Дом для Маши. Как забирали медведицу из «Южного» и где она теперь будет жить

Медведицу, которая пятнадцать лет сидела в клетке в ресторане «Гуцульский двор», перевезли к построенному австрийцами убежища в Домажирі.

Сегодня у Маши особенный день.

Большая бурая медведица с детства жила в небольшом вольере ресторана. Когда она была маленькая, ее маму убили охотники, а неизвестный мужчина забрал медвежонка к себе. За три месяца случайные люди увидели ее.

«Что вы так издеваетесь над животным? – спросили тогда незнакомцы. – Отдайте ее нам».

«Сто долларов и медведица ваша», – ответил мужчина.

«Согласие».

Пятнадцать лет назад маленькую Машу привезли в ресторан «Гуцульский двор» на львовском рынке «Южный».

«Просто выпустить в лес означало бы ее убить. Поэтому мы выкупили медвежонок и привезли к своему ресторану. Здесь создали нормальные условия, лучше чем во многих зоопарках. Медведица сыт, здоров и получает достаточно пищи», – говорит владелец «Южный» Петр Писарчук. К Маше каждый день заглядывали десятки людей, которые приходили в ресторан покушать.

«Маша, Машенька», – зовут маленькие девочки животное. Взрослая медведица не реагирует, а лишь ходит кругом из клетки в клетку, купается в своей ванне и пытается стать во весь рост. Развлечений здесь для нее немного. Но сегодня ей снова в дорогу. Для нее и еще двадцати медведей международная организация Four Paws построила приют в поселке Домажир.

 

 

Медвежий суд

Наталья Вишневская работает в Национальном экологическом центре Украины. Три года назад ее организация обратилась с открытым письмом к владельцу ресторана с просьбой передать животное в Центр реабилитации бурых медведей «Синевир» на Закарпатье, который открыли в 2014 году.

«Видно было, что медведица болеет, и что условия ей совершенно не подходят, – объясняет эколог. – Мы хотели забрать животное в “Синевир”, однако хозяева не захотели тогда отдавать ее. Говорили, далеко».

Наталья с коллегами обращалась в суд, чтобы обязать владельцев отправить Машу в приют на Закарпатье. Приговор: 50 гривен штрафа и просьбы улучшить условия медведицы.

«Они не имели никаких документов на содержание животного, – рассказывает Наталья. – Никто в Украине их не имеет, потому что отсутствует процедура получения этих документов. Наши законы этого не предусматривают и министерству все равно, что будет с дикими животными. Их держат в клетках, на них тренируют собак для охоты и издеваются в цирке».

Пресс-секретарь Писарчука Ульяна Копцюх уверяет, что на самом деле активисты только пиарят себя на теме животные. Маша жила у них уже 15 лет, однако лишь в последние пять люди начали активно интересоваться спасением медведицы. Для журналистов она уже подготовила все бумаги: паспорт Маши, план ее питания и медицинские документы.

«Мы давно были готовы отдать медведицу, однако “Синевир” был переполнен. Несколько лет назад решили, что Маша переедет в новый приют, который строят возле Львова. Мы давно готовы с радостью ее отдать, потому что это не так легко кормить и содержать ее», – говорит Ульяна.

«Мы уже очень долго ждем этого», – эмоционально подтверждает Писарчук.

 

Под анестезией

Утро. Медведица грустно сидит в своем вольере. Иногда ложится на пол и не двигается, лишь часто моргая глазами. Близко к ней подойти посетители ресторана не могут – перед клеткой построен забор со смотровым окошком и дверцей для рабочих. Маша еще не знает, что сегодня ее будут забирать из клетки, где она провела почти всю свою жизнь.

«Мы сначала вколемо ей анестезию, а когда медведица уснет, проверим ее глаза, уши, лапы. Проведем обследование, чтобы контролировать состояние животного, – один из ветеринаров шаг за шагом объясняет, что сегодня ждет Машу. – Вы должны понимать, что мы работаем с медведем – одним из крупнейших хищников. Здесь высокий риск, поэтому нужно детально оценить состояние животного. Потом мы будем на носилках переносить спящего медведя до машины. Анестезия действует час-полтора. Этого будет вполне достаточно, чтобы доставить ее в Домажир».

«Она же здесь привыкла жить. Как она там будет, если у нас она только лежит, спит и ест?», – рассуждает один из работников ресторана, что обеспокоенно наблюдают за действом. Перед ними и десятками телекамер ветеринары готовят снотворное для медведицы. Раскрывают свои кейсы с лекарствами, проверяют оборудование, с помощью которого будут контролировать состояние Маши.

За полчаса все готово. Сотрудники организации Four Paws вместе с врачами заходят за забор и медленно приближаются к клетке. «Пф», – шприц с снотворным выстреливает из специального ружья и попадает в тело животного. Маша рычит на незнакомцев, однако уже через несколько минут садится, опускает голову и мягко падает на землю.

«Теперь осторожно!» – командует ветеринар и идет ближе к животному, чтобы проверить, она уснула. Через минуту он и его помощники уже в вольере подключают Машу до нужных аппаратов, чтобы точно проконтролировать состояние медведицы, проводят ультразвуковое исследование. Одновременно подключают капельницу.

«А теперь освободите, пожалуйста, в коридор!», – представители Four Paws просят журналистов и работников ресторана разойтись в стороны и дать проход ветеринарам. Для того, чтобы перенести медведя до машины, нужно восемь сильных мужчин. Вес Маши – около трехсот килограммов. Чтобы поднять ее, сотрудники приюта просят еще шестерых добровольцев на помощь. Полтора часа, и Маша будет наконец дома.

 

Медвежий Край

Игорь Стойко – председатель поселкового городского совета Домажира. Еще его предшественник подписал соглашение с австрийцами о строительстве приюта для животных. Стойко говорит, что двадцать гектаров дали организации в бессрочную аренду. Оплату назначили символическую – 4 тысячи гривен в месяц.

«Наши местные даже волка не видели, а тут двадцать медведей будет! – рассказывает Игорь Стойко. – Это будет туристический объект и мы надеемся, что вместе с приютом мы сможем построить дороги в поселке, потом подаваться на гранты и привлекать больше инвестиций в район».

В кабинете поселкового головы, кроме кучи книг и спортивных наград, уже есть много вещей с медведями. Сумки, календари, маленькие статуэтки и большой деревянный макет медвежонка.

«Этого медведя мы покупали еще до того, как приехали австрийцы», – говорит Стойко.

Поселок Домажир расположено километрах в двадцати от Львова. Сейчас сюда можно доехать 125-й маршруткой до остановки Ямельня, а дальше сделать еще ровно 2640 шагов по проселочной дороге до самого медвежьего убежища. Расстояние до своего нового места работы уже успели просчитать здешние работники. Надеются, что совсем скоро здесь отремонтируют дорогу и пустят несколько автобусов. Пока что идут пешком.

«У нас огромная территория для медведей, – рассказывает охранник приюта. – Пешком его можно аж за сорок минут обойти, если не останавливаться и не рассматривать ничего».

Десятки просторных вольеров, бассейны, игрушки для животных. На одного медведя по международным стандартам должен быть с один гектар площади.

«Медведи в природе воюют друг с другом за территорию, – говорит сотрудник приюта Роман. – За еду, правда, они тоже дерутся. Однако у нас они спокойные».

Одним из первых жителей приюта стал медведь Потап.

Его привезли еще в начале лета, когда еще продолжалось строительство. Тракторы и строители, правда, работают и сейчас. До официального открытия приюта осталось несколько дней, а большие вольеры еще не достроены. В небольших перегонных пока расположились и другие медведи. Недавно из Житомира, с меньшего приюта, созданного Four Paws, приехали Настя и Бодя. А за день до приезда Маши из Коломыи привезли медведя Тайсона.

«Тайсон был в гораздо худших условиях, чем Маша, – рассказывают работники приюта. – Его не кормили как положено. Не убирали по несколько месяцев его клетку. Было тяжело и с его владельцами, а во время переезда он проснулся за полчаса до приезда на место. Потом его было не так уж и легко вытащить».

Смотрители животных – «киперы» – кормят своих подопечных трижды в день. Рассказывают, что нельзя просто положить еду в одном месте – это не интересно для медведя. Именно поэтому каждое кормление превращается в игру. Хлеб, фрукты, вареные яйца, овощи и мясо прячут от медведей по всей территории вольера. Задание для животных – найти еду.

Электронный пастух – провода с небольшим напряжением, натянутые по всему периметру вольера – не подпускает животное очень близко к забору. Маше еще придется привыкнуть к этому. Даже Потап, который приехал сюда раньше других, адаптировался не сразу. Первые несколько дней он пробовал соваться за провода, но уже понимает, что не стоит подходить близко.

«В приюте Маша будет жить в лесу, – объясняет директор центра содержания медведей Four Paws Карстен Хертвіґ. – Там есть ставки, но все равно эта территория ограждена для безопасности людей. Сначала медведица будет жить во внутреннем боксе. Несколько дней врачи будут наблюдать за ее поведением, контролировать то, что она ест. Если все хорошо, то выпустят до транзитного вольер, где уже есть природа и все игрушки. В зависимости от ее состояния, к зиме Машу попытаются подготовить к спячке».

Заснуть на зиму для медведей в неволе не так уж и просто. Они теряют свои естественные привычки и нужно время на их восстановление. В диких условиях животные первые два года учат своих детей всем навыкам выживания: берут на реку, показывают, как ловить рыбу лапами. В приютах они могут научить только жизни в неволе. Через это все медведи здесь стерилизованы.

Тибетская медведица Христя жует яблоко и смотрит на людей в соседнем вольере. Сотрудники еще раз проверяют, готов ли отряд для Маши. С минуту на минуту спокойную и размеренную жизнь приюта враз наполнится действом шумом: Машу везут домой.

 

 

Добавить комментарий