Двери нашей Церкви открыты, – владыка Димитрий о Томос и Московский Патриархат

– Если мы относимся с любовью ко всем, то должны поминать даже Московского патриарха, а он пусть решает, какой должна быть его осанка.

В Рождественские праздники Украина вошла с Томосом. Сейчас формируется новая структура – Православная Церковь Украины. О том, как это происходит во Львове и области, что изменится для местных православных верующих, какой будет позиция Церкви в преддверии выборов – Tvoemisto.tv расспросило у владыки Димитрия (Рудюка), митрополита Львовского и Сокальского Православной Церкви Украины (ПЦУ).

Сколько православных епархий сейчас действует на территории Львовщины?

Всего их есть три. Это Дрогобычско-Самборская епархия (бывшая УПЦ КП – Авт.), которую возглавляет архиепископ Иаков (Макарчук), епархия бывшей Украинской Автокефальной Православной Церкви – ее возглавляет митрополит Макарий (Малетич), и наша Львовско-Сокальская епархия, которая вошла в Православной Церкви Украины из структур бывшей Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата.

Как эти структуры будут сосуществовать в дальнейшем? Есть ли планы по их объединению?

Пока мы этого не обсуждали. Думаю, того количества приходов, которые входят в перечисленные епархии, вполне достаточно для того, чтобы ими занимались три архиереи, в том числе и я. Если говорить об объединении, то может ли, например, один архиерей управлять пятьюстами приходами? Это очень трудно. Поэтому, думаю, структура Православной Церкви Украины во Львовской области пока что меняться не будет. Главная проблема в том, что есть два львовские архиереи и действуют параллельные структуры, но такая же ситуация и в других областях. Это просто вопрос времени.

Что сейчас происходит внутри Православной Церкви Украины?

Следующий шаг после получения Томоса – сформировать органы управления новой Церкви. Над этим сейчас работает Блаженнейший Митрополит Епифаний. На объединительном соборе мы утвердили устав, где четко прописано состав Синода. Вскоре Синод соберется, определит структуру и руководящие органы Церкви. Тем временем происходит презентация Томоса. Это также важно. По моему убеждению, Томос должен лежать рядом с такими государственными актами, как Четыре Универсала УНР, Декларация о государственном суверенитете, Акт о Независимости Украины. Это наши национальные реликвии.

Вернемся к львовского контекста. Какие у вас отношения с митрополитом Макарием (Малетичем)? Вернется ли он к Львова, чтобы возглавить Львовскую епархию, которая была частью УАПЦ?

Он уже вернулся. Владыка Макарий был предстоятелем УАПЦ, но и руководил Львовской епархией. Мы всегда согласовывали наши действия, встречались на различных мероприятиях, вместе общались с представителями власти. У нас очень хорошие отношения, между нами не случалось никаких конфликтов, еще когда мы были в разных Церквях. Тем более они не должны возникать сейчас, когда мы принадлежим к единой Церкви.

Как вы относитесь к отказу митрополита Макария от звания «почетный гражданин Львова» совместно с патриархом Филаретом, который, по его словам, проявляет неповиновение Вселенскому Патриархату и игнорирует митрополичий устройство ПЦУ?

Позиция владыки Макария – это позиция владыки Макария. Я бы даже прокомментировал ее словам апостола Павла: «Да будет между вами какое-то различие мнений, чтобы обнаружилась правда, истина». Владыка делает определенные заявления, есть информация, что он якобы отказался от ордена, который вручал ему президент… Об этом его надо спросить, но я считаю, что ничего трагического для Церкви в этом нет. Владыку Макария надо услышать.

Кафедральным храмом Львовско-Сокальской епархии ПЦУ, которую Вы возглавляете, является Храм Покрова Пресвятой Богородицы на ул. Грушевского во Львове. А какой статус Церкви Успения Пресвятой Богородицы на вул. Русской?

Это также кафедральный храм, который находится в подчинении митрополита Макария. Но не надо забывать, что это бывшая Ставропигия! (Ставропигия – автономная православная церковная единица, которая подлежит юрисдикции местного иерарха, а непосредственно патриарха – Авт.). Кстати, в среде Константинопольской Церкви звучали мнения, чтобы открыть Ставропигию также и во Львове. Возможно, речь шла как раз о Успенскую церковь. Думаю, что представительство Вселенского патриарха во Львове будет, но пока еще не до конца организована Ставропигия в Киеве. Здесь есть над чем работать и это так быстро не произойдет.

Есть разные мнения относительно функций Ставропигии, которая сейчас действует в Киеве, и, возможно, будет во Львове. Не идет ли речь о какой-то надзор со стороны Константинополя?

Возможно, это и надзор, а возможно – наблюдение за процессами перестройки Православной Церкви Украины. Не забывайте, что есть еще очень много общин Московского Патриархата. И патриарх Филарет, и митрополит Епифаний утверждают, что наша цель – это Патриархат. А Патриархат может быть только при условии единства украинского православия, когда все храмы и приходы будут принадлежать к одной Церкви. Я считаю, что в этой ситуации представительство Константинопольской Патриархии очень важное. В конце концов, это обычная практика для многих Православных Церквей.

Представительство Константинопольской Патриархии дает нам уверенность, что Церковь-Мать к нам ближе, что мы можем в любое время обратиться с письмами, откорректировать наши отношения, договориться об официальных визитах.

Каковы сегодня отношения между верными бывших УПЦ КП и УАПЦ? Могут ли они теперь совместно участвовать в богослужениях, принимать Евхаристию?

Эти моменты были уже давно решены на уровне священников и прихожан. Это архиереи не могли поладить. Я девятый год в Львове, и когда посещал свои приходы, с нами сослужили священники УАПЦ. Отцы, по приглашению которых я приезжал, и деканы спрашивали меня, можно ли пригласить священников УАПЦ. Я всегда поддерживал эту идею. Всегда! Священники с УАПЦ вместе с нами причащались, общались, совместно посещали наши праздничные трапезы. Все было очень хорошо и дальше так будет.

Конечно, внутри Церкви, на уровне епископата, мы должны начать общаться. Я могу назвать единичные епархии, которые уже делают это. Львов в этом плане не фаворит, скажем так. Нам нужно сейчас действовать сообща. Я уже обращался к митрополита Макария о том, чтобы совместно послужить – говорил ему это во время объединительного собора.

То есть православные верующие могут беспрепятственно посещать Литургию и причащаться в любом храме ПЦУ?

Абсолютно! Мы никогда не запрещали верным делать это. Не хватало, обычно, взаимопонимания между иерархами.

Поговорим о бывшую Украинскую Православную Церковь Московского Патриархата. Первой в Львовской области перешла к ПЦУ приход из Жовквы. Ее настоятель, архимандрит Маркиян Каюмов, был пресс-секретарем епархии Московского Патриархата во Львове. Или были какие-то предварительные договоренности?

Так, архимандрит сообщил об этом заранее. Кстати, недавно я принимал его в епархиальном управлении и выдал все необходимые документы о том, что Жовковский приход святых апостолов Петра и Павла юридически относится к Львовско-Сокальской епархии, архимандрит Маркиан отныне является ее клириком.

Как насчет других приходов бывшего Московского Патриархата?

Есть еще несколько священников, которые вместе с прихожанами изъявили желание перейти к нашей епархии, но попросили это сделать после праздников, то есть после Богоявления и Иорданских посещения. В начале февраля мы планируем встречу с этими священниками и представителями церковных общин. Мне бы хотелось, чтобы мы оформили эти общины как отдельный деканат (административная единица епархии, которая объединяет несколько приходов – Авт.). Я считаю, что они должны объединиться и избрать декана, который будет коммуницировать с епископами. Между прочим, такую позицию поддержал и Патриарх Епифаний. Наша Львовско-Сокальская епархия состоит из одиннадцати деканатов, это был бы двенадцатый.

В приходах Московского Патриархата Литургии совершаются на церковнославянском языке. Будет ли им позволено сохранить язык богослужений после перехода к ПЦУ?

Уже разрешено. У нас есть такая прекрасная историческая уникальность на Галичине – богослужебным языком является украинский вариант церковнославянского языка. Она была доминирующей до Независимости Украины и осталась в традиции прихожан, которые изучали молитвы наизусть.

Например, в кафедральном храме Покрова Пресвятой Богородицы, куда я прибыл для служения в 2010 году, молились на церковнославянском языке. Об этом мало кто знает, но владыка Андрей Горак, мой предшественник, до конца служил на церковнославянском. И мне приходилось просить священников переходить на украинский, хотя это было непросто. В соборе к этому времени «Верую» поют на церковнославянском. Ситуация с сохранением языка богослужений не является принципиальной для Львовско-Сокальской епархии. Если бы это был так называемый «московский извод» (российский вариант церковнославянского – Авт.), тогда бы это резало уши.

Имели ли Вы возможность общаться с архиепископом Филаретом (Кучеровим), который возглавляет епархию Московского Патриархата во Львове?

Так, мы постоянно общались с ним, встречались и до сих пор сохраняем добрые отношения.

Или он рассматривает возможность перехода к Объединенной Церкви?

Нет, он открыто заявил, что не перейдет к Объединенной Церкви. И мне тоже об этом говорил.

А какие были аргументы?

Аргументы обычные. Владыка вырос в той Церкви (УПЦ МП – Авт.), она его сформировала как иерарха, и поэтому он не может нарушить присягу.

Но митрополиту Винницкому Симеону ли владыке Александру (Драбинко), бывшим архиереям УПЦ МП, присяга не помешала.

Вы знаете, все эти присяги, которые мы читаем, имеют немножко признаки «казьонщини». Их раньше не было. А введены они были во времена, когда Церковью стали управлять не митрополит или патриарх, а цари и монархи. Мне очень понравились слова владыки Симеона о том, что они в Московском Патриархате все эти годы учили людей не любить, а ненавидеть. И это дает право ему сказать, что он переходит к той Церкви, которая свободна, которая такого делать не будет.

Как Вы восприняли тот факт, что лишь двое епископов УПЦ МП присоединились к Объединенной Церкви?

Я был разочарован, потому что мы ожидали гораздо большего. Конечно же, на них оказывают безумное психологическое давление, но и самим архиереям не помешало бы быть более решительными. Вот, например, митрополит Черкасский и Каневский Софроний – такой адепт украинской автокефалии! Как много он говорил, открыто высказывался еще в те времена, когда речь не шла об объединении. А в результате – запутался, не собрал воедино всего, о чем заявлял, и не пришел на объединительный собор.

Как Вы прогнозируете дальнейшее развитие ситуации с переходом епископов? Появятся ли еще желающие?

Я думаю, что все-таки объединение будет происходить и иерархи влиються в этот процесс, но многое зависит и от нас – насколько наша Церковь будет открытой и будет относиться с любовью ко всем. Когда Блаженнейший митрополит Епифаний 7 января в Софийском соборе помянул на первой литургии российского патриарха Кирилла, все думали, что это вызовет огромный ажиотаж. Как так?! А на самом деле в Томосе прописано, что митрополит Киевский поминает всех глав Православных Церквей, которые вписаны в диптих (список всех канонических Православных Церквей мира – Авт.).

Вселенский патриарх также поминает патриарха Кирилла и не признает так называемого «раскола» с его стороны. Если мы относимся с любовью ко всем, то должны поминать даже Московского патриарха, а он пусть решает, какой должна быть его осанка. Нам нужно показать, что мы открытая и незаангажированная Церковь и что можем всех без исключения принять. Об этом и заявил в первых своих интервью митрополит Епифаний: двери нашей Церкви открыты. И не только для приходов и священников, но и для иерархов УПЦ МП.

Много говорилось о гарантии безопасности для представителей Церкви Московского Патриархата. Или Вы гарантируете эту безопасность в пределах Вашей епархии?

Полную безопасность гарантирую. Я уверен, что у нас, на Львовщине, не будет никаких противостояний. В тех общинах, которые уже перешли к ПЦУ, почти единодушно прихожане поддержали позицию, высказанную священником. А в некоторых случаях миряне сами являются инициаторами смены юрисдикции. Когда священник недооценивает ситуацию на приходе, он может лишиться своего места служения.

Приближаются выборы. Эксперты часто обращают внимание, что новая Украинская Православная Церковь Украины имеет слишком тесные отношения с президентом и его командой. Каково Ваше мнение относительно этого?

Наша Церковь будет поддерживать тех, кто за Украину. Это касается и кандидатов в президенты, и тех партий, которые будут идти на выборы осенью. Относительно того, что нас часто можно увидеть рядом с президентом. Мы должны поблагодарить и нашему патриарху Филарету, и Вселенскому патриарху Варфоломієві, и президенту Украины за объединение Церкви. Я сам неоднократно говорил об этом и не считаю, что это агитация. Заслуга сегодняшнего президента очень велика в этом деле, ни один из его предшественников не смог довести ее до конца.

Вы говорите, что благодарны президенту за помощь в получении автокефалии, но кто-то может иметь о нем совсем другое мнение. Людям нравятся разные кандидаты. Есть ли риск, что позиция ПЦУ в отношении президента Петра Порошенко не будет способствовать объединению общества и православных верующих?

Есть руководители Церкви, есть глава Церкви, я думаю, что мы выработаем совместное решение по этому поводу, а не висловлюватимемо каждый свое мнение. В бывшей УПЦ КП у нас была четко сформулирована позиция – священникам не разрешалось быть депутатами или входить в списки политических партий. У нас есть такие «горячие головы» среди священников, которые хотели бы быть еще и депутатами. Теперь своевременно будет задекларировать, что те наши предыдущие постановления действуют и для новой Церкви или же мы примем их заново.

Я помню, как мы, в Киевском Патриархате, принимали эти постановления о выборах. Это был примерно конец 2015 года. Когда интересовались моим мнением, я всегда ссылался на социологические опросы одного из ведущих институтов, где было сказано, что 80% верующих не воспринимают агитацию в церквях. Пусть никто не думает, что сегодня все изменилось. Общество стало еще строкатішим, свобіднішим в этом вопросе, и я думаю, что сейчас так же многим людям не нравится, когда священники в церквях проводят агитацию.

Как Вы считаете, Православная Церковь Украины должна быть сориентирована прежде всего на украинцев?

Само название – Православная Церковь Украины – была предложена Вселенской Патриархией. В их традиции нет привязки к национальности. В диптихе указано: Православная Церковь Грузии, Православная Церковь Румынии, Православная Церковь Украины. Зато в славянской традиции эти Церкви называются: Украинская, Русская, Грузинская. И мы еще должны определиться документально, как будем называть нашу Церковь.

То есть название может измениться?

Может. Я не исключаю, что названий может быть две. В уставе еще фигурирует название «Киевская митрополия УПЦ». Есть иерархи, которые против названия «Православная Церковь Украины». Но это название уже вошло в повседневную практику – вот у меня даже на бланке напечатано «Православная Церковь Украины».

Я думаю, что это название появилось неслучайно. Греки очень боятся этнофилитизма (предоставление преимущества национальном аспекта над церковным – Авт.) И они нам говорили: для того, чтобы всех объединить, вы не должны вносить в саму Церковь что-то радикальное. Возможно, название ПЦУ нужна, чтобы поддерживать автокефалия нашей Церкви? Томос – это документ не только для Украинской Церкви. Он касается всего Вселенского православия, а наша Церковь вошла в семью. Поэтому, предполагаю, дискуссии вокруг названия еще будут продолжаться.

Вы уже много лет знаете Блаженнейшего Епифания. Расскажите о нем.

Мы очень хорошо знакомы, потому что в свое время работали бок о бок. Я старший по возрасту и помню владыку Епифания еще как своего студента, когда был преподавателем Киевской богословской академии УПЦ КП. Затем он некоторое время служил в Ровенской епархии. Когда умер митрополит Даниил (Чокалюк), он присоединился к братии Михайловского Златоверхого монастыря. Я его принимал и постригал в монахи.

Митрополит Епифаний – это человек настойчивый, прямолинейный и уравновешенная. Когда берется за дело, то доводит ее до конца. Он получил серьезное образование, знает греческий язык, является профессором, доктором богословских наук, то есть имеет все задатки для того, чтобы руководить Церковью, несмотря на сравнительно молодой возраст (39 лет – Авт.).

Каким будет место бывшего патриарха Филарета в структуре ПЦУ?

Святейший Патриарх Филарет остается в своем сане и статусе, за ним оставлено Владимирский кафедральный собор и резиденцию в Киеве. Также он будет избран в качестве постоянного члена Синода, наравне с митрополитом Макарием (бывшим предстоятелем УАПЦ – Авт.) и митрополитом Винницким Симеоном (перешел из УПЦ МП – Авт.). В меру своих сил он, конечно же, будет помогать в руководстве Церковью, как и сам об этом говорит. Но в украинской истории патриарх Филарет всегда будет отцом Украинской автокефалии.

Среди украинских Церквей, которые объединились, Киевский Патриархат был самым многочисленным и самым организованным. С мнением этой Церкви всегда считались, поэтому мы считаем, что патриарх Филарет должен достойно себя позиционировать в Православной Церкви Украины.

Полная или частичная републикация текста без согласия редакции запрещена и будет считаться нарушением авторских прав.

Запис було зроблено в рубриці Блог - - .