Голеадор Прикарпатья: период в Динамо, юного Шеву и безумного Григорчука

Интервью Любомира Кузьмяка с Петром Русака, знаменитым бомбардиром франковского Прикарпатья, которого приглашали в киевское Динамо 90-х.

День Петра Русака насыщен разнообразными событиями. Большинство времени забирает футбол – ему удается успешно совмещать тренировки детей и работу с любительской командой, которая мечтает о серьезные цели. Не удивительно, что мы встречаемся только поздно вечером, ведь мой собеседник только что вернулся из соседнего райцентра, где проводил очередную тренировку.

Лучший бомбардир в новейшей истории Прикарпатья имеет интересное прошлое. Он наблюдал за трансформацией фанатичного Романа Григорчука из футболиста в тренера, выигрывал с киевским Динамо Кубок содружества, а еще пережил десятки уникальных историй с Прикарпатьем.

«Не планировал становиться тренером»

– Недавно вы стали главным тренером Карпат из города Галича. Каковы перспективы вашей команды?

– У меня был разговор с руководителями клуба – они дали мне понять, что нацелены на Вторую лигу. Вообще в этом регионе давно не было профессионального футбола. В свое время я играл в бурштынском Энергетику, базировавшийся в соседнем райцентре. Практически там я завершал свою карьеру в начале 2000-х. С того времени футбол в этих краях начал приходить в упадок. К счастью, появились люди, которые пытаются возродить профессиональную команду. Возможно, даже произойдет процесс объединения команд из Галича и Бурштына.

– Вы возглавляете Карпаты совместно с Владимиром Рудницкий?

– Да, в свое время мы выступали с ним в Энергетику, а теперь уже создали тренерский дуэт.

– Роман Григорчук, с которым вы играли в одной команде, говорил, что начал готовиться к тренерской деятельности заранее, когда записывал интересные для себя вещи во время карьеры футболиста.

– Если честно, то я не планировал становиться тренером. Это была идея моего первого наставника Бориса Пазухина, который предложил мне попробовать свои силы в детском футболе. Набрал одну группу и увлекся… Начал с мальчишек 1994 года рождения в СДЮСШОР Прикарпатья. Теперь радуюсь успехам воспитанников: Василий Цюцюра сейчас играет в Прикарпатье, а Иван Сондей выступает в УПЛ за Олимпик. В Галиче тренирую Романа Третьяка и Виталия Турчанського, также ребят из того выпуска.

– Это не единственная ваша группа?

– Дальше был набор 2002 года – летом у них выпуск. Моя третья группа – это дети 2009 года рождения. Получается так, что совмещаю работу в детском и взрослом футболе. Мне это интересно и я вижу перспективу. Тем более, что нахожусь на связи с Владимиром Ковалюком – мы хотим, чтобы наши воспитанники выступали в Прикарпатье. В свою очередь, те молодые футболисты, которые не попадают в основу ивано-франковцев, будут получать игровую практику в Галиче, а затем смогут возвращаться и играть на уровне Первой лиги.

«8 команд играют в 4 круга – непрерывное единообразия»

– На рубеже тысячелетия вы поехали в латвийский Динабург. Откликнулись на приглашение Григорчука?

– Так, Роман инициировал мой переезд в Даугавпилс. Григорчук заканчивал карьеру футболиста и делал первые шаги на тренерской тропе. Интересно было наблюдать за его работой – он настолько дотошно, фанатично, преданно и безумно относился к футболу, что мне иногда казалось это неким «перебором».

В это трудно поверить, но он практически круглосуточно просматривал матчи, что-то записывал, анализировал, а потом объяснял команде. Такая фанатичность, бесспорно, стоила дорого – футбол буквально забирал его у семьи. Однако такое трудолюбие дала результат и Григорчук вырос в сильного тренера.

– Сейчас вы не общаетесь?

– Нет, мы довольно давно разговаривали. Не то, чтобы поссорились, нет, такого не было. Просто давно не виделись. Кстати, Роман еще был молодым тренером, однако уже тогда проводил очень подробный разбор поединков и готовил огромные объемы футбольной теории для подопечных.

– Не самый большой ваш успех в Латвии – это выход в финал Кубка. Не было шансов победить Сконто, который выиграл 14 подряд чемпионств?

– Если бы экс-игрок Кривбасса Геннадий Приходько реализовал пенальти в конце первого тайма, то все могло произойти иначе. Однако после перерыва Сконто дважды забил и завоевал Кубок. На самом деле про Латвию у меня не лучшие воспоминания. Прежде всего через уровень чемпионата.

– Слишком слабый?

– 8 команд играют в 4 круга. Честно говоря, просто надоело играть по такой системе – непрерывное однообразия. У нас в чемпионате Ивано-Франковской области больше участников.

– И все же позитива хватало. Пресса восхищалась вашим забитым голом в ворота Вентспилса. Говорят, вы невероятным образом пробил в падении через себя.

– Этому предшествовала драматическая история. Динабург сыграл три круга, находился в середине таблицы, однако внезапно президент клуба прекратил финансирование. Часть игроков разъехалась – я также отправился домой. Перед последним туром позвонил Григорчук: «Приезжай, у нас важный матч против Вентспилса». Сконто как раз вел борьбу за чемпионство с ними и мы могли помочь им в этом соревновании. Я приехал и практически без подготовки вышел на матч. Во время подачи углового удалось классно поймать мяч на ногу – я забил классный гол, а мы отобрали очки у Вентспилса, сыграв вничью 1:1. Сконто стал чемпионом.

– Без благодарности от чемпиона не обошлось?

– О да, Сконто в долгу не остался и фактически компенсировал нам задолженность за все четвертый круг (Улыбается).

«Врач заливал в рану какую-то горячую вещество»

– Еще один ваш легионерский опыт выступления в российском Черноморце.

– Это был хороший период, однако не без негатива. У меня продолжились серьезные проблемы со здоровьем и в Новороссийске врачи ошарашили новостью – есть риск закончить с футболом. И это в 26 лет!

– В чем дело?

– Чуть раньше меня сильно беспокоила левая нога. Если точнее, то бедро. На кости возникли непонятные наросты – шипы, которые врастали в мышцы. Через это чувствовал сильную боль. Конечно, что ситуации бывают еще хуже. Особенно, когда эти шипы растут в кость и буквально разрушают ее.

– Что советовали врачи?

– Куда я только не обращался. Помочь пытался врач «Динамо» Владимир Малюта, не решили ситуацию и медики в Новороссийске. В Ивано-Франковске врачи говорили: «Ничего не гарантируем – 50 на 50. Можешь даже остаться инвалидом». Я дважды ездил во Францию – именно там меня спас врач, алжирец по происхождению. Он еще не видел меня, но после просмотра снимка заверил: «Поставлю этого парня на ноги».

– Особая методика?

– Когда я приехал во Францию во второй раз, то просил этого алжирского специалиста: «Очень прошу, сделайте так, чтобы я мог играть в футбол». Он делал специальные горячие уколы. Это можно сравнить с тем, как обрезают ветви на дереве, а потом их обрабатывают специальным раствором. Так было и со мной – врач заливал в рану какую-то горячую вещество. Несмотря на все трудности, мне удалось вылечиться. Могу сказать, что даже сейчас практически не ощущаю последствий проблем с бедром.

– Как вы попали в Черноморец?

– В 1996-м Прикарпатья устраивало распродажа. Я прошел полностью все сборы с киевским Динамо, ездил в российским Газовик » из Ижевска и даже тренировался в Корее. Однако вернулся домой, где Прикарпатья играло спарринг с Черноморцем, который находился на сборах неподалеку Ивано-Франковска. Сильнейшего не выявили, сыграли 1:1, а я забил гол. Представители Черноморца предложили контракт без просмотра.

– В Новороссийске вы выступали с земляком Романом Русановским, который впоследствии успешно играл в Мариуполе.

– У нас была интернациональная команда. Кроме россиян и нас с Романом, за Черноморец играл грузин Бесик Берадзе, который прекрасно относился к Украине. Армянин Арамаіс Єпископосян тесно дружил с азербайджанцем Львом Майоровым. Все очень удивлялись – страны между собой тогда активно боролись за конфликта в Нагорном Карабахе, а ребята были лучшими друзьями.

– В ответ на вопрос о лидерах Прикарпатья конца 90-х легендарный нападающий этого клуба Сергей Турянский назвал две фамилии: ваша и Русановского.

– Если откровенно, то Турянский был для меня наиболее комфортным партнером за все время выступлений в Прикарпатье. Высокий, коренастый, с голевым чутьем. Когда я только начинал во взрослом футболе, то весь Ивано-Франковск увлекался связкой Игорь Юрченко – Сергей Турянский. Первый выполнял классные плассери в штрафную, а второй забивал. По Русановского, то он был надежным защитником и классно действовал в отборе. Думаю, недаром его Николай Павлов потом в Мариуполь приглашал.

– Черноморец возглавлял Олег Долматов, который в начале 2000-х тренировал полтавскую Ворсклу. Как работалось с этим наставником?

– Это фанат своего дела. Он жил на базе, постоянно пытался усовершенствовать нашу игру. Я не всегда понимал, почему не играю, хотя теперь осознаю, почему так происходило. Посмотрел на эту ситуацию глазами тренера и не держу зла на Долматова. Если я не был на сто процентов готовым, то естественно, что оказывался в запасе.

– Одним из лидеров тогдашнего Черноморца был Лев Березнер, который в начале 90-х выступал в черновицкой Буковине. Говорят, что уже в 24 года параллельно с футболом он занимался бизнесом, имел в собственности с отцом сеть аптек, а сейчас вообще стал депутатом.

– Если честно, то не слышал об этом, однако не удивляюсь – Березнер любил поговорить (Улыбается). Он был не только лидером на поле, но и за его пределами, когда постоянно что-то рассказывал – казалось, что у него рот не закрывался. Наверное, это помогло ему в политической деятельности.

– Наиболее громкое имя вашей команды – Валерий Масалитин, который пришел в Новороссийск в статусе чемпиона СССР и обладателя Кубка страны.

– Это мой непосредственный конкурент по позиции, однако Масалитин существенно помог мне своими подсказками и фактически подставил мне свое плечо. Валерий был старшим, имел большой опыт и хорошо понимал футбол.

– Однажды после игры Масалітіну подарили как награду за забитый гол 200 бутылок вина. У вас были необычные подарки?

– Ничего такого оригинального, как у Валерия, не было, однако зимой фанаты подарили мне фотографию с пожеланиями. Ключевой из них: «Ждем повторения твоего дебютного матча».

– Намекали на первый матч в футболке Черноморца, когда вы отметились дублем?

– Игра против променявшего жемчуг была особенной – я только приехал в Новороссийск и почти не знал партнеров. Зато вышел на поле и отметился дублем. Казалось, что в следующих матчах защитники соперников только и делали, что следили за мной. К сожалению, потом наступило голевое затишье и я забил только раз – в ворота московского Динамо.

«Когда Сабо назвал мою фамилию, я почувствовал мандраж»

– Киевское Динамо в 90-х приглашал многих футболистов, которые громко заявляли о себе в чемпионате Украины. С чего началась ваша история взаимоотношений с украинским грандом?

– Она была идентичной – я забил 7 или 8 голов за Прикарпатья и получил приглашение из Киева. Считаю, что сделал правильно, когда согласился. Полностью прошел зимние сборы: первую часть в столице, съездил на Кубок содружества и отправился на сбор в Израиль.

– Вас не пугала конкуренция?

– Она была действительно космической: Шевченко, Ребров, Леоненко, Скаченко, Шкапенко, Михайленко… Однако в финале Кубка содружества из-за отсутствия Реброва и Леоненко я получил возможность сыграть в стартовом составе. Когда Сабо назвал мою фамилию, я почувствовал мандраж. Однако только вышел на разминку – появилась уверенность. Меня заменили в конце игры, а мы победили Спартак-Аланию.

Впоследствии произошла парадоксальная ситуация – календарь свел в одном из первых матчей нового года киевлян и ивано-франковцев. Я думал себе: «Если не сложится в Киеве, то сыграю против Динамо в футболке Прикарпатья». Однако надо помнить, что всегда есть третий вариант (Смеется).

– Участие в том матче вы таки не взяли?

– В то время существовала мода – продавать украинских футболистов в Корею. Я вернулся из Киева и меня сразу же отправили на смотрины вместе с Раймондсом Лайзансом, экс-вратарем Карпат. Наш просмотр в Корее сильно затянулся, хотя мы имели билеты на обратный самолет. Собрали сумки, ждали, однако за нами никто не приехал. Тогда нас перевезли еще в один клуб – словом, наездились по Корее сильно. Так вот, середина марта, Прикарпатье играет с Динамо, а я в это время сижу в Корее (Улыбается).

– Какие впечатления остались от тренировок у Йожефа Сабо?

– С того времени прошло больше 20 лет. Смотрю сейчас на Йожефа Йожефовича, когда он в роли эксперта на каналах «Футбол» появляется, и ловлю себя на мысли – он же вообще не изменился. Так же эмоционально разбирает игры… Неординарный тренер со своей изюминкой. Как на меня, то без Сабо Шевченко не вырос бы в большого футболиста. Тренер заставил Андрея думать только о футболе, а не отвлекаться на лишние вещи.

Петр Русак в Динамо — третий справа в верхнем ряду

– Вы играли в паре с Андреем Шевченко. Невероятный потенциал замечали?

– Однозначно. Это было заметно в мелочах. Такое впечатление, что нагрузки на сборах Шевченко воспринимал с радостью – вообще не уставал. Андрей, например, летал с тяжелым медицинским мячом, с легкостью прыгал… Это все хорошие данные, заложенные природой.

– Еще один нынешний эксперт из той динамовской команды – Виктор Леоненко. Он тоже не изменился?

– Таким же говоруном остался. Футболистом он был хорошим, но этими разговорами навредил себе. Леоненко могли продать в хорошую команду, однако только он сам может винить себя в том, что карьера для него закончилась в Динамо. Мне близка позиция Евгения Селезнева, который говорил, что не понимает этой массовой критики коллег-футболистов. Это неправильно, так не должно быть.

– Сергей Турянский рассказывал о незабываемые эмоции, когда его вызвали в сборную из Прикарпатья: «Леоненко пренебрежительно высказался в мой адрес – что-то про деревню, откуда я приехал. Хорошо, что между нами Лужный сидел и охранял меня». У вас взаимоотношения с Леоненко были лучшими?

– Слышал такую историю… Коллектив в том Динамо был хорошим. Нападений от Леоненко не было, однако отмечу роль Лужного в коллективе – чувствовалось, что он благосклонно относился к своим землякам. Олег поддерживал меня и помогал адаптироваться в Киеве. Так же, как и Андрей Хомин.

– Вы тесно дружили с Андреем Хоминим, которого не стало в 1999 году. Андрей Шулятицкий говорил, что в Прикарпатье иногда просто хотелось приходить на тренировки, чтобы увидеть этого парня. Каким он был?

– Мы жили с Хоминим на выездных матчах в одном номере. Впоследствии Андрей играл за Динамо и я во время пребывания в Киеве не раз гостил у него на квартире. К нам приходили Похлебаев, Беженар и другие ребята. Когда Хомин погиб, я выступал в Латвии. Как-то Григорчук приходит и говорит: «Фома разбился». У нас в Ивано-Франковске был футболист с такой фамилией и я сначала о нем подумал. Однако только потом осознал, что случилось. Ощущение, будто внутри что-то оборвалось.

– Хомин попал в ДТП в пригороде Ивано-Франковска.

– Всю Украину объездил, сколько раз катался по маршруту Киев – Полтава, когда в Ворскле играл. А случилось так, что дома разбился… Андрей якобы вскоре должен был переходить на административную должность в клубе. Кстати, в автомобиле с Хоминим находился его кум, который выжил в ДТП. Так случилось, что судьба нас свела в одной больничной палате.

– Вы как раз травмировались в Латвии?

– Всю ночь ехал автобусом Львов – Рига и практически с дороги меня поставили в стартовый состав. Тренеры решили не менять меня и в конце встречи я попал в неприятную историю. Пытался поймать мяч слета – опорная нога поехала и я надорвал крестообразную связку. Нуждался в операции и приехал домой – именно там я встретился с кумом Хомина.

– Шулятицкий также говорил, что и Хомин, и Николай Волосянко, который тоже переехал из Прикарпатья в Динамо, оставались максимально простыми и порядочными ребятами. Статус и достижения их совсем не изменили.

– Они действительно остались такими, как были. Хомин мне помог с жильем в Киеве и много способствовал в бытовых аспектах. Никакой звездной болезни не было и в Волосянка. Николай учился в спецклассе с моим братом, который и сообщил мне ужасную весть. Я отдыхал на море и просто не поверил, что человек просто так в 40 лет может уйти из мира. В Ивано-Франковске ежегодно проводится турнир, посвященный Хомину. Обидно, что его жена и сын за столько лет ни одного года не приехали.

«Бежим в штрафную, а Максимюк подает за ворота»

– В первом историческом матче Прикарпатья в чемпионате Украины команду возглавлял Иван Краснецький, который доверил вам место в старте. Что помните об этом человеке?

– Иван Михайлович был простым, но умным наставником, хотя, возможно, не все свои мысли мог правильно выразить. Краснецький окончил Высшую школу тренеров в Москве, что удавалось немногим, а также был выпускником физико-математического факультета. Подготовительный цикл к сезону в Краснецкого был очень хорошим – достаточно было пройти его собрание и я очень прибавлял. Я уже рассказывал, как Шевченко в Динамо летал на поле – вот так и я после этих тренировок отлично себя чувствовал.

– Вы пришли в Прикарпатье в конце 80-х, когда в команде были намного старше Баталов, Ватаманюк, Турянский, Думанский, Мельник…

– Я только недавно окончил школу, а меня берут с основой на сборы в Сочи. К сожалению, из-за травмы голени я не мог работать на полную. Но когда ты смотришь на ветеранов, то берешь пример и работаешь с вдохновением и стимулом.

– Николай Зуенко, с которым вы потом играли в Прикарпатье, рассказывал, как на старте карьеры в Заре столкнулся с ласковыми проявлениями «дедовщины»: «В те времена выпить бутылку нерозливного пива после игры считалось редкостью. Куксов после игры позволил нам занести до нашего «Икаруса» ящик пива. Старшие ребята придумали оригинальное наказание – берешь гетру и прячешь туда пиво. Открываешь люк в автобусе, предъявляешь гетру с пивом и держишь так не меньше часа на ходу автобуса. Таким образом охлаждаешь напиток». У вас что-то похожее было?

– У меня все было менее оригинально – старшие могли накричать или заставить нести сетку с мячами. А еще вратарь Аркадий Баталов был очень жестким и строгим, поэтому никто из запасных игроков не хотел его «разминать». Тогда же должности тренера вратарей не существовало. Вызывался только Володя Головатый, пожалуй, самый спокойный футболист тогдашнего Прикарпатья.

– Кроме ветеранов, в Прикарпатье выступал 17-летний Роман Максимюк.

– Роман имел отличную физическую готовность. Думаю, его футбольные достижения стали возможными прежде всего благодаря этому. Максимюк действовал на позиции флангового полузащитника. Для нас, нападающих, такие подачи с фланга были очень важными. Бежим в штрафную, а Максимюк подает за ворота.

– Объясняли, что так дела не будет?

– Тренер Игорь Юрченко обращал внимание – так играть нельзя. Недавно собирались с ребятами и с улыбкой вспоминали слова тренера: «Роман, если ты где-то заиграешь, то я закончу с футболом». Оно так и получилось. Максимюк достиг успехов с Зенитом, поиграл в Динамо и Днепре, а Юрченко после Прикарпатья немного работал. Вот так бывает в футбольной жизни.

– Максимюк оказался в России незадолго после вас.

– Мы вместе ездили на просмотр в перволиговый ижевский «Газовик», однако не подошли. Вернулись в Прикарпатье, в клубе возникли серьезные финансовые проблемы, футболисты не получали зарплаты, поэтому началась забастовка. Именно в это время Максимюка продали в Зенит и на вырученные средства погасили долги. Это при том, что у Максимюка как футболиста мало кто верил. Сейчас наблюдаю за детьми – если есть скорость и физические качества, то со временем ребенка можно научить техники. А вот наоборот – редко бывает.

«Просыпаемся утром, потому что двигатель в автобусе задымился»

– Прикарпатья несколько раз переживал клиническую смерть. Самый тяжелый период пришелся на первые независимые чемпионаты?

– В целом ситуация была некритичной в контексте зарплат. А вот с проведением собраний или обеспечением экипировкой клуб имел проблемы. Если позволяли себе, то только «по минимуму». Играем с Динамо на стадионе «Наука», а наш администратор Богдан Копитчак, выдающийся в прошлом футболист, приносит только гетры без носков. Как в этом выходить на поле? Где администратор мог принять нормальную форму? Или автобус – это сейчас ездят на комфортном транспорте. А мы добирались на матчи на красном «Магірусі». Сейчас на таком междугородние маршрутные автобусы курсируют. Мы же на нем в Крым и Херсон ездили.

– Без эксцессов?

– Однажды просыпаемся утром, потому что двигатель задымился. Мы должны были дома принимать Приборист из Мукачево. Получилось так, что они скорее приехали и прибыли в отель на выездной матч раньше, чем мы добрались домой из предыдущего тура. Наш автобус сломался и нам пришлось двумя группами добираться в Ивано-Франковск, чтобы успеть на домашнюю игру. Это нам не помешало победить 3:0 (Улыбается).

– Первый чемпионат Прикарпатья стало ужасно. Дебютный гол забили только в шестом поединке, а «с игры» удалось отличиться лишь в 11-м туре.

– На это были определенные причины. Мы с ахтырским Нефтяником выступали в Первой лиге и сезон только закончили. Нам было тяжелее играть с сильными соперниками. Костяк Прикарпатья составляли местные: Григорчук, Савка, Ватаманюк, Ковалюк, брать Шулятицькі, Шумский, Лахмай. Не стоит забывать, что на старте мы сыграли вничью 0:0 с Динамо. Люди на «Электроне» на деревьях сидели – теперь о такую посещаемость можно мечтать.

– Большинство игроков Прикарпатья поддерживали форму в соседнем тисменицком Хутровику. Кому-то зарплату выдавали шубами, кому – заячьими шапками. С вами как рассчитывались?

– Такие вещи действительно были. Мне давали цветной телевизор, меховые изделия в качестве подъемных. За Хутровик я играл, когда восстанавливался после травм. В одном из матчей вратарь Динамо-2 Андрей Ковтун коленом попал мне в бедро. Мои болезненные шипы на кости повредили мышцу, произошло внутреннее кровоизлияние, мышца полноценно не мог сгибаться. Образовалась гематома, кровь начала застывать. На снимке сгустки крови напоминали кость. Не помогали даже горячие уколы от Владимира Малюты в Киеве. Врач Динамо говорил, что похожая ситуация была у Александра Баранова из Металлиста – ему такие уколы помогли. Решить ситуацию удалось только во Франции.

– В сезоне 1994-95 годов Хутровик совершил небывалый слалом в Кубке Украины. Сначала победил жидачевский Авангард, потом Буковину, а тогда жребий свел вашу команду с Прикарпатьем.

– И мы обыграли их 2:1! (один из голов на счету нашего героя, – Футбол 24). В 1/16 финала нам пришлось дважды сыграть с симферопольской Таврией. Второлиговый Хутровик дома сыграл вничью 1:1 с командой Анатолия Заяева. В это трудно поверить, но наша команда летела в Крым на чартере! 1994-й год, Вторая лига, самолет…

– Единственный гол в ворота Максима Левицкого забили именно вы.

– К сожалению, Хутровик проиграл 1:3. Однако мы дали настоящий бой хорошей команде.

«На матч в Киев Прикарпатья привезли два главных тренера»

– В 1995-м Прикарпатья в рядовом матче встречалось с Кривбассом в Кривом Роге. Счет 6:3 не может не удивлять.

– На самом деле в футболе бывают такие хоккейные счета и подтекста здесь никакого не было. После игры мы нашли телевизор с антенной, сели в автобусе и в Кривом Роге рядом со стадионом смотрели финал Лиги чемпионов. Аякс победил Милан, а тогда мы отправились домой. Поединок с Кривбассом памятен еще и травмой Сергея Турянского, который разорвал ахилл.

– Турянский признавался, что никогда раньше не чувствовал такой боли: «Вратарь вводит мяч в игру, я шагаю назад. В определенный момент кажется, что кто-то стреляет по ноге, бьет палкой или камнем швыряет. Я падаю, будто подкошенный, едва сознание не теряю. Ко мне подбегает Дима Мазур, все в шоке, спрашивают, что со мной. Заморозили ногу, вынесли с поля. Сознание, наконец, не потерял».

– Сергей упал, держится за пятку. «С трибун кто-то бросил камень», – говорит. Мы начали искать – да нет, нет… Оказывается, что это ощущение такое, когда ахилл рвется.

Прикарпатье – Шахтер: Леонов, Русак, Коваль

– В 1995-м, в течение небольшого промежутка времени, вы оформили два дубля: Таврии и Шахтеру. Который ценнее?

– Воспоминаний о два гола «горнякам» немного выиграли 2:0 и все. А вот с Таврией мы открывали сезон. Традиционно такие матчи не удаются. Пока мэр скажет слово, концерт состоится, все эти торжества. Нас на два дня закрыли перед игрой на базе. В самом начале Володя Салий срезает мяч в собственные ворота. Наш кипер Олег Рипан только руками развел. Мы снова сыграли в «хоккей» и победили 4:3.

– Через три года вы попадаете в интересный эпизод – Прикарпатье проигрывает донецкому Металлургу, а вы не реализуете пенальти. После поединка в прессе вас нещадно критикуют. Оказывается, что пенальти должен исполнять Роман Зуб, а вы взялись пробивать самовольно.

– На самом деле не было такой установки. Кто чувствовал в себе силы, тот и должен был пробивать. Я был уверен, что забью. Вратарь сыграл удачно и мяч отбил. По крайней мере, после игры наш тренер Богдан Блавацкий со мной об этом не разговаривал.

– Тот сезон становится особенным и едва ли не самым драматичным в борьбе за выживание – 6 команд до последнего тура боролись за сохранение прописки. Прикарпатью удался чудесное спасение благодаря успешной концовке – Владимир Ларин забивает 4 гола, вы відзначаєтеся трижды.

– Мы классно закончили сезон тремя победами и одной ничьей. Но следующий год снова был для Прикарпатья валидольным.

– Все благополучно завершилось в скандальном переходном матче с ФК Черкассы.

– Я видел немало в футболе, но такое со мной произошло впервые. На матч в Киев команду привезли два главных тренера: Анатолий Заяев и Игорь Яворский. Мне иногда казалось, что Заяев мог настроить на игру любого. Не удивляюсь, что Таврия стала первым чемпионом.

«Сейчас вистрибну в окно и со мной ничего не случится»

– Помните речи Анатолия Николаевича?

– Сбор команды в отеле «Надежда» на 6-м этаже. Заяев делает разбор и жалуется на игроков: «Вас постоянно что-то болит. Тебя колено, тебя стопа. Почему меня ничего не болит? Сейчас вистрибну в окно и спокойно підіймуся. Со мной ничего не случится и меня ничего не будет болеть! Что вы за футболисты?»

– Как реагировал на вашу травму?

– Я только приехал после операции во Франции. Даже швы еще не сняли. Заяев встретил меня словами: «Завтра жду на тренировке». Я удивленно посмотрел, на что тренер сказал, мол, футболиста можно среди ночи разбудить и он должен играть. Да что там истории – у нас в раздевалке лозунг висел!

– Какое?

– «Прикарпатье – цель Высшая лига» (Улыбается). В переходном матче мы обыграли горожан со счетом 3:1. Команду тренировал Заяев, однако в клубе решили пригласить еще и Игоря Яворского. Футболисты верили в того тренера, который работал больше, то есть в Заяева. И все же несколько исполнителей приехали с Яворским, то есть существовала еще одна группа. Видимо, странное решение президента выглядело логично.

– Кто проводил установку?

– Два тренера (Улыбается). Главное, что цель выполнили.

– После игры представители ФК Черкассы не скрывали гнева – арбитр откровенно их «убивал».

– Симпатия была, это правда. Футболисты это чувствовали.

– Вы говорите о двух тренеров. Впрочем на заключительный матч прошлого сезона с ЦСКА вы летели вообще без наставника. Почему так?

– Нам предстояло побеждать. Более того, весь Ивано-Франковск гудел – матч будет договорным. С такими расслабленными и необычными мыслями мы вышли на игру. И надо сказать, что получили нереальный сопротивление от соперника. Все было чисто и мы в честной борьбе победили 1:0. Говорят, что Черноморец даже стимулировал «армейцев», однако мы таки получили три пункта. Конечно, что нам надоело каждый год бороться за спасение в Высшей лиге. Однако тогдашнее Прикарпатье имело свою харизму, неповторимость и атмосферу. Счастлив, что играл в этой команде.

Подписывайтесь на канал Калитки в

Telegram
,
читайте нас в

Facebook

и

Twitter
,
чтобы первыми узнавать о ключевых событиях дня