Львов — Ивано-Франковск: города, как экосистемы

Низовые урбанистические инициативы во Львове и Франковске, формирование кластеров и новых моделей развития на пересечении разных отраслей — суммируем эти два блока встречи «Urban Talks Львов&Ивано-Франковск», которая состоялась в ивано-Франковске.

Это был диалог представителей городских администраций и общественного сектора из обоих городов. Событие инициировал департамент развития Львовского городского совета, организовали платформа «Теплый Город» и «Промприбор», где и состоялась встреча, о первой части которой – диалог мэров Андрея Садового и Руслана Марцинкива, а также выступления главного архитектора Львова Юлиана Чаплинского и Михаила Смушака, директора департамента жилищной, коммунальной политики и благоустройства Ивано-Франковского городского совета.

Александра СЛАДКОВА, заместитель директора Львовского коммунального предприятия «Институт пространственного развития»

О понимании успешного и живого города. В свое время именно из-Франковск дал мне понимание, что такое успешное город. Определяющими здесь для меня являются не какие-то экономические показатели, а то, что местные жители не уезжают из города, зато талантливые, квалифицированные, амбициозные люди с других городов и стран приезжают туда. Это свидетельствует, что город живет. Мне кажется, вообще в городе людей держат и привлекают два фактора: там комфортно жить (это скорее об урбанистике) и можно полностью реализовать себя (а это уже про креативную экономику).

О интегрированный подход к проектированию. Все наши города болеют на то, что у нас срок планирования проектов является очень коротким, зато потом, во время его реализации, начинаются «пожара». Цивилизованный контекст предполагает другой, интегрированный подход: сначала долго планируем, а потом достаточно быстро реализуем: ведь все вопросы уже решены, и жители не узнают о проекте только с заведением техники на их двор. На двух этапах планирования и реализации проекта есть разные возможности внесения изменений, однако на стадии воплощения иногда очень сложно учесть даже самые конструктивные предложения, ведь их внедрение может затягивать сроки реализации проекта; легче воплотить те изменения, которые не требуют много дополнительного времени и расходов. В общем ошибки проектирования закладываются в самом начале, поэтому важным является открытое и длительное обсуждение во время планирования.

О способах привлечения жителей. Привлечение жителей является для них способом самореализоваться в городе. Это воспитывает не только связь человека с городом, но и ответственность. Привлечение имеет различные эффекты: выявление уникального опыта пользователей, быстрый тест проекта, софинансирования, жители ценят то, чем пользуются, отсутствие конфликтов во время реализации проекта.

Когда до Львова пришел проект GIZ «Муниципальное развитие и обновление старой части города Львова», его тогдашняя руководительница Ирис Гляйхман заметила: ей кажется, что у нас вообще между собой не общаются жители, власть и бизнес. В результате благодаря немецкой експертці появился проект «Мастерская города»: представители ОО, городской администрации, бизнес-структур приобщались к составлению программы, потом до различных встреч, дискуссий. Также от немецких партнеров мы получили программу дофинансирования реставрации ворот, окон и т. п. в зданиях в исторической части города.

Результаты последних лет. Немецкое общество международного сотрудничества GIZ проводит софинансирования для обновления города но только если жители приобщаются финансово в реализации проекта (в случае дворов, например, это 30% стоимости проекта от жителей). В общем лучше всего львовяне приобщаются к ремонту ворот, хуже всего с крышами. Благодаря системе софинансирования во Львове за пять лет спасены, отреставрированы 250 балконов, свыше 1000 окон и более 300 входных ворот. Те объекты, к сохранению которых присоединились жители, они действительно ценят больше.

Среди воплощенных проектов: пешеходная улица Курбаса, Таможенная площадь с очень популярным среди детей «сухим» фонтаном, озеленение улиц (в частности Городецкая, Черновола). Успешным примером активной низовой инициативы есть сквер Достоинства на Сыхове (жители нашли проектантов, добились финансирования части работ, собрали деньги на деревья).

Интересные опыты проектирования. Среди таких в Львове — проект «Улица для всех», что касается реконструкции улицы Бандеры. Жителям было предложено три варианта реконструкции с разной планировкой улице, типами мощения. Поскольку было немало дискуссий, мы решили подождать, пока проект созреет, а тем временем реализовать небольшой фрагмент улицы, чтобы показать, что качество определяет не только ровно выложена брусчатка, а и пешеходная инфраструктура, качественное покрытие, уличные мебель. На очереди реконструкция площади Дворцовой: мы поэтапно публикуем материалы, а жители могут реагировать на них и предлагать изменения; стараемся отвечать на каждый адекватный комментарий, учитывать замечания (соответственно до них мы меняли проект на 5%). Поскольку в этом проекте речь идет о радикальных изменениях, то есть потребность в объяснениях и постоянной коммуникации. Интересным опытом был детский архитектурный воркшоп, посвященный планированию территории Первого театра: к разработке макета мы привлекли 20 детей. По нашим наблюдениям, детям нужен простор, одновременно 3-4 возможности зоны для различных активностей, где они могут и побегать, и в шахматы поиграть, общаться с другими или оставаться наедине. Интересно, что дети совсем не вспоминали про детские площадки: похоже, они нужны разве взрослым, чтобы контролировать малышей.

В целом наш институт, который возник пять лет назад, сосредоточен на проектировании общественных пространств: парки, скверы, площадки, улицы и тому подобное. Это, пожалуй, единственный муниципальный проектный институт в Украине.

Анна ДОБРОВА, координатор урбанистических проектов платформы «Теплый Город»

Об урбанистике «снизу вверх» и «сверху вниз». Как комплексная наука урбанистика должна быть в основе деятельности городской власти, чтобы сбалансировано развивать город в разных направлениях (экономическом, пространственном, социальном, культурном и других). И тогда это движение «сверху вниз». А в «Теплом Городе» урбанистика это пример модели «снизу вверх», что связана с инициативой проактивных жителей Франковска по улучшению состояния городской среды. И с самого начала был ориентир на обновление и трансформацию публичных пространств через развитие диалога и формирование культуры пользования этими пространствами.

О науке и практике для всех. В общем я считаю «Теплый Город» урбанистической организацией, несмотря на разные проекты. Начиная на инициирование создания визуального стиля Франковск для коммуникации города наружу, развития искусства в публичных пространствах, развития спорта, велокультуры и тому подобное. Это также инициирование ряда важных проектов и процессов в городе. Например, международный архитектурный конкурс на Child-Friendly Public Space (совместно с департаментом архитектуры и градостроительства и рядом дружественных инициатив), его результаты были частично воплощены. Известным является проект общественного ресторана » Urban Space 100: финансово поддерживая различные городские проекты, он способствует улучшению и расширению урбанистических инициатив. Своего времени до Франковска была приглашена школа CANactions, участники которой делали комплексное исследование города – и обнаружили проблемы, потенциалы, локации для дальнейших наработок. Этими результатами мы пользуемся буквально сейчас, ведь тогда в частности обратили внимание и на «Промприбор». Затем команда «Теплого Города» также воплотила ряд тактических интервенций для развития культуры создания и пользования публичными пространствами города, в частности благодаря бюджетным средствам: это парклет, мобильная кухня «Катай», создание пространства на Шевченко, 3. А для расширения имиджа и развития сообщества – фестиваль «городского Сеанс сканирования», на который пригласили 12 кураторов из разных городов и стран, и во время которого в разных локациях и разными методами команды реализовывали урбан-проекты. Это было важно для понимания, что урбанистика как наука и культура – не только для профессионалов, а доступная для всех.

Актуальные урбанистические исследования. До «Теплого Города» поступал ряд запросов на работу с теми или иными пространствами или на исследования. И чтобы отвечать на этот запрос, наш урбанистический направление перерос в MetaLab — исследовательскую платформу для развития пространств и сообществ в городе. Нашими целями является расширить экспертную среду, команду. И для этого мы работаем в разных форматах как публичная программа (предполагает различные подходы к исследованию города), лаборатория (формируем команду, учимся комплексно подходить к принятию решения через исследования, анализ), урбанистическая резиденция (для оценки нашей деятельности и независимого исследования внешними экспертами), а также фестиваль. Эти направления мы объединяем единственными актуальными для нас темами – сейчас это «Район «Промприбор»»: нам важно понять контекст как завода «Промприбор» (и его историю, и то, что здесь происходит сегодня), так и района вокруг (кто там живет, как пользуется публичными пространствами, чего требует и т.п.).

Мария КОЗАКЕВИЧ, основательница инициативы «Франковск, который надо беречь»

О практический пример сохранения городского наследия. И Франковск, и Львов имеют богатое архитектурное наследие: почтенный возраст памятников, неприемлема эксплуатация, неправильное отношение приводит к их разрушению или исчезновению. Понимание этой проблемы побудило нас с мужем учредить инициативу Франковск, который надо беречь». Это положительный пример бережного отношения к памятникам. Кроме нас обоих, ответственных за организационные работы, в команде есть ремесленники, реставраторы, историки, краеведы, архитекторы и др.

О двери, которые возвращаются на свое место. За период существования инициативы – а это около двух лет, удалось спасти 13 старинных дверей, металлических и деревянных (известно, что за последние 8 лет в городе исчезло 15% таких дверей). Первым нашим отреставрированным объектом были двери на улице Курбаса, 5, в жилом доме 1906 года. Далее входные двери областной детской библиотеки: удалось заменить пластиковые двери на аутентичные; их, к счастью, не выбросили, поэтому мы провели историческое исследование, нашли меценатов, отреставрировали двери. Также в этой же библиотеке возобновили окошки с витражами на т.зв. «сказочной башни»: восстановили аутентичные рамы, отреставрировали витражи, сделали новые, где надо. Дальше были первые металлические двери, на Труша, – с коррозией, подпертые; тогда активно выступили жители, подключились местные предприниматели. Среди реализованных: двери на улицах Грушевского, Шашкевича (три пары), на Шевченко (к одному из проектов приобщали специалиста GIZ), на Независимости (в частности в доме – памятнике архитектуры, откуда происходил известный польский журналист Тадеуш Ольшанский). Сотрудничаем с образовательными учреждениями: изменили на аутентичные – деревянные, с кованой решеткой – дверь на Шопена, 1, в старейшем корпусе местного университета; также в корпусе медуниверситета. Последние наши восстановленные двери – красивые, как я говорю, цвета гречишного меда – были декором в одном из заведений питания: мы договорились с его руководством, что вернем двери на историческое место, а вместо этого сделали для этого заведения копию. Восстановлены двери становятся магнитом: у них много фотографируются, на них приходят посмотреть.

Об особенностях работы. Процесс восстановления дверей непростой. Исследовательская работа часто похожа на детектив: с архивами довольно сложно, дальше является написание научно-реставрационного проекта. Важно докопаться до аутентичного слоя, чтобы порисовать двери в подходящий цвет, восстанавливать кованые элементы, часто скрыты под слоями краски. При этом важно, что принципы истинной реставрации предусматривают четкое различие старых частей и восстановленных: тот, кто смотрит на объект, должен видеть эту разницу. Как выбираем двери? Те, которые в плохом состоянии. А иногда к нам с инициативой обращаются жители. Если сначала с их стороны было непонимание, боязнь (что дверь не вернут), то теперь легче. Их позиция бывает разной: где-то они активные, где-то не поддерживают. Финансирование на наши проекты получали от грантовых программ Urban Space 100 и «Городские гранты», теперь некоторые проекты начало финансировать город, также привлекаются меценаты, местные предприниматели.

О ответственность. Важно восстанавливать не просто двери или другие элементы, но и ответственность, сознательность жителей города. Для этого мы проводим различные популяризационные мероприятия: установление інфостендів и социальной рекламы, экскурсии, фотопроекты, кинопоказы, лекции, выпуск сувенирной продукции, магнитов и открыток, а также специальных продуктов для детей, как творческий набор «Сказочная башня» игра на тему архитектуры, которую готовим. Понемногу развиваем культуру бережного отношения к исторической среде города. Да, порой бывает, что проблема в элементарном незнании: например, после нашей инициативы и объяснений одни предприниматели заменили пластиковые двери на аутентичные, профинансировав их реставрацию; объяснили, что «просто не знали». Нас объединяет любовь к городу, а когда мы любим, то бережем.

ЭКОСИСТЕМА ГОРОДА: на пересечении отраслей формируются новые модели развития

Андрей МОСКАЛЕНКО, заместитель городского председателя Львова по вопросам развития

О направления-локомотивы для города. Десять лет назад во Львове думали, что городу можно дать прорыв: было две ставки – ИТ (тогда это 2 тысячи, а сейчас 30 тыс. людей) и туризм (тогда никто не считал, а сейчас это 2,6 млн туристов). Но не ставили цель, чтобы туристы приезжали, а чтобы эти отрасли в целом могли дать толчок вперед. Туризм сделал это для разных сфер.

Однако с течением времени появляются новые индустрии, новые подходы. Поэтому сейчас актуален уже не просто туризм, а бизнес-туризм. Один из хороших примеров – масштабная медицинская конференция, которая в сентябре соберет во Львове 500 исследователей заболевания грыжи, 400 из которых впервые приедет к нам; простой подсчет показывает, что в город придет 6,6 млн грн. За прошлый год во Львов целево, на профильные события (наука, медицина, сфера услуг, ИТ и др.) приехало 65 тысяч человек. В более широком контексте это означает рост трафика, активное использование инфраструктуры – надо понимать, как с этим обращаться, ведь здесь заложены и возможности, и конкуренция. Также сейчас работаем над объединением биотехкомпаний, университетов, соответствующих специалистов, экспертов: аутсорсинг со временем иссякнет, и встанет вопрос пересечений отраслей со сферами культуры, инжинирингом. Наши компании, как «Энзим», «Артериум» и другие, поняли, что у них нет достаточно людей, добавленной стоимости, чтобы инвестировать в лаборатории, новые специальности, а поэтому следует объединяться. В этом году планируем юридически закрепить статус этого кластера. Один из первых шагов — создание лабораторий для новых разработок.

Запросы и прогнозирование будущего для школьников. Во Львове очень много молодежи, около 150 тыс студентов – и за них надо конкурировать. Если для них не создать добавленной стоимости, мы их просто потеряем. В экосистеме важно выявить запросы и показать их – чтобы, например, ученик уже сейчас понял, кем он может быть по десять лет и хотел чтобы прогнозировать свое будущее именно в нашем городе. Приведу один пример: школьница Соломия Лене, которая стала одной из победительниц престижного международного конкурса для подростков, на предложение короля Саудовской Аравии оплатить ей обучение (и, очевидно, потом забрать ее к своей страны), ответила, что хочет учиться во Львове в УКУ! И еще примеры того, как срабатывает запрос, когда город его показывает. Четыре года назад мы решили закупить для всех школ современные мультиборди: когда озвучили это, львовская компания Nravo решила сделать свой продукт, что сейчас является вполне конкурентным по направлению EdPro. Другой случай: мы предусмотрели 20 млн грн на предложения компаний относительно лучших решений в сфере смарт-технологий, выбрали один район (Научная — Владимира Великого) — и обустроили там лингафонные кабинеты, сенсорные комнаты и т.др.

О две новые легкие Львова. Какой есть наш ответ относительно ближайших 5-10 лет? Мы видим, что в городе раскроется две «легкие». Одна – это Подзамче: эту экосистему формировать такие объекты, как Jam Factory (это австрийские инвестиции более 5 млн долларов), FESTrepublic (где, кроме развлечений, есть и образовательная составляющая), ZAVOD на РЕМА (продолжается баталия, чтобы это стало нашим Ейндговеном) и мясокомбинат или бизнес-парк «Промышленный», который хоть и стартовал позже ZAVOD, развивается активнее. По разным расчетам, в пределах этой экосистемы мигрировать до 30 тыс. людей. Вторая «легкое», район Стрыйской, на сегодня уже более наполнена: здесь важным якорем является Центр Шептицкого, ИТ-парк (эта инвестиция компании Brookfield в размере 170 млн долларов будет иметь большую добавленную стоимость, ведь речь не только о аутсорс и офисы, но и о кооперации и создания нового образовательного продукта); также «Львовприбор» (в одной части будет что-то вроде UNIT.City, в другой, где уже есть ИТ-школа, был Factory Day, тоже рассматриваем возможность создания креативного пространства) и, наконец, трамвайное депо Lem Station. Здесь будет взаимодействовать где-то 50 тыс. людей. Как видим, до ИТ-парка мы шли 10 лет. Мэрия была основателем первого инкубатора Startup Depot, задачей которого было генерировать и поддерживать посеянное зерно » превращать идеи в стартапы. После этого появились другие инкубаторы. Последний, открытый «Львовской политехникой», – очень большой, в центральной части города.

Должны учитывать и контекст: до Львова при населении 800 тыс. ежедневно въезжает 180 тыс. людей, половина из которых – в пределах 15-километровой зоны. Фактически весь этот ареал – это уже город Львов. Это порождает много вызовов, которых не было еще десять лет назад.

О реновации привычных пространств и учреждений. Суть не только в больших инвестиционных проектах: часто рядом с нами есть огромный не использованный ресурс – это разные институты. Так, у нас в ведении управления культуры являются более 80 различных учреждений: музыкальные школы, библиотеки, театры и т.д. В прошлом году нам удалось пройти сложный процесс, чтобы реанимировать много учреждений. Во Львове есть очень красивый органный зал, но он не жил на полную, – после смены директора это изменилось. На первый после обновления руководства концерт в органный зал, где есть 300 мест, пришло 1500 человек! Также по результатам конкурсов сменились руководители в Центре Довженко, Театре Леси Украинки, музее «Территория террора». Поэтому очень много зависит от людей. Большой недооцененный пласт – это библиотеки. Здесь мы меняем подход: от библиотек, медиатек. Открыли одну в отдаленном районе Обильное, также есть обновленная URBAN библиотека, где происходит много событий. В этом году мы планируем открыть еще пять таких пространств в разных районах города.

О Франковск и Львов. Для Франковска перспективным мог бы быть развитие фитнес-индустрии. Это одна из новых отраслей, вокруг которой можно выстраивать экосистему. Это хорошая ниша для Ивано-Франковска как уютного города с хорошей кухней, приятными локациями и т.д. Одному городу развивать это направление сложно. Например, иногда есть требования, по которым Львов не подходит, конкурируем с разными городами Европы. В Германии, кстати, МАСЕ-индустрия приносит столько же, сколько машиностроения.

Алена КАРАВАЙ, соучредитель ГО «Другое Образование»

О понимание экосистемы. В видении города или организации как экосистемы нет ничего супернового, революционного. «Экосистема» – это слово-тренд, который сейчас используется, кстати, и там, где не следует. В этом можно видеть реакцию общества на то, что на нашей планете, в нашей стране все меньше ресурсов, и мы ищем сценарий. Можем идти одним – перетаскивать эти ресурсы из города в город, или другим – внимательнее смотреть на то, какие ресурсы есть на местах, и думать, возможно, переставив составляющие, использовать этот потенциал более продуктивно.

Термин экосистема происходит из биологии. В мире природы есть правила функционирования экосистем. Например, экосистема должна быть разнообразной, многообразие питает ее: гомогенная не будет существовать долго, она неустойчива. Другое правило: неизменной в экосистеме есть только изменение. Экосистема постоянно меняется, должна быть гибкой – благодаря горизонтальным связям, как это есть в природе, различные элементы могут поддерживать друг друга, даже если какая-то часть экосистемы отмирает. Аналогично и с городом: оно должно быть с разными игроками, даже такими, которые сейчас кажутся агрессивными «мясоедами» (они, вероятно, важны в этой экосистеме). Стоит думать, как создавать горизонтальные связи, как тренировать систему к изменениям, чтобы она была жизнеспособной.

О основы экосистемного подхода. Он предполагает, что мы смотрим на город как на систему, раскладываем его на различные компоненты и думаем, как их можно скомбинировать по-новому или усилить один из них, чтобы далее эти составляющие росли естественно. Есть несколько моделей структуры экосистемы. О экосистему города говорить трудно. Но она всегда строится вокруг какого-то предмета, темы, дискурса (например ИТ), плюс есть соответствующая стратегия (что сделать, чтобы ИТ развивались в городе). Вокруг этого есть социальный капитал — люди (те, кто может работать в соответствующем секторе, кто может покупать этот продукт и тому подобное), правила игры — политики, законы, наличие местного социального контракта соответствующего уровня (достаточного, чтобы эта тема развивалась), а также игроки или организации (продавцы, те, что поддерживают, исследуют).

Екосистемний подход осторожно подходит к теме, смотрит на потенциал и сильные стороны того или иного города. Как я увидела, Львов через этот процесс проходил, анализировал «а чего мы хотим, в которой сторону хотим идти, вокруг какого предмета будем строить экосистему?». По Франковска, то я лично очень болею за два кластера из перечня перспективных направлений, определенных в исследовании Стэнфордского исследовательского института. Это кластер еды, потому для меня Ивано-Франковск является городом очень доброй еды и здесь также могут наращиваться и другие бизнесы, а также очень неочевидный кластер киноиндустрии и аудиального искусства. Рекомендуется выбрать 3-4 и пробовать развивать их одновременно, ведь ставить на один довольно рискованно. Отдельные из определенных в исследовании приоритетов, как дизайн, в частности продуктовый, уже запускаются на «Промприладі».

О роли культуры и образования в экосистеме. Экосистема может существовать только на пересечении разных отраслей, с одной это невозможно. А такие направления, как образование или культура, являются вспомогательными или же фундаментальными: они не могут быть предметом или центром экосистемы, а только помогают ей существовать. Культура, искусство начинают вводить новые дискурсы, что нужно в том же ИТ и других сферах. Ричард Флорида, которого сейчас критикуют, отмечал, что высокотехнологичные бизнесы возможны в городах с очень развитой андеґраундною культурой, которая побуждает к развитию креативности в целом. Это часть экосистемы, которая помогает генерировать новые идеи, дает триггеры. Именно поэтому искусство часто бывает и имеет право быть провокационным – это его функция в экосистеме. Образование же помогает социальному капиталу расти, формирует его, наращивает его мускулы. А потом заходит бизнес – и все это собирает, делает так, чтобы оно работало вместе на постоянных условиях. В экосистемном подходе отрасли работают друг для друга, изолированности не может быть.

Тем временем креативные кластеры в рамках городской экосистемы являются теми местами, где различные элементы этой системы могут встречаться, синхронизироваться, сотрудничать, производить, если нужно, новые правила игры и создавать горизонтальные связи. Однако креативные пространства являются лишь платформой для взаимодействия, они не могут быть экосистемой, – здания без людей остаются зданиями.

О роли разных поколений. Конечно, молодые люди идут впереди, но исследования теории поколений и поколения Z утверждает, что представители последнего также ограничены в своем «функционале». Лишь оно одно не покроет все потребности города. Здесь нужны комплексность и инклюзивность: нам нужны разные поколения: и работяги, которые работают спокойно и надежно, и «зеты», которые, по социологии, многие мигрируют, ездят, потому что имеют такую естественную потребность. И на вопрос «как их удержать?» я бы ответила просто – не удерживать, отпускать, давать возможности. Собственно, быть привлекательным пространством, к которому эти люди могут прийти на какое-то время – и, если захотят, останутся.

«Другое Образование» запускает программы с т.зв. солидарным обучением, где работаем с міжгенераційними группами. В этом огромный потенциал: взаимодействуя, люди 18 и 62 лет «выстреливают». В Украине есть большая проблема с преемственностью: у нас она нарушена, каждые 20-30 лет все меняется, и прежняя система координат отбрасывается. Эта травма не у одного старшего поколения, которое чувствует, что не может передать приобретенное, ибо оно сейчас будто неважное, но на самом деле это не так. Нам нужно смотреть, как восстанавливать эти традиции преемственности и передачи опыта, навыков предыдущих поколений. То есть я бы ставила на наследственность и на то, что нам нужны все генерации.

Юрий ФИЛЮК, основатель и руководитель платформы «Теплый Город»

О поиске новых уникальных моделей. Сейчас Франковск пытается искать свои креативные пути и способы к объединению, формирование доверия (ведь в украинском контексте люди все еще в большей степени по умолчанию скорее не доверяют, чем доверяют друг другу), а также к натреновування взаимодействия.

В этом разрезе примером является общественный ресторан » Urban Space 100. На сегодня мы получили уже более 250 запросов на репликацию проекта из разных городов Украины и 15 стран мира. Первая социальная франшиза с нашими партнерами, «Другим Образованием», пошла в Киев, две следующие, скорее всего, будут в Краматорске и Полтаве (как раз идут финальные переговоры). Но мы также рассматриваем Берлин и Сан-Франциско, откуда есть запросы. Это, собственно, и есть тот потенциал креативных индустрий, которые сейчас могут помочь городу найти свое место не только на украинском, но и на мировой карте. «Промприбор» – еще одна новая модель, которую мы тестируем. Это огромный проект стоимостью 23 млн долларов, который предусматривает выкуп завода и превращение его в креативный кластер с развитием таких основных сфер, как образование, искусство, новая экономика, урбанистика. Этот проект органично сочетает как социальную, так и экономическую составляющие и реализуемая по логике «снизу вверх», через объединение большого количества игроков, в частности бизнеса, ГО, при поддержке местной администрации. Если проект удастся, это будет еще один кейс для потенциального тиражирования. И на этом тоже можно выигрывать и создавать новую добавленную стоимость. Но наибольший эффект от таких вещей – это, конечно, натреновування общества на новую поведінковість, на то, что доверять – это выгодно, приятно, интереснее, динамичнее. Это мотивирует людей оставаться в родных городах и полноценно реализовывать себя там. Интересно, что мы в Украине имеем одни из лучших предпосылок в мире для создания новых общественно-экономических моделей: наши низкие стартовые возможности мотивируют находить нестандартные формы.

О приоритетных направлениях развития. Нам не хотелось бы мыслить в традиционном для украинского дискурса «что нам сделать, чтобы не так безнадежно отставать» – не догонять мировые тренды, а идти туда, куда они должны были бы в конце прийти. В постсоветских городах популярной является стратегия развития туризма, но в современном мире это уже не работает. Нужно думать иначе, спрашивать себя: что Ивано-Франковск может дать миру? По результатам исследования Стэнфордского исследовательского института (SRI), которое включало анализ целого региона, но с центром в ивано-Франковске, для нас было определено семь потенциальных для развития кластеров. Это сельское хозяйство с акцентом на эко-фермерство, еда и все, связанное с этой индустрией, ИТ, дизайн, деревообработка, зеленая энергетика и киноиндустрия. Если сформируется и устелит 2-3 направления, это будет большая победа. Если же смотреть в более широком контексте, то есть такая мечта или мысль, что Франковск мог бы, возможно, стать украинским Давосом – площадкой для рефлексии, обсуждения новых общественно-экономических моделей. Франковск как slow city является средой, где можно хорошо порефлексировать, поработать в спокойном режиме.

Об укрупнении как возможность. Вместе с тем города уже сейчас движутся к укрупнению, и это один из признаков их конкурентоспособности. В ІТшників есть такой подход, что территорию в радиусе 150 км они не считают другой. Если провести вокруг Франковская такой радиус, в этой экосистеме будут Львов, Черновцы, Тернополь и еще много городов поменьше. В результате потенциал Франковска (количественно с населением) увеличивается примерно в 8, Львова — в 2 раза. Я вижу здесь, в Западной Украине, предпосылки для формирования высокого уровня доверия и выхода на консолидацию. Это важно, ведь сейчас, несмотря на децентрализацию, больше половины потенциалов в Украине все же сосредоточены в столице. Следовательно галицкая экосистема с населением 2,5 млн открывает новые возможности, например, более тесного взаимодействия с 4 ближайшими странами-соседями.

Про социальный капитал и инклюзивность. Город должен создавать возможности для самореализации молодых людей, чтобы они видели, как могут раскрыть себя в полной мере. И это должна быть не одна сфера, как IT, а хотя бы 3-5 таких социальных лифтов: например, дизайн, фермерство, туризм или ресторанное дело. И мне все-таки кажется, что выигрывают те города, которые смогут смотреть комплексніше и інклюзивніше: город состоит из разных людей, от самых маленьких до пожилых, – и в каждом есть потенциал. Если научиться соединять, складывать по-новому эти элементы, можно изобрести что-то инновационное. В общем я верю в новое поколение, которое вижу. Для его представителей материальное не является первичным мотиватором: их драйвлять положительные изменения, сам процесс работы. Процент таких людей растет, причем и в странах с низким уровнем безопасности или материальной базы. Я ожидаю от этого поколения новых общественных моделей, нового уровня ответственности, в том числе и в бизнесе, который не стремится к максимальной капитализации, а является прежде всего формой самореализации и способом нести изменения, что мы и пытаемся реализовать в наших проектах.

Подписывайтесь на канал Калитки в

Telegram
,
читайте нас в

Facebook

и

Twitter
,
чтобы первыми узнавать о ключевых событиях дня

Добавить комментарий