Буки Расточье. Как заботятся о природное наследие ЮНЕСКО вблизи Львова

Достаточно проехать полчаса на маршрутке, чтобы увидеть буковые леса, которые охраняет Организация объединенных наций – смесь Подолья, Полесья и Карпат.

Расточье видел каждый львовянин: Высокий Замок, Лысая гора, Кайзервальд – это части возвышенности, которая начинается во Львове, тянется до польской границы и достигает на сто двадцать километров вглубь Польши. А вот о природный заповедник «Расточье» знают далеко не все, разве что обходили его по дороге в Новояворовска, Яворова ли Краковца. А зря. На Яворовщине расположена одна из участков буковых лесов, которые охраняются ЮНЕСКО. 7 июля 2017 года буковые леса и старовікові леса Карпат и Подолья включили в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Чтобы увидеть много буков, корреспондент Tvoemisto.tv отправилась до городка Ивано-Франкового и дальше, в заповедник «Расточье».

На снегу видно вереницу следов – недавно над оврагом прошла косуля, разрыла землю, полакомилась ветвями и пошла вглубь леса. Тропу перегородили упавшие деревья: корни, стволы и ветви сплелись в одно присыпанное снегом кружево. На первый взгляд зимой лес имеет только три цвета – серую кору буков, белый снег и рыжие прошлогоднее листья. Такими же цветами раскрашенная форма людей, которые работают здесь, в заповеднике «Расточье».

– Вот этим букам уже больше девяноста лет, а эти совсем молоденькие, – директор заповедника Ярослав Бовт затрагивает гладкой коры дерева. – Буковый лес похож на большую семью, здесь есть почтенные старцы, деревья-родители, молодежь и побеги-дети. Такие разновозрастные леса хорошо восстанавливаются, они стойкие и выносливые. Конечно, все растения любят солнце, однако молодое поколение буков хорошо справляется тени.

Зимой буковый лес совсем прозрачный, за колоннами стволов видно соседние холмы. Лучше всего бук чувствует себя в Карпатских горах, однако на холмистом пряди Расточье также растет. Здесь он находится на границе своего ареала и дальше на восток не распространяется: с латинского название дерева переводится как «бук европейский», у Беларуси и России его нет. На Расточье буки почти не рубили, поскольку они растут на возвышенностях, куда не слишком удобно подниматься и вывозить лес, а до 1939 года земли заповедника принадлежали графской семье, где не то что резать деревья, но и собирать ветки на дрова можно было только в определенные дни.

– Липа осталась еще с тех времен. Скорее всего, ее посадил один из лесников, которые ухаживали за графскими лесами. Это урочище так и называется «Три Концы», потому что здесь сходились границы трех лесных угодий, – Федор Глинка, главный природовед заповедника, подходит к покрытой мхом деревья с шершавой корой. Одна ветка опустилась до самой земли и напоминает костыль, на которую опирается вековое дерево. – Липе уже лет сто – сто пятьдесят, не меньше, чтобы охватить его ствол нужно пять человек. Кстати, именно от липы начинаются старовікові леса, которые с недавних пор охраняет ЮНЕСКО.

– Знаете, ученые из Германии или Соединенных Штатов Америки удивляются, как удалось сохранить леса возле большого промышленного города, каким в свое время был Львов, – говорит Ярослав Бовт. – После Второй мировой войны здесь создали Страдчівський учебно-производственный лесокомбинат, в котором лесное хозяйство велось на научных основаниях, с соблюдением всех требований: леса не вырубили под корень, сажали соответствующие почвам и рельефу лесные культуры. А в 1984 году здесь создали заповедник, благодаря которому имеем эти леса. Да и не только леса: в заповеднике есть рыси, лисы, кабаны… Андрей, наш сотрудник, недавно видел в заповеднике волков.

Детство Ярослава Бовта прошло здесь, на Расточье, в селе Воля-Старицкая.

Ярослав Бовт

– Неперспективно такое село, из которого планировали переселить людей, поскольку тогда еще активно строили «Серу». Много времени проводил на природе, поэтому знал, кем стану, когда вырасту. Окончил Лесотехнический университет, работал лесничим, а в 1998 году меня назначили директором заповедника «Расточье». С 2002 по 2009 года я был проректором в Лісотеху, а затем снова вернулся в «Расточье». За все время работы мы с коллегами засадили лесными культурами около 1000 гектаров. Неплохой задел, правда же? – говорит директор.

Если рассматривать леса заповедника на снимках Google Maps, то вдоль дороги, которая ведет к Яворивского полигона, они имеют мозаичную структуру – выделяются большие кроны деревьев и пробелы между ними. Это один из признаков почтенного возраста и жизни леса без вмешательства людей: поваленные временем и ветром деревья распиливают и вывозят, вокруг старых деревьев формируются поляны, поскольку их тень не слишком способствует росту других. Участок старовозрастных лесов наследия ЮНЕСКО начинается за пятьдесят метров от дороги – должна быть буферная зона. Предел есть на карте, а на местности – сплошной лес, в котором можно заблудиться и вблизи дороги.

– Лес весной остается таким же светлым, однако уже есть первые листья и первые цветы, – Иван Хомин работает в заповеднике ботаником, фотографирует и ведет страничку заповедника в Facebook. – Родился я в Беларуси – родители много путешествовали за работу, однако родным домом для меня всегда было Расточье. Почти всю площадь заповедника, а это более 2000 гектаров (если совсем точно, то 2084,5), занимают леса. Представляете, какая здесь красота осенью, когда крона каждого дерева имеет свой цвет.

На Расточье, кроме буковых лесов, распространены сосново-дубово-буковые. Как именно они образовались, ученые точно сказать не могут. Каждое из этих деревьев имеет свои требования к среде: дубы распространены на богатых почвах равнин, сосна неприхотлива, растет на песках, а бук любит горы. Однако на Расточье эти три породы «поладили» и хорошо сосуществуют в одних группировках.

– Расточье – будто замешан в блендере коктейль, где попадаются кусочки Полесья, Подолья и Карпат, – шутит Галина Стрямец, заместитель директора по научной работе. Она живет в городке Ивано-Франковском и работает в заповеднике с первого дня. На стенах ее кабинета – фотографии с видами Расточье, за окном видны вольеры с косулями, лисичками и разными птицами.

– Эта территория всегда была интересной для исследователей, да и сейчас сюда приезжают ученые из разных стран. Недавно у нас был профессор Ханс Кнапп, заместитель председателя правления Фонда имени Михаэля Зуккова по охране природы. Профессор, кстати, был одним из инициаторов включения лесов Карпат и Подолья к Наследию ЮНЕСКО. Он подчеркивал, что если исчезнут буковые леса, то воспроизводит их несколько десятков поколений людей.

Сначала в список Всемирного Наследия попали карпатские леса, а впоследствии в Международного союза охраны природы возникла идея охватить весь ареал бука европейского. Работа по оценке лесов на соответствие критериям Всемирного Наследия началась еще в 2014 году. В заповедник приезжали международные и национальные эксперты, был директор Карпатского биосферного заповедника по научной работе Василий Покиньчереда, а на завершающем этапе оценки – эксперт с МСОП Кумико Йонеда.

– В тот день был страшный дождь, однако в экспертки плотный график, поэтому одели дождевики и пошли в лес, – вспоминает Галина Стрямец.

Галина Стрямец

Заповедник с 2011 года стал ядром биосферного резервата «Расточье» – международная категория, которая также объявляется решением ЮНЕСКО. Это подтверждает табличка, которая висит в дирекции заповедника. Скоро будет закреплена еще одна – о Всемирном Наследии.

– Когда нам предложили подаваться на номинацию ЮНЕСКО, мы к этому отнеслись неоднозначно. С одной стороны – это новые перспективы, а с другой – большая ответственность. Мы расположены недалеко от Львова, рядом трасса, национальный парк, люди приезжают отдыхать, хотят собирать грибы и ягоды, что, мягко говоря, не совпадает с режимом охраны старовозрастных лесов, – говорит Галина Стрямец. Леса между Страдчем и Новояворовским – одно из любимых мест львовских грибников. – Если старовікові леса в заповеднике не охраняются должным образом и это обнаружат международные эксперты, то из списка Всемирного Наследия вычеркнут не только наш лес, а целую страну.

– С детьми работать легче, чем объяснять о важности охраны природы людям, которые воспринимают природу только как ресурс. У нас были семинары с руководителями детских садов, воспитателями. В заповеднике есть экологические кружки, к нам приезжают на экскурсии дети из других районов области, – говорит Татьяна Гулич-Шах, работница эколого-образовательного отдела заповедника. – Мы проводим акции, которые реально учат детей заботиться об окружающей среде – выращиваем тюльпаны, крокусы, делаем места гнездовий для птиц, альтернативные елки из веточек.

Татьяна Гулич-Шах

– Рядом с заповедником тысячи лет живут люди, а человек – это также элемент биосферы, – улыбается Галина Стрямец. – Людям нужно показывать природу, которую мы охраняем – эти сохранившиеся островки. В заповеднике нет туристических или рекреационных троп, нет оборудованных для длительного отдыха мест, однако есть научно-познавательные тропы. Маршруты немаркированные, остается дикой природы, но ее все же можно увидеть.

Работники говорят, что за время существования заповедника люди уже привыкли, что не могут ходить его лесами. Сначала приходилось долго объяснять людям, что чернику собирать нельзя. Однако в девяностые годы, когда все были в трудной ситуации, никто никого из леса не выгонял. Сейчас лишь единицы пытаются срывать подснежники или ивовые ветви на Пасху.

– Когда в прошлом году в Кракове проходила сессия Комитета Всемирного наследия, на которой рассматривали заявки о включении новых объектов в Список ЮНЕСКО, наша ложа была пустой. Нет интереса ни со стороны государственных органов, ни со стороны общественности, – говорит Богдан Проць, координатор природоохранной работы Всемирного фонда природы в Украине. – У нас не принято воспринимать природоохранные объекты как территории устойчивого развития. Именно сохраненные участки природы будут причиной того, что в район будут приезжать туристы и обеспечат доход, в первую очередь, местному населению.

– Мы надеемся, что сертификаты ЮНЕСКО привлекут внимание к «Расточье». Если бы здесь не было заповедника, не было бы и леса. Люди, которые приходят на работу в заповедник, или уходят сразу, или остаются надолго. Охрана природы держится на энтузиастах, потому что зарплаты у работников не слишком высокие, – говорит директор заповедника Ярослав Бовт. – Несмотря на это, мы должны проводить научные исследования, охранять территорию «Расточье», чтобы наши преемники смогли пройтись по лесу и прикоснуться к серой коры векового бука.

Полная или частичная републикация текста без письменного согласия редакции запрещается и считается нарушением авторских прав.

Запис було зроблено в рубриці Блог - - .