То есть даже таким способом людей приучали к тому, что это наш общий город.

С теми же вывесками также очень много вопросов. Но уже есть сдвиги в этом плане.

Также о покраске фасадов – каждый рисует, что хочет: зеленое, синее, фиолетовое, розовое. И ты подходишь к памятнику архитектуры, где и маскароны, и какая-то красивая лепнина, окна, двери, но все вместе выглядит, как разноцветный беспорядок.

А еще, эти окна как поменяют – одно коричневое темное, другое светлое, третье – белое, четвертое еще не поміняне и получается такой винегрет. Ты отходишь в сторону и видишь какой-то ужас: то, что у тебя должно вызывать восхищение, а вызывает совсем другие эмоции и ты понимаешь, что люди не могут никак между собой договориться. Люди дорвались до частной собственности и не умеют до конца правильно ею распоряжаться. Советский Союз полностью отбил у нас это ощущение, мы до сих пор считаем, что это общее, но и ничейное. И отвечать за него должен кто-то.

Не надо проявлять свою индивидуальность на фасадах. Нужно уважать то, что нам досталось в наследство. А про фасад уже 100-150 лет назад каждый подумал архитектор. Там каждая деталь уже продумана, есть своя гармония, красота, в которую вмешиваться не стоит. А когда каждый начинает это делать, добавлять свой дизайн — в результате получается визуальный хаос и пример безвкусицы.

Когда Вы общаетесь с франковцами, что про все это говорят они?

У нас насобиралась большая коллекция артефактов, которые я постоянно привлекаю домой. Кто-то дверь выбрасывает, кто-кафель, обитую лепнину. И летом, когда проводились фестивали во Дворце Потоцких, мы организовали такую импровизированную экспозицию, выставку этих архитектурных элементов. Тогда очень много людей ходили смотреть, и просто удивлялись, как это все можно было выбросить. Я рядом ставила фотографии, где уже стоит поміняний пластик и люди не понимали, для чего это менялось. Некоторые двери вообще в прекрасном состоянии. Одним из них уже за 175 лет!

Также делали в том же Дворце Потоцких две фотовыставки, одна из которых называлась «Внутренний мир Франковска». Название такое, потому что часто мы гуляем по городу и ни голову не поднимаем, чтобы на фасад посмотреть, ни в подъезды не заходим и много про наш город не знаем. Поэтому у нас была цель этой фотовыставкой познакомить горожан с Франковском. Чтобы люди и город наконец увидели друг друга. Мы выставили фотографии красивых световых фонарей, расписные потолки, крыши, дворики, какие-то внутренние элементы отделки, плитки, которую мы всегда традиционно с ногами фотографируем. Фото выложили, образовав надпись «БЕРЕЧЬ ГОРОД».

И я ходила и вслухалась, как реагируют люди. Мне очень важно было услышать этот фидбэк. Разные люди, как старшие так и младшие, вспоминали «Ой, а я когда-то здесь в этом подъезде от дождя прятался». Кто-то говорил: «А у меня в этом доме учительница или одноклассник жили». Кто-то стоял и долго вспоминал, где тот или иной дом может находиться. Кто-то просто говорил: «О, какая красота! Неужели это в Франковске есть? Я думал такое только в Вене или в Париже бывает», кто-то удивлялся «Как же так можно было испортить?».

Мы показывали контраст архитектурной красоты и человеческого равнодушия, я называю такие фотографии «красавица и чудовище». То есть действительно люди открывали для себя город. Я надеюсь, что эти эмоции как положительные, так и отрицательные вдохновят к конструктивным действиям и бережного отношения.

Какие еще инициативы развиваете?

На самом деле, часто, когда мы путешествуем по области видим насколько у нас заброшенные замки. Это тоже отдельная тема. Фактически один Пнивский замок пытаются реставрировать. Эта инициатива была местная. Судьба остальных пока неизвестна. Хотя в соседних областях есть инициатива и общественности, и власти, когда замки доводят до ума. А у нас получается так, что к замку приезжаешь и у меня дети говорят «Мама, а почему здесь такая разруха?». А это то, чем мы должны гордиться…

Еще одна такая моя любовь – мозаика. Также путешествуя с детьми, я замечала вдоль дороги остановки из мозаики. И себе их коллекционировала. А однажды просто выставила фотографию в Фейсбук и сразу появилось много людей, которые оказывается также фотографируют их. И так фактически сформировалась у нас инициативная группа.

Добавлю еще, у нас люди часто не имеют привычки чем-то делиться: какими-то знаниями, информацией или фотографиями, как-то держат все у себя. Я, например, сторонница того, чтобы такие вещи показывать. Потому что чем больше ты поделишься, тем сильнее потом будет синергия, люди начнут откликаться – кто-то советом, кто-то захочет присоединиться-то делать. Поэтому поделившись, ты на самом деле получаешь еще больше.

Например, так после одного фото отозвался журналист Владимир Гарматюк, у которого оказывается уже целая коллекция таких фотографий. И мы уже думаем вместе над тем, чтобы выпустить книгу с этими остановками, разработать маршрут. Потом появился еще мастер Олег Дунаевский, который разбирается в мозаике – он фактически и человек, который может это реставрировать. Сейчас мы собираем информацию и хотим какую-то из остановок взять, как пилотную и начать реставрацию. На самом деле, эти остановки своего рода визитные карточки каждого населенного пункта – какая-то рассказывает об истории местности, другая имеет растительные или животные орнаменты, которые очень перекликаются с народным творчеством. И они тоже имеют много проблем — они обрисованы, обколупані, заклеены объявлениями, где скамейки сломаны, урн нет. Конечно, здесь просится также программа, потому что остановок много, они разные — одни сделаны из смальты, другие из графита. Поэтому можно работать в этих направлениях.

Еще одна мечта – осовременивание помещений областной детской библиотеки на площади Мицкевича, мы уже отреставрировали там входные двери и 17 окошечек в Сказочной башни, которые вечером очень красиво подсвечиваются. Логично – дальше заходить внутрь и привносить позитивные изменения над видом читальных залов. Работаем сейчас совместно с библиотекарями и архитекторами над разработкой дизайн проекта.

Не так давно было предложение от городского головы возглавить Департамент градостроительства, архитектуры и культурного наследия. Позже в одном из интервью Руслан Марцинкив сказал, что вы отказались. Почему отказались?

Немножко не такое на самом деле была формулировка. История начиналась в Фейсбуке, из того же окрашенного в голубой фасада РАГЦСу, который, кстати, потом таки после замечания исправились и перерисовали. Началось с предложения. Мы решились и отнесли заявление, в пятницу было предложение, в понедельник мы уже понесли заявление. Все выходные думали, обдумывали, потому что это очень большая ответственность. Я понимаю, какой это кусок работы, работая как общественный деятель в этом направлении. Но тем не менее согласились. И было понятно, что просто менять одного человека на другого – это не даст результата. Здесь нужны системные изменения.

Прежде всего надо было бы изменить структуру департамента. И набрать новых людей. Мы параллельно обдумывали, какой должна была бы быть более эффективная структура. Знакомились с опытом европейских городов. В частности в Вене Департамент архитектуры фактически самый главный, потому что он создает имидж города. Это лицо города. Это касается как старой, так и новой архитектуры, всего міжбудинкового пространства.

И по образцу той структуры мы предложили сделать такие изменения в нас. К примеру у нас в городе есть Департамент коммунального хозяйства и Управление капитального строительства. В силу того, что Департамент архитектуры чрезвычайно слаб, Департамент коммунального хозяйства взял на себя инициативу и начал заниматься міжбудинковим пространством, делать реконструкции улиц и так далее. Но фактически этим должен заниматься Департамент архитектуры, с которым они не сотрудничают. Потому что он вял и пассивен.

УКС у нас в городе проектирует и сады, и мосты, и также делает реконструкцию улиц, опять же абсолютно не контактируя с Департаментом архитектуры. Это очень странно. Потому что, когда ты проецирует садик, ты имеешь обращаться к архитекторам. Или когда ты делаешь реконструкцию улицы, то как ты можешь не согласовать все эти вещи? Надо иметь соответствующие знания, ощущения и компетенцию, чтобы реконструировать старинную улицу. Закон Украины о сохранении архитектурного наследия говорит, что такое делать нельзя. То есть фактически нарушается закон.

УКБ проектирует мост. Опять же, совсем не при делах Департамент архитектуры. Все это неправильно. И очень много полномочий просто дублируются во всех этих департаментах и управлениях. Поэтому очень логично, чтобы УКС находилось в структуре Департамента архитектуры.

То же самое с архдомконтролем. Есть памятникоохранные законодательство, является Департамент архитектуры, который имеет все эти правила внедрять в городе и архстройконтроль должен следить за тем, чтобы их выполняли. Сейчас имеем, что департамент делает одно, архстройконтроль не выполняет свои функции, а фактически только угождают всем забудівникам, так же разрешается все, что хочешь и все, что нужно им, а не городу. Соответственно поэтому мы и имеем жилые застройки во дворах, на территории школ, в зеленых зонах, бывших промышленных территориях Это стыд перед нынешними и будущими поколениями. Это грубое нарушение законодательства. Это как рыба, рак и щука – каждый тянет в свою сторону. И понимание, что на самом деле плохо от этого всему городу, потому что каждый думает точечно, а не стратегически. Каждый думает исключительно о собственных интересах, а кто подумает об интересах города? Где государственное мышление?

Поэтому, чтобы структура работала она должна быть продуманная, слаженная и все управления должны «иметь одну голову».

Нужно понимать, что Департамент архитектуры должен иметь містовизначальну роль. Потому что памятники ветшают. В новом строительстве ни одно из этих зданий явно не то, что не тянет на памятник архитектуры уже современного времени — это посмешище просто. Они из некачественных материалов, абсолютно не имеют эстетического вида.

О планировании и говорить нечего. Город настолько за последние годы по-потребительски непродуманно застраивался, что нас просто ждет коллапс. И никто из застройщиков не хочет это понять. В то же время садиков, школ не хватает, дороги переполнены, постоянные пробки, перегрузки коммуникаций – это же никто не рассчитывает. Трубы рвутся фактически каждую неделю. Неспроста так происходит, ведь должно быть все грамотно спланировано.

Глядя на все эти вещи – возникла идея, которую мы предложили реструктуризировать департамент. И вторая – мы хотели команду новых людей. К сожалению, пока городская власть не готова к изменениям. Идеи не были приняты.

Кроме того, я предлагала объявить конкурс на должность. Ибо так говорит законодательство. На деле у нас очень часто все проходят через патронатную службу. Для меня это неправильный способ – все должны идти в честной конкурсной борьбе. Конкурс объявлен не был.

Еще мэр заявил, что предлагал меня на должность в отдел сохранения наследия. Не было на самом деле такого предложения. Вот такие нестыковки. То есть фактически моего прямого отказа не было. Просто не были соблюдены те требования, которые для меня важны и принципиальны, и которые я считала правильными и эффективными в дальнейшей работе.

(Примечание: на момент выхода интервью депутаты городского совета на сессии приняли решение ликвидировать Департамент градостроительства, архитектуры и культурного наследия. По имеющейся информации, на его месте будет создано профильное управление, однако кто его возглавит пока неизвестно. )

Мария Козакевич изменения и развитие:

Властям нужно не бояться критики, стоит понимать, что окружение очень часто хочет тебе угодить и поддакивает. А критика всегда воспринимается тяжело. Там уже нас с мужем в оппозиционеры записывают, потому что мы много критикуем.

И на самом деле, наша критика конструктивна и аргументирована. Мы даем логические факты со здравым смыслом.

Потому что нам это болит. Потому что мы с мужем в этом городе выросли, всю жизнь провели в нем, учились, поженились, здесь родились наши дети и нам просто не безразлично, что происходит. Ты не можешь позволить себе быть равнодушным.

Для кого-то все эти вещи возможно и не важны, потому что кто-то приехал сюда только учиться, или временно здесь поселился. Но тем не менее, уважать город должны все и все должны придерживаться правил и законов. Город – это то общее, что нас, таких разных, объединяет.

И это уважение инициативой Франковск, который надо беречь» мы стараемся развивать, чтобы донести до горожан и элементарно влюбить в город. Это ответственность каждого из нас. Власть должна задавать мудрый направление, а жители должны поддерживать этот вектор. И каждый на своем месте должен качественно выполнять свою работу, делать позитивные изменения. Когда человек находится в красивом городе она и настроение лучше.

Наша работа продолжается, потому что для нас не имеет большого значения при должности ты или нет. Мы уже третий год работаем на общественных началах, потому что это зов души и дело чести.

 

Подписывайтесь на канал Калитки в

Telegram
,
читайте нас в

Facebook

и

Twitter
,
чтобы первыми узнавать о ключевых событиях дня

Добавить комментарий