Купить здоровье за деньги. История художницы, у которой диагностировали рак

Художница Мила Реутова на «Времени историй с Ириной Снітинською» рассказала, почему не стоит опускать руки перед страшным диагнозом и где брать надежду, если ее почти не осталось.

Ты хотела свой проект? Пусть лечение и выздоровление станет твоим проектом

Я живу с диагнозом рак. Моя история несколько трагична, но не безнадежна.

Я родилась в маленьком городке в обычной семье во времена Советского Союза. С 17 лет начала работать, потому что родители не могли дать мне того, чего я хотела. Несколько раз мне приходилось менять профессию, я теряла деньги в 90-х и была безработной. Развелась с мужем и сама воспитывала дочь, но тогда нашла дело по душе. Работала в салоне итальянской мебели и начала путешествовать, встретила любимого.

Тогда осуществилась моя детская мечта – я начала рисовать. Мне показалось, что жизнь стало интересным, организованным и финансово стабильным. Когда в стране началась война и кризис, я потеряла работу. Именно тогда начала болеть.

Три месяца дисциплинированно ходила к своему врачу и выполняла все ее назначения: обследование, лечение, приходила на контроль. Мое состояние только ухудшалось и однажды меня забрала скорая. Там мне сделали обследование и отправили почему-то до онкодиспансера на дальнейшее исследование.

Все врачи отводили глаза, изображали из себя вселенскую занятость. А я забила в Google какие-то непонятные слова с бумажки, где был написан мой диагноз – так и узнала, что это был рак.

Что я тогда почувствовала? Панику, страх и шок. Мое представление об онкологии малювало страшные картины боли, страданий, потери имущества и смерти. Я не хотела этого ни для себя, ни для своей семьи. Моим желанием было скрыться и доживать, который назначил Бог.

И мой муж сказал мне: «Мила, ты мне нужна, все мои планы на жизнь связаны с тобой. Жизнь ценнее за любые деньги, мы будем бороться. Ты хотела иметь свой проект? Пусть твое лечение и выздоровление станет проектом за жизнь». Эти слова выдернули меня из пропасти. Я начала относиться к своей болезни и лечения не как к мировой трагедии, а как к работе.

Полгода ждала, что мне скажут: «У вас все хорошо, вы в ремиссии»

Два месяца меня посылали из одного онкоцентра к другому. Мы теряли деньги и время, но ничего не происходило. Друзья из разных уголков мира предложили мне опубликовать номер своей карты и начали помогать деньгами. Они нашли мне хорошего онкохирурга в Израиле. Для меня это было нечто фантастическое: где я, а где Израиль?

Однажды я в очередной раз пришла в Институт рака с набором на госпитализацию. Прошла все очереди, больничные манипуляции, а дежурная врач, которая наконец оторвалась от своих мегаважливих бумаг, говорит: «Что вы от меня хотите? Вы вообще не по адресу, приходите через неделю». Я выбежала оттуда в истерике и слезах.

Мой муж мечтал о новом авто, а я – о море и Париж. С этими мечтами в денежном эквиваленте семья посадила меня на самолет до Хайфы. За неделю имела консультацию онкохирурга, полное обследование организма, после чего врач сказал, что моя опухоль – неоперабельна.

Он посоветовал лечиться в частной клинике в Украине, потому что в Израиле это было бы слишком дорого. Я вернулась домой и уже на следующий день была в этой клинике. Это все равно было очень дорого. Я сомневалась, вылечусь, стоит ли оставлять семью без денег. Шансы на выздоровление оценили как 50 на 50, и я таки начала лечение, которое было очень тяжелым. Выдержать все мне помогли муж и отношение к лечению как к работе.

На каждом контрольном обследовании ждала, что мне скажут: «У вас все хорошо, вы в ремиссии». Но за полгода услышала другие слова. Метастазы, которые были ранее, уменьшились, но появились новые – в легких. Врачи назначили второй протокол химиотерапии и посоветовали добавить таргетний препарат «Авастин». Одна такая капельница стоит 50 000 грн, их надо было делать каждые три недели минимум год, если препарат подействует. Это примерно 1 млн грн. У меня мысли были бросить лечения, но тогда это означало бы, что все, что я уже сделала, было напрасным. Не хотелось предать свой проект, себя и своих родных.

Я колебалась, но муж – нет. Он сказал, что нужно продолжать лечение, хотя я уже отчаялась.

Делиться с ближними и помогать другим

Ко мне приехала подруга, она у меня психолог. И, как оказалось, очень крутой психолог. Она со мной проговорила несколько часов и за это время просто перевернула мое представление о мире денег и людей, а мои негативные установки она разбила вдребезги. Она говорила: «Мила, представь, сколько в мире денег. Во всем белом мире, сейчас. И сколько тебе надо для лечения?».

Когда я это сравнила, поняла, что тот миллион гривен просто ничто по сравнению с мировым запасом денег. Потом она меня научила тому, что надо большие суммы и цели делить на маленькие доли и шаги. Так гораздо легче постичь что-то большое и сделать важное. Еще она мне напомнила, что в самой человеческой сущности, в каждой вере и религии заложено такое понятие как делиться с ближними и помогать другим.

Учиться с «прохіміченим» мозгом

После этого разговора я вышла вторым человеком. Начала писать посты на Facebook и рассказывать свою историю. Просила о помощи, начала учиться с «прохіміченим» мозгом, слушала семинары, вебинары, читала статьи. Я изучала все: как обращаться к людям, как правильно писать, как обращаться к определенным учреждениям, как не делать ошибок и не стать жертвой мошенников, как не быть «токсичной» и не отвернуть от себя людей, как быть самому себе бухгалтером и менеджером проекта.

Я обращалась во многие фонды, депутатов, учреждений, бизнесменов, но мне приходили только отказы. Я никому не была интересна: не молодая мама маленького ребенка, не АТОшниця, не многодетная мама, не звезда и обществу с меня никакой пользы. Но я была удивлена, сколько обычных людей откликнулись на мои просьбы.

Мне начали приходить денежные переводы. Люди писали мне, помогали, рассказывали мою историю своим друзьям и приобщали их. С некоторыми из них мы встречаемся и общаемся в реальной жизни. Благодаря этим людям я начала собирать деньги, но все равно этого было мало.

Сейчас вытру слезы и мои деньги исчезнут

Были какие-то крошки. Я не очень верила, что все получится. Тогда произошло еще одно чудо: мне пришел денежный перевод фантастического размера, как для меня, что покрывал первую химиотерапию вместе с «Авастином». Я обрадовалась, а потом испугалась, у меня полились слезы: «Боже, так не бывает, это невозможно, это какая-то ошибка. Сейчас вытру слезы и мои деньги исчезнут».

Но они не исчезли. Деньги сбросила семья из Одессы, которая сама столкнулась с этой проблемой. Тот шаг одесской семьи перевернул что-то во мне. Из крошки надежды у меня появилась крепкая вера, что я делаю все правильно и у меня все получится. Иногда ничего не удавалось, переводов не было. Но каждый раз я вспоминала своего мужа, сестру, семью, друзей из Израиля, которые в меня поверили, ту семью из Одессы, всех своих друзей. Это невероятно поддерживало, поэтому я продолжала идти дальше.

Рецидива заболевания не выявлено

Благодаря этому я имела химиотерапию «Авастин» весь год. Мне удалось остановить и стабилизировать свою болезнь и уже 1,5 года я слышу эти волшебные слова: «Рецидива заболевания не обнаружено». Я живу и чувствую себя счастливым человеком, ценю каждый день и наслаждаюсь моментами, постепенно воплощаю мечты. Я уже была на море, собираюсь в Париж и начала немножко помогать другим.

Наконец, поняла, почему все те люди помогали мне: когда ты помогаешь другим, то чувствуешь благодарность. Это дает особую энергию, которая вдохновляет, потому что ты понимаешь, что даешь человеку шанс на жизнь. И я хочу поблагодарить всем тем, благодаря кому я сейчас живу.

Добавить комментарий